Гарегин НЖДЕ: “Мы должны искать и найти действительные причины наших неудач”

Архив 200910/10/2009

Гарегин НЖДЕ80 лет назад в Бейруте вышли “Открытые письма армянской интеллигенции”, недавно переизданные на русском языке. Их автор — знаковая личность армянской истории нового времени, патриот, военачальник и мыслитель . “Открытые письма…” — это мысли, максимы Нжде.

В целом они сохранили свою актуальность и особенно злободневны в нынешней ситуации, когда подписываются известные армяно-турецкие протоколы. Армянский народ вновь в ожидании, вновь перед лицом глобальной общеармянской проблемы. Разумеется, многие мысли Нжде выпадают из контекста времени — мир изменился, изменилась сама концепция межгосударственных отношений. Однако общий дух и пафос их все еще не утратили своего значения. Именно поэтому они представляют сегодня непреходящий интерес. Тем более для интеллигенции, на плечах которой, как всегда, главное бремя ответственности и которая оказалась в состоянии раздумий и сомнений…

…Потрясения в жизни народов — рычаги спасения. Только безнравственный и пропащий народ не способен ради выживания на глубокие душевные потрясения, он не сможет обновиться. Потери не страшны, страшны напрасные потери, если они ничему не учат, не прибавляют опыта, трезвости. Неспособность к переоценкам — вот катастрофа. Без переоценок теряет смысл поиск, а без поиска умирает не только мысль народов, но и сами народы.
Мы должны подвергнуть переоценке не только материальную природу событий, но в особенности составные элементы нашей духовной жизни. Мы должны искать и найти действительные причины наших несчастий, разглядеть свои настоящие раны, подвергнуть исследованию душу народа — только после этого можно вести речь о лечении. В самом деле, почему проиграл и оказался брошенным своими друзьями армянский народ? Что тому виной: географическое положение страны, христианская Европа, мусульманская Азия, сама судьба?
— Все, кроме нас, — так рассуждает наше неисправимое обывательское сознание.
Это образ мышления… Жалуются, недовольны, проклинают судьбу и бесконечно повторяют, что мы находимся на великих перекрестках Земли, что плохи они, эти перекрестки. Здесь присутствует некая жалкая истина, но скольких преимуществ она не учитывает. Ведь наше нагорье неприступно, каждая из наших гор — неуязвимая преграда для врага. Не видеть этого и оплакивать судьбу есть не что иное, как самооправдание слабого и труса. Самооправдание слабого — психология немощного. Здесь не только предубеждение, но и дефект самой добродетели.
Не стоит верить больным, когда они жалуются на мир. Мир — это представление, источник представления — душа человека. Народы, недовольные своей родиной, больны душою. Больной, несчастный народ, имевший до сих пор два “достоинства”: свои несчастья приписывать внешним причинам и надеяться на спасение извне. В этом причина наших странных чувств: доверия и воодушевления, когда чужие выполняют свои обещания, разочарования и отчаяния, когда они эти обещания нарушают.
Катастрофическое самоотрицание настолько обесценило нас духовно, что мы не даем себе труда в наших несчастьях увидеть и часть нашей же вины. Мы считаем самих себя настолько недостойными, что не предполагаем в себе причину чего-либо в политической жизни — даже несчастья. Все происходящее с нами происходит помимо нас, независимо от нас. Слепое политическое приспособленчество до такой степени затуманило наш рассудок, что мы не видим грубую, кричащую истину — в наших несчастьях виноваты не другие, а прежде всего мы сами.
* * *
— Странно, — рассуждает наше обывательское сознание — наша вера в Европу была слепой, наша снисходительность к врагу — христианской, но тем не менее мы оказались разбитыми и всеми покинутыми.
Ничего странного — оказались разбитыми и покинутыми, потому что абсолютно не знакомы с характером европейцев. К Европе у нас было христианское чувство, и по причине нашего удивительного доверия к символическому — нашей национальной болезни — наши собственные настроения мы приписали европейцам и искренне верили, что все войны они ведут во имя нашего спасения. Этот самообман сделал нас политическими попрошайками, а из-за нашей слабости — еще и плакальщиками.
