Фрижетта ГУКАСЯН: “Продюсеры говорят мне, что задача кино — приносить деньги”

Архив 201026/05/2010

Недавно вместе с 90-летием “Ленфильма” свой юбилей отметила и легендарный редактор студии Фрижетта Гукасян — она работает здесь уже полвека. Добавим, вместе с мужем, известным оператором-постановщиком Генрихом Маранджяном.

В титрах фамилия редактора не занимает первые позиции, но имя Фрижетты Гургеновны вошло в историю “Ленфильма”. В ее творческом списке десятки картин из золотого фонда советского кино: “Король Лир” Григория Козинцева, “Чужие письма” Ильи Авербаха, все ленты Динары Асановой, “Собачье сердце”, “Идиот” и “Мастер и Маргарита” Владимира Бортко… Она не раз приезжала в Ереван, где представляла новые фильмы студии, выступала с докладами. О прошлом и настоящем с Фрижеттой Гукасян побеседовала обозреватель “Известий”. 

— Что сейчас происходит на “Ленфильме”? 
— Недавно к нам пришел новый директор — Вячеслав Тельнов. Его можно назвать ленфильмовцем, он наш воспитанник и пользуется поддержкой коллектива, что очень важно. Но сам процесс восстановления студии требует больших вложений. За последние полтора-два десятилетия все было разбазарено, техническое оснащение цехов устарело, много растащено, а кое-что и продано.  
— С вашим участием на “Ленфильме” появились Валерий Приемыхов, Динара Асанова, Владимир Бортко… 
— В то время это была нормальная работа для Первого творческого объединения. Еще в 1960 году мы позиционировали себя как объединение молодых. А работа редактора заключается, в частности, в том, чтобы первым увидеть талант и поддержать его. Случай с Динарой Асановой как раз и был таким. Но к концу 80-х не стало великих мастеров. Очень рано ушел Илья Авербах, к которому всегда тянулась молодежь, равнялась на него. Естественно, отсутствие воспроизводства, распавшаяся связь времен на развитии студии сказались трагически.  
— В Рунете нашла запись молодого режиссера: “Сегодня приснилась мне Фрижетта Гургеновна Гукасян. Круто. К чему бы это? Может, недалек мой запуск?” 
— Приятно слышать. Молодые приносят мне свои сценарии. Читаю, помогаю, чем могу. К сожалению, должна сказать, что общий художественный уровень сценариев невысокий. И проблематика, увы, довольно мелкая. Много тому причин, и одна, как мне кажется, в том, что и общий уровень литературы сегодня очень низкий. Сегодняшнему режиссеру, если только он не снимает классику, опереться не на что. Разве можно найти качественную опору, например, в дамской прозе? А с другой стороны, вкусом правят деньги. Например, у нашего режиссера Дмитрия Долинина есть замысел экранизировать замечательный роман Юрия Павловича Германа “Наши знакомые”, написанный в конце 1920-х. Действие происходит в годы нэпа. С этим романом приключилась та же история, что и с “Молодой гвардией” Фадеева. Германа заставили переписать вторую часть. Старая редакция сохранилась в нескольких экземплярах. Сегодня можно восстановить этот роман, который по нынешним временам очень актуален и полемичен. Но с кем бы из продюсеров я ни говорила, мне отвечают, что это несовременно. На мой взгляд, очень даже современно, роман заставляет думать. Но продюсеры мне отвечают, что задача кино — приносить деньги, а не заботиться о мыслительном процессе у зрителя. 
— Когда вы смотрите кино, вам не обидно, что продюсеры и режиссеры к профессии редактора относятся пренебрежительно? 
— Разумеется, обидно. Тем более что ошибки, которые видны на экране, можно было бы исправить еще во время подготовки к съемкам или хотя бы в процессе монтажа. Но продюсеры учатся на собственном опыте, и потому в последние два-три года произошел некий поворот. Снова начинают понимать, что работа редактора заключается в том, чтобы качественный литературный сценарий стал качественным режиссерским сценарием, а потом, когда идет процесс монтажа, — качественным фильмом.