Гарегин Второй: “Удары по Церкви преследуют одну цель — ослабить духовное единство нации”

Архив 201128/07/2011

Между пастырем и паствой нужен более доверительный диалог
Развернувшаяся в социальных сетях кампания против Католикоса Всех Армян Гарегина Второго беспрецедентна по своей сути. Никогда еще критики духовенства не доходили до того, чтобы требовать отставки предводителя Армянской Церкви. Атакуя главу ААЦ, участники кампании вольно или невольно ставят под удар саму Церковь, не считаясь с ее ролью и значением для всего армянства и армянской государственности.
Чем чреват подобный нигилизм, объяснять излишне. Церковь — национальный “институт”, который во все века был свят для нашего народа. Проецировать неподобающие сану поступки отдельных священнослужителей на всю Церковь — занятие не просто недостойное, но и опасное. Не случайно Католикос Гарегин Второй заявил на днях в интервью Общественному телевидению Армении, что усматривает в этой кампании заказ. Духовный лидер нации считает несправедливыми и необоснованными обвинения в адрес Церкви. “Удары по Церкви во все века, а также и сегодня, преследуют одну цель — ослабить духовное единство нации. …Однако духовные ценности крепко сидят в сознании армянского народа, и мы настроены оптимистично”, — заявил Гарегин Второй. При этом отметил, что не обвиняет верующих, поскольку “отдельные лица в политических целях или выполняя заказы определенных кругов, пытаются ввести их в заблуждение”. Более того, признал вину Церкви в сложившейся ситуации, поскольку реализованные работы, программы, так же как и имеющиеся проблемы, полноценно не представляются обществу. По словам Католикоса, Церковь не ведет широкую пропаганду. Но “мы пытаемся выполнить свою миссию — воспитывать и обучать наших прихожан в соответствии с заповедями божьими”.
Напомним, ажиотаж вокруг имени Католикоса поднялся после того, как в СМИ просочилась информация о том, что Гарегин Второй, говоря о возможности восстановления монастырского комплекса Санаин, заявил, что ему “нет дела до монастырей и церквей, находящихся в горах”. Пресс-секретарь Первопрестольного Святого Эчмиадзина иерей Ваграм Меликян опроверг это сообщение. Однако председатель организации по исследованию армянских памятников Самвел Карапетян сообщил, что участвовал во встрече с Католикосом в 2006 году и лично слышал, как духовный лидер произнес эту фразу. В данном эпизоде смущает как минимум “хронологический” момент. Почему Карапетян решил отреагировать на речи Католикоса именно сейчас, спустя пять лет? Что мешало ему поделиться своим мнением раньше? И какой смысл трубить о Санаине, если правительством уже утверждена программа реставрации этого древнего монастырского комплекса?
Ощущение, словно некоторые круги общественности задались целью “подвергнуть экспертизе” каждое слово, каждый жест предводителя своей Церкви. Демонстрируя полное недоверие к личности духовного пастыря, участники кампании как бы забывают, что он является пастырем всех армян, что он не политическая фигура, которой можно запросто взять и объявить импичмент. А самое главное — игнорируется тот факт, что Церковь — это наша чуть ли не единственная константа. Времена меняются, пролетают века, а Армянская Церковь остается. Остается в качестве столпа, благодаря которому и вопреки всему сохранилось армянство, армянская идентичность. Даже неловко напоминать о том, что, казалось бы, всем хорошо известно.
…Трудно критиковать Католикоса и при этом не задеть саму Церковь. Трудно “не мазать” всех священников одним миром, говоря о зарвавшихся служителях Церкви. Глава Эчмиадзинского престола все это прекрасно понимает, поэтому он и признал вину Церкви. Если перевести его слова на популярный язык, Церковь виновна в том, что ее деятельность не прозрачна для общества, что те же санкции, применяемые в отношении “проштрафившихся” священников, не доводятся должным образом до сведения паствы. Отсюда возникает впечатление, что в Церкви царит некое благодушие к неприемлемым явлениям и личностям. Отсюда рождаются как справедливые нарекания, так и домыслы. Да и выводы о личности Католикоса приходится делать “наощупь”, скажем, по смонтированным, мягко говоря, несимпатичным фрагментам его беседы с грузинским коллегой. Между тем известно, что Гарегин Второй прекрасно образован, он учился теологии в Европе… Также известно, что армянский патриарх — довольно деятельный человек. Его обвиняют, что он назвал реставрирующиеся храмы “объектами”, хотя в строительстве этот термин вполне уместен. Проблема еще и в том, что в нашем восприятии слово “объект” ассоциируется с ресторанами и забегаловками. Но это действительно проблема восприятия. А вот в храм забежать нельзя, если только речь не идет о спасении жизни, об отчаянном поиске прибежища. В разные периоды истории Церковь, известно, выполняла и эту функцию. Ныне, слава Богу, в Церковь идут для спасения исключительно души, для просвещения и озарения Словом Божьим. Хотелось бы, конечно, чтобы это Слово доводилось до паствы через отцовские наставления самих священнослужителей. Хотелось бы, чтобы Католикос Всех Армян чаще являл себя народу во время церковных служб, да и просто изъявлял желание беседовать с прихожанами. Увы, мы почти не видим нашего пастыря, разве что на телеэкранах, во время официальных мероприятий…
Кстати, на взгляд паствы, вопиющ и факт подорожания свечек в храмах. Человеку верующему трудно объяснить, что рынок диктует цены и в Церкви. Ему тем более трудно понять, почему духовные отцы тяготеют к роскоши, когда их паства бедствует. Почему Церковь приняла в дар семь автомобилей Toyota на сумму в $309 тысяч, но не пожелала открыть за все эти годы ни единой бесплатной столовой, ни единой ночлежки для сирых и обездоленных, хотя одна из главнейших христианских заповедей гласит: “Возлюби ближнего своего, как самого себя”. И неважно, кто этот “ближний” — богат ли, беден, болен или здоров. Пастве недостает проявлений именно такой Христовой любви — безусловной и безоговорочной.
Церковь и ее глава, несомненно, имеют огромный потенциал для восстановления более доверительного диалога с народом. А ведь нынешняя кампания против ААЦ стала возможной лишь по причине отсутствия такого диалога… И мы ничуть не сомневаемся, что Католикос Гарегин Второй использует все возможности и всю свою верховную власть для того, чтобы Церковь продолжала поистине с достоинством выполнять свою миссию.
Отдел политики