Попрошайничество и слезы — психология целого периода, наше единственное политическое оружие. Плач доказывает духовную незрелость или трусость. Попрошайничество вообще отвратительно. Попрошайке помогают не столько из сострадания, сколько из брезгливости. Еще ужаснее политическое попрошайничество, потому как в политике нет сострадания, а брезгливости очень мало.
Нет места попрошайничеству в политике.
Эгоизм назойливого попрошайки считает абсолютно естественным, чтобы люди, даже самые недостойные, сжалились над ним. Еще назойливей и требовательней попрошайка, если он к тому же инвалид. И вот эгоизм попрошайки и требовательность инвалида стали психологией.
Сегодня мы проклинаем политических благодетелей, но забываем, что попрошайке и инвалиду выделяют приют, а вовсе не независимую родину. Вчера мы были таковыми в качестве церковной паствы, сегодня мы претендуем считаться политической силой, но не освободились от духа паствы, проникшего в идеологию различных политических течений как следствие бессознательно приверженных принципу ориентации.
Правда, заметен шаг вперед — от христианской предубежденности к идее ориентации, но в любом случае следует признать, что определенная часть нашего народа, видимо, не готова к политической жизни, незрела, бессильна, лишена мужества и не свободна от прежних умонастроений. В блужданиях армянской политической мысли настал очередной этап — этап становления полунезависимости мышления. За короткое время этот период имел катастрофические последствия и, похоже, продолжает туманить, окрашивать кровью нашу судьбу, раскалывая, ослабляя народ изнутри.
Различные течения уже получили в нашей жизни свое выражение как приверженность русской или западной ориентации, поговаривают даже о турецкой ориентации. Безумные, бессмысленные с точки зрения блага нации столкновения этих группировок в значительной степени содействовали падению Армении и ее разделу между Россией и Турцией. Однако не только политические потери оказываются следствием этих умонастроений.
Самое страшное, что нашему народу постоянно внушают убеждение в том, будто он немощен, нуждается в покровительстве других, и тем самым ослабляют его, лишают воли, способности к организации самозащиты своими силами. Претендующие на независимость народы должны прежде всего избавиться от подобных идей. Несамостоятельные народы не могут создать государства. Государственность подразумевает независимое политическое мышление, уверенность в борьбе, инициативу в управлении, а победы есть не что иное, как результат уверенной в себе инициативы.
Рассчитывая на внешние силы, мы жестоко проигрывали. Проигрывали потому, что подобные расчеты отнимают характерную для одиночки решимость, иначе говоря, отнимают всякую возможность победы.
Политика вообще избегает изоляции, а политика ориентации есть не что иное, как страх перед одиночеством. Проникся народ таким страхом — побежден, потерян. В этом еще одна причина наших несчастий, примем и эту истину. Из-за упований на чужих, присущих некоторым нашим политическим силам, недостатка уверенности в себе и страха одиночества наш народ, способный успешно организовать самооборону, превратился в безвольную толпу и проиграл. Наши поражения были психологическими, мы проиграли не по причине численной и технической слабости, а потому что были слабы духом. Под чужим управлением армянин — боец редкого мужества, а под собственным знаменем — зачастую трус и пораженец.
В Карсе наши позиции были предпочтительнее с точки зрения как естественных, так и искусственных укреплений, мы имели преимущество в живой силе, были лучше обеспечены боеприпасами, но при всем при этом потерпели поражение, из-за отсутствия решимости одиночки, неверия в возможность добиться чего-либо самостоятельно. Мы проиграли, поскольку лишь частично осознали наш национальный долг, не до конца поняли реальное положение вещей, попытались встать на ноги, но не сообща и не по велению внутренних сил. Вместо того чтобы полностью использовать духовные силы нации, мы стали искать покровителей. Завтра при таких умонастроениях мы исчезнем окончательно. Спасемся, если освободимся от предрассудков, попробуем встать на ноги не под внешним воздействием, по чужому желанию, а нашим внутренним, естественным, неудержимым порывом. Только так могут освободиться и освобождаются народы.
