“Гамбургский счет” нашей жизни

Архив 200905/09/2009

Есть такой старый анекдот. Два армянина приезжают в Париж и посещают кладбище Пер-Лашез, чтобы увидеть могилу Андраника. Осмотрев все могилы, один из них с удивлением говорит второму: “Оказывается, французы живут хуже нас.

Судя по датам на табличках, большинство из них живет в среднем 10-15 лет”. А друг ему отвечает, что здесь принято считать только здоровые, счастливые, полноценные годы, а остальные в расчет не принимать. И тогда первый, подумав, сказал: “Знаешь, когда я умру, напишите на моей могиле “Оник родился мертвым”.
Конечно, это всего лишь анекдот. Однако есть в нем глубокий смысл. Сегодня подсчет полноценных здоровых лет жизни человека является одним из важнейших факторов демографической статистики в странах Европы и США. Мы же его пока в расчет не принимаем. Об этом мы беседуем с членом Общественного совета при президенте РА, руководителем научного центра экспертизы лекарств и медицинских технологий Министерства здравоохранения академиком Эмилем ГАБРИЭЛЯНОМ.

— На бытовом уровне, сетуя на всевозможные тяготы и проблемы, мы в сердцах восклицаем — кому нужна такая жизнь? А потом довольно быстро все забываем и понимаем, что бесценнее и прекраснее жизни нет ничего. Но не правда ли, как прав был знаменитый никулинский киногерой, в ответ на реплику о том, что “Жить хорошо”, резонно заявивший “А хорошо жить еще лучше”…
— Мы все мечтаем о счастье для себя, для своих близких и прежде всего для детей. А главным условием счастья всегда было, есть и будет здоровье, которое, как известно, не купишь ни за какие деньги. А сколько в мире людей, прикованных к постели или к инвалидной коляске, лишенных простых человеческих радостей, ставших обузой даже для своих родных. Сколько страдающих мучительными хроническими недугами, “привязывающими” их к лекарствам, к каждодневным болезненным процедурам. Между тем подобное состояние может длиться десятилетиями, и инвалиды и хроники доживают до глубокой старости, фактом своего физического существования “улучшая” демографическую статистику страны. Поэтому Всемирная организация здравоохранения уже не считает показатели смертности, естественного прироста населения, продолжительности жизни наиболее точным отражением социального, здравоохранительного, экологического благополучия в данной стране.
В Армении, к примеру, естественный прирост в последние годы обнаруживает тенденцию роста. Так, если в 2001 году в расчете на 1000 человек он составил 2,2, то в 2008 году — 4,26. Это обусловлено такими факторами, как стабилизация эмиграционных процессов, реэмиграция, повышение рождаемости и т.д. Но в какой мере этот показатель свидетельствует о здоровье общества, о том, что наши граждане проживают свою пусть даже долгую жизнь полноценно и качественно? Европейское бюро ВОЗ, курирующее 52 страны, в том числе и нашу, берет за основу другой показатель — сколько лет живет человек здоровой жизнью и сколько зря?
— И как мы, армяне, выглядим в свете подобной статистики?
— По нашим официальным биологическим данным, средняя продолжительность жизни в Армении — 73,5 года, по европейской методике — 60 лет. Так что, как видите, за счет качества теряем более 13 лет. Проведенные в 2002 году исследования показали, что, если взять за основу 100 процентов полноценной жизни, то на долю граждан Армении приходится чуть больше 88%. Для сравнения — в Швеции этот показатель составляет 92,2%, а вот в Казахстане — 85%. Так что мы где-то посередине.
— Тоже неплохо, хотя на взгляд изнутри картина выглядит похуже. А, собственно, с какой целью ВОЗ ввела эту новую методику? Ну узнали мы, что живем полноценной жизнью лишь на 88%, и что с того?
— Когда в стране растет количество людей, качество жизни которых оставляет желать много лучшего, когда растет число хроников, инвалидов — значит, в стране есть серьезные проблемы, которые нужно решать. Такая статистика позволяет направлять вектор дальнейшей работы и вектор помощи в нужную сторону.
