“Француз предпочитает французское лекарство, армянин… тоже”

Архив 201024/07/2010

На днях в Агверане состоялась встреча без галстуков, на которой присутствовали министры здравоохранения и экономики Арутюн Кушкян и Нерсес Ерицян. Встреча прошла в рамках проекта “Здоровая нация — здоровая экономика”, направленного на пропаганду и повышение узнаваемости отечественного фармакопроизводства. Инициатором встречи стали программа USAID\COPS, Союз потребителей и импортеров лекарств и Центр отличия.

Отношение к лекарствам, одному из трех самых востребованных продуктов в Армении, слагается из двух основополагающих факторов: из стойкой приверженности и абсолютного доверия к заморским снадобьям и, мягко говоря, очень скептического отношения к лекарствам, производимым в собственном отечестве.
Председатель Союза производителей и импортеров Самвел Закарян рассказывал об одном болящем гражданине из Абовяна, который с помощью всех родственников и знакомых доставал себе лекарство из Австралии, в то время как в соседней аптеке лежал ничем не уступающий аналог фирмы местного производства и к тому же втрое дешевле.
Подобный снобизм уходит корнями еще во времена советского дефицита, когда по-настоящему хорошие, добротные лекарства можно было заполучить лишь из стран загнивающего капитализма. И те, кому это удавалось, таблетками “высшей зарубежной пробы” гордились чрезвычайно.
Собственно, на этом доверии к заморским пилюлям и взошла как на дрожжах вся постсоветская и, в частности, армянская фармацевтическая олигархия, освоив один из самых доходнейших в стране рынков. С одной стороны, конечно же, это решило много проблем, прежде всего покончив с мучительным лекарственным дефицитом. Теперь на нашем рынке есть абсолютно все, были бы деньги, и, добавим, немалые. Уйдя от вечной советской проблемы дефицита, большинство из нас стали жертвами другой не менее мучительной проблемы, когда “видит око, да зуб неймет”.
В первые годы независимости делающий, по сути, свои первые шаги в новых условиях фармацевтический рынок еще оставался в руках опытных, грамотных профессионалов. Однако непомерная дороговизна денежных ресурсов, высокие проценты под кредиты съедали всю прибыль и ввоз лекарств становился все менее доходным. И тогда на рынке стали появляться фигуры, весьма далекие от фармацевтики, но зато обладающие солидными капиталами. Они-то и стали вытеснять с рынка профессионалов и все увереннее занимать лидирующие позиции.
Подобной расстановке сил немало поспособствовало и введение НДС на лекарства. Кстати, заметим, что Армения — единственная в СНГ, кроме России, страна, где ввели НДС на лекарства, причем в Армении он вдвое выше — 20%. По словам многих профессионалов в этой сфере, высокий налог — один из мощных факторов, препятствующих продвижению армянских лекарств на внешний рынок. Из-за сравнительно высокой цены они не выдерживают конкуренции с лекарственной продукцией других стран СНГ, не обремененных налогом. Однако министр экономики Нерсес Ерицян заявил, что отмена НДС на лекарства не приведет к конкурентоспособности национальной фармацевтики и даже станет барьером на пути ее развития. Словом, политика финансового ужесточения привела к тому, что сегодня, по мнению людей сведущих, если формально на фармацевтическом рынке действуют 27 импортеров и 14 производителей, то фактически он принадлежит 3-4 наиболее богатым компаниям. Многие из опрошенных считают, что армянский рынок лекарств монополизирован и ни о какой конкуренции на нем, тем более здоровой, не может быть и речи.
Между компаниями-заправилами существует не конкуренция, а сговор. Яркое подтверждение тому — ценовая политика. Поэтому чем скорее государство вмешается в этот процесс, тем лучше.
Активно завозя из развитых стран всевозможные лекарственные препараты, наши компании почему-то абсолютно безучастны к накопленному ими опыту аптечного бизнеса. А он, право же, достоин и внимания, и заимствования. К примеру, закон Великобритании жестко регламентирует квоту “один владелец — одна аптека”. А в Голландии сын ни в коем случае не может стать владельцем частной аптеки своего отца, предварительно не победив в конкурсной борьбе с другими претендентами. В случае проигрыша он обязан продать победителю семейный бизнес по специально установленной цене.
Понятно, что до таких законодательных “изысков” у нас руки не дойдут еще долго, но хотя бы Закон “О лекарствах”, регламентирующий деятельность на одном из самых стратегически важных рынков страны, за все эти годы можно было бы обсудить и даже принять. Поспешить с этим необходимо прежде всего потому, что Армения, во-первых, остается страной с очень активным потреблением лекарств, во-вторых, с очень сильным перекосом в сторону импорта. Ежегодно в Армению ввозится лекарств на общую сумму 81-82 миллиона долларов, вывозится при этом на 5 миллионов.