Сейчас нужно говорить о союзниках, потому что мы хотим стать здоровыми и мужественными душой. Союзники, а не благодетели — это означает, что храбрый армянин ищет товарища для самозащиты, для войны. Это право храброго, того, кто решил победить в одиночку и ищет союзника лишь для облегчения победы. Мужественный народ — только с таким вступают в союз, только такому протягивают руку государства. Поймем и эту истину. Чтобы спастись, нужно стать смелым, победить свой страх. Только свободная от страха душа способна видеть и представлять мир в его реальности. Страх всегда порождает чудовищ, измышляет монстров. Именно из-за этих чудовищ зачастую умирают народы.
Пробелы в политическом сознании, неуверенность в себе, психология страха — вот наш трехглавый враг. Пока не убьем в себе этого внутреннего врага, не сумеем освободиться от врага внешнего.
Сказано: “Человек есть то, что нужно преодолеть”.
Итак, пока армянин не сможет побороть себя — убить животный страх, воодушевиться новым образом мыслей, измениться душою, короче говоря, пока не станет храбрым и не приобретет имя храброго, — он не сможет не только освободиться политически, но и спастись от национального уничтожения.
* * *
Самозащита — вот что диктует время и прогресс.
Самозащита — вот наша новая религия.
Самозащита — вот единственный способ обеспечить существование народов и их божеств.
И вовсе не эгоизм заставляет народ провозгласить самозащиту своей религией. Напротив, к такому выводу подталкивают народы кровавые трагедии, и самые праведные народы имеют право так поступать.
Самозащита не только естественное право каждого народа, но и обязанность по отношению к человечеству.
Народы живут для себя, творят для всего человечества.
Народы должны творить — а потому имеют право на жизнь.
Народ, не способный на самозащиту, лишен элементарных добродетелей, критерием которых является способность к самозащите. Такой народ лишен всяких добродетелей, лишен морального права на существование.
Долгое время мы умоляли о гарантиях жизни, имущества, чести — тогда мы были не только слабы, но и лишены добродетели.
Жизнь народов — не милость тиранов, народы не могут жить милостыней и не должны ею жить. Паразитирует народ, если в деле самозащиты он полагается только на чужую милость. В жизни паразит аморален, таким нет места в истории. Примем без негодования и эту истину.
Самозащита есть внутреннее усилие народа к своему существованию. До сих пор наши усилия проявлялись в молитвах, мольбах, попрошайничестве и — как следствие — тысячи и тысячи мирных жертв. Сейчас наше усилие должно стать выражением нашей внутренней мощи. Сгнило наше старое оружие, истлели старые пергаменты. Пора услышать слово нового завета — Евангелия Мужества.
Мужество должно стать призванием наших будущих поколений, поскольку это высокое качество спасает народы от физического и морального падения, это единственная божественная благодать, посредством которой народы приобретают и сохраняют независимость. Вот почему пророками мужества должны стать все лидеры армянской интеллектуальной и духовной жизни.
Школа, церковь, пресса, политические партии и непартийные организации — все, все должны сплотиться на основе нового образа мыслей, должны повторять новые истины, повторять без конца, без устали, до тех пор пока идея смелой, мужественной самозащиты не станет народным умонастроением, истинной страстью, психологией, до тех пор пока армянство не станет способным на самозащиту.
* * *
Церковь должна пересмотреть свое неправильное понимание христианской любви, прекратить считать слабость добродетелью и убивать волю нашего народа. Неверно поняла она заповедь христианской любви и потому на протяжении веков стала причиной беспримерной трагедии нашего народа.
…Недостоин называться христианином тот, кто неправильно понял основы христианского учения, запутался в суевериях и оскудел до стадии исчезновения. Достоин тот, в ком есть хоть доля христианства, хоть искра души могущественнейшего богочеловека.
Ошибалась, жестоко ошибалась наша церковь, проповедуя мораль нищих и обездоленных. Впредь она должна говорить о мужественном народе, способном на любовь и самопожертвование, если хочет, чтобы хоть следы христианства остались в Малой Азии и Армении. Сильный и мужественный народ способен презреть смерть во имя своего существования. Так должен жить не только армянский народ, но и армянская церковь.
Самозащита армянского народа — вот новый символ веры армянской церкви.
И если не воспримет она эту истину, не станет исповедовать, распространять денно и нощно эту спасительную идею, если всеми доступными ей средствами не будет содействовать делу нашей самозащиты — тогда она обречена на гибель.
* * *
…Наши партии должны обязательно обновиться духовно. Внутренние распри, противоборство играют на руку внешнему врагу и направлены против нашего народа и нашей страны.