Как мы уже отметили, в Армении средняя продолжительность жизни довольно высокая — 70-76 лет. Однако заглянем “за кулисы” этого показателя. В 2003 году по всем причинам в возрастной группе от 0 до 64 лет на каждые 100 тысяч населения скончались 328 человек. А в группе старше 65 лет — 7194. Это зримое свидетельство того, что у нас в стране очень серьезные проблемы со стариками, что жизнь большинства из них, особенно одиноких, качественной, полноценной и уж тем более счастливой никак не назовешь. Некоторые доживают до 80 и более лет. Благодаря этому мы с гордостью заключаем, что у нас очень приличный показатель продолжительности жизни. Но как живут эти старики, какими болезнями страдают, какие проблемы испытывают? Жизнь многих мучительна и тягостна и лишь с большой натяжкой может называться жизнью. А это острейшая проблема — социальная, здравоохранительная, общественная, наконец. У нас даже не развивается такая наука, как геронтология, — старость как-то выпала из сферы нашего внимания. Между тем за рубежом для стариков создаются прекрасные условия — одинокие и даже имеющие близких живут в прекрасных благоустроенных интернатах, занимаются любимым делом, много путешествуют. У нас же в лучшем случае поместят в дом престарелых, и одинокий человек, всеми забытый, уже не живет, а просто физически доживает свой век, умножая число долгожителей. Занимаемся мы проблемой старости серьезно, глубоко, — увы, нет.
— Поскольку главное условие полноценной качественной жизни — это здоровье, очень многое зависит от состояния здравоохранения в стране.
— Бесспорно, много, но далеко не все. По данным ВОЗ, доля участия медицины в обеспечении полноценной жизни составляет 8%. Это очень сложная, комплексная задача, требующая усилий многих структур — государственных, частных, общественных.
Мир сегодня озабочен тем, что людей в огромном количестве уносят из жизни или приковывают к постели неинфекционные болезни, прежде всего сердечно-сосудистые. Они существовали всегда. К примеру, в СССР в начале девяностых от этих болезней в расчете на 100 тысяч человек умирали 305,9 человека, в 2008 году в странах СНГ этот показатель составил 423 человека. В европейских странах за эти годы отмечен обратный процесс — этот показатель заметно снизился. Сегодня от сердечно-сосудистых недугов в СНГ мужчины умирают в 7 раз, а женщины — в четыре с половиной раза чаще, чем в Европе. Почему, используя те же методики, имея ту же профессиональную готовность, применяя те же лекарства, мы достигли столь диаметрально противоположных показателей? Потому что в Европе борьба с болезнью начинается с “истока”, а у нас с “устья”. Там преимущественно внимание уделяют факторам риска, способным вызвать болезнь, мы же бросаемся к врачу, когда гром уже грянул и прибегаем к шунтированиям, стентированиям, операциям на сердце и т.д. Конечно, то, что мы сегодня можем делать все это, что прогресс достиг такой степени развития, — это прекрасно. Но азбука здравоохранения начинается не с с омеги, а с альфы, а мы предпочитаем этого не знать. Вдумайтесь в само слово “здравоохранение” — первично в нем не лечение, а охрана здоровья. Чаще всего оно в наших собственных руках.
Демокрит сказал великие слова: “Есть болезни телесные и есть болезни образа жизни”. Рискну сказать, что причина большинства наших недугов — вторая. За счет чего в странах Западной Европы смертность от сердечно-сосудистых болезней снизилась наполовину, а у нас возросла в 2,3 раза? Они разработали комплексную программу выявления факторов риска и активной борьбы с ними, и вот результат.
— Каковы же эти факторы риска?
— По шкале Европейского бюро ВОЗ их семь. На первом месте — высокое артериальное давление, а дальше курение, алкоголь, холестерин, избыточный вес, недостаточное использование овощей и фруктов и гиподинамия. Наша армянская шкала тоже два первых места отдает давлению и курению, на третьем — избыточный вес, далее холестерин, малоподвижность. Любопытная деталь: на восьмом месте среди факторов риска — низкий уровень потребления фруктов и овощей.
— Это в нашей-то стране, давшей название самому целебному фрукту, абрикосу, с ее обилием и многообразием плодоовощной продукции, люди болеют от их нехватки. Не парадокс ли? Кстати, недавно в российской газете “ЗОЖ” (“Здоровый образ жизни”) была статья одного именитого профессора, в которой рассказывалось о древнем поселении армян то ли в Австралии, то ли в Америке. Они живут в среднем до 150-160. Все абсолютно здоровы, не ведают ни о каких возрастных изменениях, а женщины рожают детей и в 90 лет. Рацион их состоит из здоровой растительной пищи, в котором обязательным каждодневным компонентом являются ягоды шиповника. Автор статьи утверждает, что наш организм запрограммирован природой на 150-170 лет нормальной здоровой жизни, и мы сами сокращаем ее собственным образом жизни.
