Фрески Минаса: эпопея будет продолжена

Архив 201027/11/2010

На днях в национальной культуре произошло знаменательное событие: фрески Минаса Аветисяна “Встреча” и “У хачкара”, вызволенные из столовой бывшего Электротехнического завода в Гюмри, получили крышу над головой. Мытарства замечательных произведений монументального искусства счастливо завершились.

Фрески Минаса сильно пострадали во время землетрясения, и прошедшие годы все ухудшали и ухудшали их состояние. Уцелевшие на стенах поверженных предприятий, они были фактически предоставлены судьбе. Одна из фресок в начале 90-х была отделена от основы и заново смонтирована болгарскими специалистами в фойе драмтеатра в Гюмри, вопрос остальных надолго застрял. Вплоть до того времени, пока сыновья художника, Арман и Нарек, создали Фонд “Минас Аветисян” и вплотную занялись отцовским наследием, в том числе фресками. Братья обратились в Министерство культуры, которое, разобравшись, вошло в правительство. В итоге правительство выделило средства на демонтаж фрески “Рождение Тороса Рослина”, которая перекочевала в музей художника в его родном селе Джаджур. Директор музея, он же председатель фонда, Арман Аветисян не нарадуется “Рослину”.
На Электротехническом заводе были четыре фрески. Две из них и перенесены в зал заседаний правительства. Руководил работами известный итальянский реставратор Фабрицио Якобини, которому помогали Ара Айрапетян, Аржаник Ованесян, Марина Геворкян, Армен Мнацаканян и, конечно, Нарек Аветисян — художник. Якобини временами уезжал на родину, но каждый раз восторгался результатом проделанной без него работы. Он с особым удовлетворением отметил целостность красочного слоя.
Две спасенные фрески — огромная радость для всех поклонников и почитателей Минаса. Но в Гюмри и вокруг него остались еще несколько фресок, их будущее не менее тревожно. Каковы будут дальнейшие шаги?
“Прежде всего решено заняться большой — около 50 кв.м — фреской, которую Минас выполнил в доме культуры села Ваграмаберд. Здание развалилось, стена с фреской чудом уцелела. Ее худо-бедно “упаковали”, но, к сожалению, в спертой атмосфере фреска портится с каждым днем, — говорит начальник Управления современного искусства МК Сона Арутюнян. — Две оставшиеся на заводе — “Жернова” и “Ткут ковер” — в очень незавидном состоянии. Весной начнем именно с них, причем параллельно. Что касается финансирования, то сочетание бюджетных и частных меценатских средств дало положительный результат. Добавим, что уже нашлись меценаты, готовые оплатить будущие работы. Отмечу, что расходы, связанные с фресками “Встреча” и “У хачкара”, составили 20 млн драмов”.
Эпопея с фресками Минаса на этом не закончится. До поры до времени останется в Гюмри на заводе “Омега” большая фреска, очевидно, ее надо будет снимать со стены, разделив на три части. Достаточно велика и “Армянская пастораль” на заводе “Строммашина”. Их также надо будет снимать со стены и переносить на другую основу. А вот фреска в доме культуры села Азатан останется на своем месте, однако здание, как и живопись, нуждаются в реставрации.
Итак, две фрески очутились в зале заседаний правительства на двух противоположных стенах, на значительной высоте. Решение, мягко говоря, далеко не лучшее. Во-первых, здание правительства, не надо объяснять, — объект режимный. Правда, премьер Тигран Саркисян обещает, что 2-3 дня в неделю в определенные часы ими может полюбоваться каждый желающий. Хотелось бы. Иначе получится как со скульптурой Ерванда Кочара “Давид”, которую, увеличив, превратили в памятник жертвам теракта в НС и установили в прилегающем сквере. Увидеть его и к тому же возложить цветы совершенно невозможно. Только ограниченному контингенту официальных лиц. Во-вторых, к сожалению, архитектура и убранство зала совершенно не соответствуют фрескам. Отметим, что все фрески Минаса располагались чуть выше пола и составляли органичную часть среды. Теперь они висят на 4-5-метровой высоте. Так что нужно уже сейчас хорошо продумать все возможные варианты. Одно ясно: место должно быть доступным, публичным. Конечно, в идеале хорошо бы собрать их в одном месте и создать музей фресок Минаса. Если не в ближайшем будущем, то в обозримом.
В связи с переносом фресок в Гюмри пошли патриотические разговоры на тему “никому не отдадим нашего Минаса”. С горечью следует отметить, что претензии несостоятельны, ведь за все двадцать с лишним лет ни мэрия Гюмри, ни руководство марза пальца о палец не ударили, чтобы хотя бы обезопасить фрески от местных мелкокалиберных вандалов. К тому же конек гюмрийского мэра — установка в городе жутковатых памятников определенного вкуса.
* * *
Особого внимания требует музей в Джаджуре. Он был спроектирован без знания музейного дела, но сейчас говорить об этом поздно. Его надо раскручивать, хотя бы в месяцы, годные для турпосещений. Осенью и весной там холодновато, а зимой и вовсе зуб на зуб не попадает. Арман и Нарек Аветисяны мечтают о превращении Джаджура в туристический центр. Это вполне возможно, поскольку и сельчане готовы включиться в будущий проект. Актуально восстановление отчего дома Минаса, сельской церкви, некоторых старых домов. Джаджур, конечно, можно превратить в культурно-художественную изюминку, нужны только добрая воля и сильное желание государства. И общества.
“В известной мере этому процессу может помочь программа зарубежных выставок произведений Минаса. Масштабную акцию задумал известный итальянский искусствовед, критик и большой ценитель искусства Минаса Франческо Галло: выставки в Риме, Неаполе, Венеции и Флоренции, подготовка к которым начата в 2009 году. В перспективе крупная экспозиция в московском Музее изобразительных искусств им.А.Пушкина. За ее организацию взялись Фонд развития армянской культуры и Фонд “Минас Аветисян”, — говорит Сона Арутюнян.
Планы и перспективы, что и говорить, радужные. Единственное, что крайне необходимо, — внимание родного государства. Некоторую уверенность вселяет то, что минасовские фрески будут напоминать людям, облеченным властью, о судьбе Минаса и его произведений, да и вообще о национальной культуре. Может, что и изменится. Поживем — увидим.