Гангстер-армянин? Ничего страшного, переживем

Архив 200925/07/2009

Прошедший “Золотой абрикос” вызвал, как и предыдущие “абрикосы”, волну разговоров и разноречивых мнений. Как и водится у нас — от радужных восторгов до полного отрицания. Некоторым и вовсе кажется, что в Армении проводить кинофестиваль не нужно, другие недовольны перечнем фильмов, третьи усматривают в фестивале множество подтекстов и секретов, только им известных и т.д. Мы со своей стороны считаем, что “Золотой абрикос”, полный достоинств и отдельных просчетов, без сомнения, обогащает культурную панораму страны. Особые споры вызвал внеконкурсный стартовый показ французской картины “Ближний круг” с армянином-гангстером в качестве главного героя. Уже сломано множество копий и сломают еще немало. И изустно, и в печати. Предлагаем мнение читателя, немного запальчивое, может, спорное. А может, и нет… Гангстер-армянин во французском фильме. Ничего страшного. Гораздо страшнее наши отечественные сериалы. Вот уж позорище, к тому же вредное.
После ереванской премьеры фильма Лорана Тюеля и известного кинодистрибьютора Алена Терзяна “Ближний круг”, который имел честь открывать нынешний “Золотой Абрикос”, публика зааплодировала, а один возмущенный зритель прокричал: “Зачем аплодируете?! Этот фильм — провокация! Он позорит армянский народ!” Зрителям не оставалось ничего, кроме как посмеяться над этой нелепой выходкой.
Он мог бы прокричать, что фильм вначале скучноват, что сюжет развивается медленно и т.д. Но провокация и позор? Смешно!
Позор потому, что главный герой фильма — гангстер-армянин, блестяще сыгранный Жаном Рено. Ну и что? Почему же это, например, итальянцам можно быть бандитами, а армянам нет? Во многих американских фильмах про итальянцев эти славные жизнерадостные люди представлены как члены одной из самых ужасных преступных организаций — мафии. Но разве итальянцы протестуют против этого? Нет, поскольку знают, что творили в Америке 20-30-х годов такие гангстеры-итальянцы, как Аль Капоне, или Чарльз “Лаки” Лучиано, причем первый в Чикаго, а второй в Нью-Йорке. Где-то итальянцы даже гордятся своим вкладом в историю организованной преступности США.
Почему же мы не можем смириться с тем, что среди нас тоже есть люди, живущие не в ладу с законом, а во Франции и в других странах орудуют армяне-преступники? Что, мы совсем безгрешный народ? В данном случае, когда речь идет о “Ближнем круге”, и вовсе глупо всуе вспоминать, что мы — первый народ, принявший христианство, что у нас, армян, древняя история и т.д. Какое отношение это все имеет к фильму и к настоящему времени?
“Ближний круг” показывает жизнь как есть. Это история армянской семьи Малакянов, которые после геноцида 1915 года попали во Францию, а уже в наше время их потомки стали гангстерами. Фильм в основном рассказывает о сложных взаимоотношения отца и сына и о том, до каких крайностей и абсурда они доходят.
Вышеупомянутый возмутитель спокойствия и одновременно демагог-моралист в упор не видит, какую пользу может принести этот фильм. Какую? Я думаю, благодаря фильму людей вполне может заинтересовать судьба нашего народа. Возможно, те, которые вообще об армянах не слыхали, начнут листать энциклопедию в поисках слова “Армения”. Европейскому зрителю выпадет шанс услышать молитву “Отче наш” на древнеармянском грабаре. Как заметил в своем трогательном патриотическом слове Ален Терзян, продюсер фильма, это первая и пока единственная французская картина, в которой она, молитва, произносится.
Вообще, уверен, ничего нет страшного в том, что герой фильма — влиятельный гангстер. Известно, люди склонны любить именно таких киногероев, и примеров таких тьма. Наверняка также, что и некоторым нашим соотечественникам льстит, что армянин на экране не святоша, не слюнтяй, а настоящий крутой парень.
Так что фильм никакая не провокация и уж тем более не позор. Те, кто продолжает так думать только из-за того, что армяне здесь представлены как мафиози, должны переосмыслить свое видение патриотизма и смириться с реальностью, где “даже” армянин может быть бандитом.
А что касается собственно фильма, то “Ближний круг” развивается медленно и вначале даже скучно. Ненавязчиво проходят документальные кадры, запечатлевшие события 1915 года. Становится ясно, как и почему предки героя-Малакяна попали в страну французов. Это единственная сцена в фильме, в которой произносится слово “армяне”. Короткий эпизод многое объяснит интернациональному зрителю. Далее мы лишь часто слышим фамилию Малакян (кстати, она дана героям фильма в честь известного кинорежиссера Анри Верноя, то есть Ашота Малакяна).
Когда страсти накаляются, в фильм приходит динамика. Работа режиссера Лорана Тюеля, несмотря на небыстрый темп картины, превосходна. Кадры глубоки и эмоциональны. Если “Ближний круг” появится на экранах, его, конечно, надо посмотреть. Лоран Тюель и особенно Ален Терзян проделали огромную работу. Это хороший фильм.
Артур ВАРДИКЯН