С голубого экрана и со страниц СМИ о лекарствах собственного производства мало что сообщается. Зато пропаганде импортных снадобий, их активному и широкому вторжению в массы болеющих граждан помимо рекламы способствует и целая армия столь же активных и навязчивых дистрибьюторов различных фирм, имеющих свои офисы в Армении. Их давление (утверждают, что и финансовое тоже) на врачей столь велико, что те прописывают больным лекарства только этих фирм, причем в довольно большом ассортименте. Во-первых, это не всегда нужно для лечения, а во-вторых, обрекает больного на крупные и бессмысленные траты. Об этом написано много, проблема всем известна, но процесс насильственного проталкивания навязанных фирмой лекарств потребителю продолжается.
Между тем, будь у нас медицинские протоколы, четко предписывающие методику, в том числе лекарственную, при лечении каждой болезни, подобному произволу был бы положен конец. А пока зарубежные фирмы правят бал на нашем рынке, отечественные лекарства остаются в роли скромной “Золушки”, которой все никак не удается попасть на этот “бал”.
У армянского потребителя подмечена еще одна особенность, сильно удивляющая многих зарубежных экспертов. При довольно низкой платежеспособности населения Армения занимает первое место в СНГ по количеству закупов дорогостоящих препаратов. Видимо, срабатывает еще один национальный стереотип — “тангиц эжан чка”, или раз дорогое — значит, хорошее.
Между тем фармацевтические “пророки” в нашем отечестве есть, и вполне конкурентоспособные. Вот уже 10 лет в Абовяне действует компания “Арпимед” — единственное сегодня в Армении фармацевтическое производство, имеющее международный сертификат GMP, о котором речь ниже.
В 1999 году Вачаган Казарян, заведующий аптекой, фармацевт-провизор по специальности, получивший образование в Дании и Иране, организовал в Армении производство доступных, качественных и безопасных лекарств, наладив выпуск таблеток, капсул, мазей, кремов, антисептиков и растворов, а с 2003 года освоил и парфюмерную линию. “Арпимед” начинал с производства 26 лекарств и довел их до 121.
Побывавший в мае 2009 года международный консультант ВОЗ Франс Стоббелаар в интервью “НВ” помимо “Арпимеда” с большой похвалой отозвался о деятельности таких фармацевтических предприятий, как основанная в 1967 году Ереванская химико-фармацевтическая фирма, а также “Фарматек”, “Эскулап”, “Ликворд”, “Витамакс” и др. Продукция их в основном поставляется на внутренний рынок и в СНГ, но некоторые фирмы стали пробиваться и дальше. В частности, “Витамакс” поставляет свою продукцию в Японию, а “Арпимед” и “Фарматек” — в арабские страны.
Руководитель компании “Арпимед” Вачаган Казарян утверждает, что мог бы нарастить объемы экспорта втрое. Но для этого нужна реальная помощь государства. К примеру, очень позитивным шагом было бы снижение до 10% налога на прибыль для тех производителей, кто экспортирует не менее 30-40% своей продукции, считает г-н Казарян. Тем более что таких в Армении очень немного. Для прорыва на международный рынок нам не хватает главного — соответствия нашей лекарственной продукции международным стандартам. До самого последнего времени эталоном качества для фармацевтической промышленности Армении были советские ГОСТы, которые, увы, совершенно не соответствуют международным стандартам, и с ними обеспечить конкурентоспособность армянского фармацевтического рынка абсурдно.
Весь мир уже 30 лет руководствуется GMP-нормами, именно они являются эталоном для мирового фармацевтического рынка. Только сертификат соответствия этим нормам может стать пропуском для армянских лекарств на международном рынке. Но мы в этой сфере абсолютные неофиты и, что греха таить, невежи. Вот почему программа USAID/COPS “Конкурентоспособный частный рынок в Армении”, организовавшая недавно двухмесячные курсы для будущих тренеров GMP, сделала, по всеобщему признанию, полезное и чрезвычайно нужное дело.
Большую работу в этом направлении развернул и Союз потребителей и импортеров лекарств. Как заявил его председатель Самвел Закарян, “идут переговоры с министерствами здравоохранения и экономики с целью внедрения в Армении института международного стандарта качества GMP. Соответствующую статью об этом необходимо внести в Закон “О лекарствах”. Без этого о расширении рынков сбыта не может быть и речи и Армения еще долго будет оставаться страной-импортером.