Трудно поверить, что ярость отвратительной межпартийной борьбы исходит из любви к родному народу, о путях спасения которого противоборствующие стороны имеют разное мнение. Единственным “оружием” в нашей межпартийной борьбе должно быть моральное порицание, и не более — не ложь, не клевета, не извращение действительности.
По-детски наивны те партии, которые отрицают моральные принципы в политической борьбе и надеются сохранить нравственную чистоту в своих рядах. Моральная нищета означает нищету нравственных сил. От имени одной части народа охаивать другую, противоположную во взглядах, и по-мальчишески отрицать ее право на существование еще не означает воспитания своих рядов.
Бессмысленна и отвратительна критика, если она не служит созиданию. Кто денно и нощно занят критикой недостатков политических противников, тот по меньшей мере идет на компромисс со своими изъянами. Подлость остается подлостью даже в том случае, когда оправдывается самыми святыми интересами — она прежде всего деморализует и ослабляет творящего ее. Смешно и несправедливо бесконечно говорить только хорошее о своей партии и только плохое о других.
Злоупотребляя темными чувствами масс, сеять слепую ненависть к противникам не означает вести идейную борьбу. Страдая слепой ненавистью, некоторые наши партии забыли о святом деле самозащиты армянского народа, во имя чего, казалось бы, их и создавали. Они продолжают раздраженную и взаимоотрицающую борьбу, ослабляя себя и наш народ, разрушая его коллективную душу, играя на руку нашему внешнему врагу. И все это наивно называется народолюбием, хотя, в сущности, происходит народоубийство. Именно народоубийство.
* * *
Жизнь — бесконечное и неустанное обновление, не понимать этого — умственная близорукость. Народы, не способные к обновлению, умирают ежечасно и ежесекундно. Да, агонизируют народы, ленивые духом, которые руководствуются случайностью, запутавшись в политических блужданиях и психологических ошибках. Наши партии или не понимают этого, или не имеют времени понять. Им не хватает спасительных истин. Незаметно напряжения мысли, которым можно понять такие истины. Нет творчества, накопления моральных сил. Зато есть противоположное: хаос и анархия понятий, духовный застой, моральный паразитизм — пагубная психологическая атмосфера, не способствующая росту и расцвету нравственных сил.
В такой атмосфере воспитываются только трусливые, малодушные и пораженческие поколения — лишенный мужества народ, чья энергия большей частью растрачивается на страх и беспокойство.
Есть переоценка роли внешних сил и безумное противоборство между приверженцами различных ориентаций — плод психологии слабости.
* * *
Необходимо перевоспитание — последняя карта народов, чье будущее в опасности. Воспитание, которое вооружило бы армянство сильным национальным чувством и немеркнущим сознанием, придало бы ему мужество, став источником высокой любви к народу и преданности идее, заставило бы всегда предпочитать общие выгоды личным, сделало бы общее счастье счастьем каждого человека, внушило бы всем, абсолютно всем чувствовать больше обязанностей, чем прав, заставило бы армянина умирать, чтобы жить и дарить жизнь, а не жить, чтобы умирать, осуществило бы для нашего народа возможную социальную справедливость. Вот единственный залог искоренения трусов, обездоленных и недостойных, а значит — единственный залог непобедимости нашей родины. Такой созидательной и спасительной воспитательной работе должны решительно и безоговорочно посвятить себя все организации, движущие нашу жизнь и нашу историю — работе под контролем высшего национального органа, избранного всеми политическими течениями.
Впредь наша история должна быть не повторением ужасных ошибок, но их исправлением. Впредь — ничего из того, что облегчает дело нашего врага. Это должно стать нашим сегодняшним призывом к бдительности и спасению. И если будет так, если поведет себя так наша интеллигенция — завтра всем народом мы станем такими, какими желаем стать.
Невиданных в истории высот могут достичь отдельная личность или целые народы через развитие своих духовных сил. Завтрашний день за теми народами, которые осознают и используют эту истину. Завтра победит тот, кто еще сегодня одержит победу в своей душе. Поймем эту истину, сроднимся с ней и будем работать во имя нашего будущего — если не хотим исчезнуть как нация.
Подготовила
Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН
(С сокращениями)