— Я говорю о том же. Люди спрашивают — откуда берутся инфаркты? Возьмем один совсем маленький бытовой пример. В Армении многие любят посоленнее и солят еду почем зря. А соль задерживает воду в клетках, сосуды теряют эластичность, повышается артериальное давление — первый сигнал, второй, а там до инсульта или инфаркта рукой подать. Часами сидим у компьютеров, а потом жалуемся на одышку, сердцебиение. Я бы в законодательном порядке предписал всем руководителям учреждений, офисов, компаний иметь специальное помещение, где можно поразмяться, заняться спортом, подвигаться. Результат окупит любые деньги. По данным ВОЗ, ликвидация физической малоактивности сокращает смертность от сердечно-сосудистых заболеваний от 15 до 40%. Едим на ночь до отвала, отдавая предпочтение жирным блюдам, накапливаем холестерин, набираем лишний вес, и сердцу, особенно с годами, уже трудно справиться с такой нагрузкой.
Врач-диетолог может помочь больному справиться с лишним весом, назначив ему специальный режим питания. Но возникает другая проблема: как определить калорийность того или иного продукта — сколько в нем содержится белков, жиров, углеводов. За рубежом все они в обязательном порядке снабжены специальными паспортами, в которых крупными буквами четко написано, из чего они состоят. У нас ничего подобного нет, поэтому соблюдать предписанную диету практически невозможно. Так что не надо удивляться, что около 33% смертей приходится на долю ишемических болезней сердца, более 16% — на инсульты. Почти 4% на счету рака легких, трахей. Это в основном результат курения, которое, как мы отметили, стоит на втором месте среди факторов риска. Закон о курении принят, но выполняется из рук вон плохо.
Достаточно сказать, что Армения по числу курильщиков занимает четвертое место в еврорегионе, уступая место Украине, России и Албании. Сегодня в нашей стране курят более 57% мужчин. Чего же мы хотим при такой зловещей статистике? Возьмем другой фактор — повышение артериального давления. Многие сбрасывают его на погоду, волнение и т.д. Попьют таблетку — и забыли. Между тем это симптом опасной болезни — высокое давление на 58% участвует в формировании тяжелых ишемических болезней сердца и на 72% — инсульта. Гипертония — болезнь, которую надо лечить, а еще лучше — предотвратить. Между тем число гипертоников в стране быстро растет. Если в 90-е годы на каждые 100 тысяч приходилось 486 страдающих высоким артериальным давлением, то в минувшем — без малого 800.
А многие даже не ведают о скачках своего давления, поскольку не имеют тонометра. А он должен быть в каждом доме, как лекарственная аптечка. В Армении 6% смертности приходится на долю диабетиков, в то время как ранее его выявление могло бы не только спасти людей от смерти, но и избавить от мучительной инсулинозависимости.
Между тем очень важная стадия, именуемая преддиабет, когда сахар в крови повышается, но патологии еще нет, чаще всего остается незамеченной. Если же при раннем ее выявлении человек начнет вести правильный образ жизни, соблюдать диету, он может до конца прожить полноценную качественную жизнь.
Все эти факторы в отличие от нас тщательно изучили и проанализировали в Европе, разработав на основе этого специальную программу борьбы с ними. И достигли блестящих результатов — заболеваемость и смертность от сердечно-сосудистых заболеваний неуклонно ползет вниз. А у нас, увы, идет обратный процесс.
— Почему же мы, столь склонные к заимствованию европейского опыта, на сей раз не стремимся перенять его?
— Нет, к счастью, подвижки уже есть. В рамках договора между правительством РА и Всемирным банком разработана программа изучения параметров, влияющих на здоровье человека. Создана специальная рабочая группа, возглавляемая министром здравоохранения Арутюном Кушкяном, и уже был сделан и опубликован первый доклад. Это, по сути, первый шаг к тому, чтобы и мы по примеру Европы попробовали разработать эффективную методологию продления здоровой жизни. Тем более что такой опыт уже есть, надо извлечь из него все полезное для нас.
В Европе руководствуются таким принципом: чтобы достичь высокого уровня здравоохранения, нужно обеспечить больше лет здоровой жизни. Будучи пять лет членом Европейского консультационного комитета по изучению здоровья при директоре Евробюро ВОЗ, я многократно убеждался, как продуктивно работает этот принцип в странах Европы и как много делается для того, чтобы человеческая жизнь была полноценной и здоровой как можно дольше.
— В немецком городе Гамбурге был такой обычай. Во время единоборства между двумя противниками для подведения самого точного и объективного счета их запирали в пустой комнате, где ничего не влияло на исход встречи. Этот самый “чистый”, как принято говорить, счет с тех пор называют гамбургским. Сколько же лет по гамбургскому счету проживаем мы? Это во многом зависит от того, что делает для этого государство, в котором мы живем. Наше — пока не много…
Беседу вела Валерия ЗАХАРЯН