По словам уже цитируемого выше Франса Стоббелаара, для соответствия международным стандартам необходимы три условия — современное оборудование, кадры и система контроля. Выполнить эти условия необходимо, и как можно скорее. Кстати, сам консультант ВОЗ прибыл в нашу страну именно с целью помочь нам в этом продвижении. Г-н Стоббелаар считает, что у армянских препаратов очень хорошие перспективы, а армянская фармацевтическая промышленность развивается быстро и стабильно. Это подтверждает и статистика. Если в 2 005 году в нашей стране производили 28 видов лекарств, в 2006-м — 97, 2008-м — 225, то в прошлом — 300. Даже в кризисные годы был зафиксирован 8%-ный рост производства, а в первом квартале этого года рост составил 14%. Вселяет оптимизм и тот факт, что и государство обратило наконец внимание на местное лекарственное производство. С этого года Агентство по госзакупкам стало, правда, в небольших объемах, но закупать и местные препараты.
Однако этот жизненно важный продукт по-прежнему остается тяжелым финансовым бременем для большинства армянских семей, которым нередко приходится делать мучительный выбор между необходимыми продуктами питания и лекарствами. Наши импортеры не устают твердить, что они честны перед потребителями, что они делают все, чтобы продавать лекарства по максимально доступной цене и иной раз даже торгуют себе в убыток.
Между тем премьер-министр Тигран Саркисян во время посещения лаборатории по исследованию лекарственных препаратов вынужден был признать, что цена на отдельные лекарства на 200-300% выше инвойсных.
О том, что компании-заправилы, используя возникшую сумятицу на рынке, немедленно вздымают цены, свидетельствует и разыгравшийся в минувшем году скандал. Тогда семь ведущих лекарственных фирм, войдя между собой в антимонопольный сговор, сильно взвинтили цены в аптеках. Госкомиссия по защите экономической конкуренции приняла решение оштрафовать компании на общую сумму в 470 миллионов драмов. Деньги эти предстояло выплатить в течение 10 дней и при этом снизить цены на лекарства. Население с большим энтузиазмом восприняло эту первую карательную санкцию в отношении зарвавшихся лекарственных олигархов. Но все вышло как всегда. “Пострадавшие” обратились в суд, который, как и следовало ожидать, отменил штрафные санкции. Зато председатель комиссии Давид Арутюнян вместо пяти положенных лет просидел в своем кресле всего четыре месяца и ушел “в связи с переходом на другую работу”.
Депутат НС Степан Сафарян сообщил депутатам о другом вопиющем факте. С целью закупа лекарств для Центра гематологии был объявлен тендер. По решению конкурсной комиссии победителями были объявлены фирмы “Натали фарм” и “Фармдон”, в то время как другие менее именитые фирмы предлагали свои услуги в 9 раз дешевле. “Как можно назвать это, если не грабежом или организованным экономическим преступлением, когда налицо факт отмывания средств госбюджета”, — сказал депутат. Таких примеров можно привести много.
Одним из самых важных средств решения проблемы недоступности лекарств является введение по примеру России фиксированных цен на основные жизненно важные лекарства. Минздрав РА разработал список из 160 наименований еще в прошлом году и представил его в правительство. Другое не менее важное средство — усилить внимание к производству собственных лекарств. В частности, по примеру Грузии и Белоруссии ввести частичное субсидирование местных лекарственных производств. Следует прислушаться и к мнению некоторых производителей, которые считают, что на современно оснащенных производствах, таких как “Эскулап”, “Ликворд”, “Арпимед”, вполне можно наладить выпуск дженериков, широко востребованных в стране импортных препаратов.
Словом, необходимо создать надежную альтернативу непредсказуемому в своей ценовой политике “импортному” фармацевтическому рынку. И это прежде всего собственное производство лекарств, которое государство должно всемерно поддерживать. В этом смысле вселяет оптимизм выступление на встрече министра здравоохранения. Г-ну Кушкяну были представлены наиболее важные проблемы, тормозящие развитие отечественного фармакопроизводства. Это и затягивание принятия закона о лекарствах, и отсутствие должных стандартов для производства и оборота лекарств, и вопросы ценообразования, подготовки кадров, и, главное, скорейшее внедрение GMP-стандартов. Министр предложил производителям самим разработать смелые амбициозные бизнес-программы с тем, чтобы руководство имело возможность организовать их поддержку. Он признал также особую важность скорейшего внедрения GMP-стандартов в Армении, заявив при этом, что уже, возможно, с первого января будущего года при Министерстве здравоохранения будет открыто специальное агентство, которое будет держать под контролем всю производственно-технологическую цепочку. Это особенно важно, подчеркнул министр, так как проблема упирается в возможность прорыва на лекарственный рынок ЕС.