Форма и содержание

Архив 201227/03/2012

Интересующая нас форма за годы жизни автора менялась по меньшей мере три раза, между тем к содержанию есть вопросы. Содержание, конечно, тоже менялось, но в отличие от формы не всегда и не каждый раз в лучшую сторону. Ведь если смотреть не на внешнее обличье, а в суть вопроса, то какая вам разница: милиция, полиция, гвардейцы Его Величества или городовые с шашками наголо — лишь бы берегли, а не убивали, как недавно в Казани.
Там, конечно, ЧП, там из ряда вон, случай до того омерзительный, что и приводить подробности противно. После случившегося должность министра внутренних дел в Татарстане упразднена, руководство ОВД “Дальний” разогнано, часть изуверов в форменной одежде от знатных кутюрье взята под стражу, их будут судить. Федеральный министр, сам приехавший по такому случаю в Казань, назвал случившееся предательством, стало быть, судить будут как изменников, по всей строгости. Но смущает вот что.
Казанские правоохранители, изнасиловавшие задержанного бутылкой от шампанского, осуществили данное действо, став уже полицейскими, пройдя аттестацию на профпригодность незадолго до переименования милиции в полицию. Вроде бы отсеялись, поштучно отфильтровались, прошли чистилище, были готовы к несению службы по-новому. Но вот пошли гулять слухи, что стеклотарой (не по прямому назначению) в “Дальнем” забавляются не впервой, а некоторые осведомители утверждают, что и не только в “Дальнем”. Не знаем. Ясно одно: переодевание в форму полицейского на содержание переодеваемого не влияет. Ни в России, ни в Армении, где полиция взамен милиции уже давно, но говорить об ошеломительных переменах во внутреннем устройстве армянских полицейских, этого тоже пока не скажешь.
Как изменить положение внутр
енних дел в полиции, автор сказать затрудняется, для этого есть специально обученные люди. Назвать он может лишь то, чего лучше не делать, поскольку делается это для проформы при неизменности содержания.
Вот информация для размышления. Казанский отдел полиции “Дальний” после инцидента с изнасилованием и гибелью задержанного Сергея Назарова утратит название, сохранив лишь номер — “девять”, сообщает “Интерфакс” со ссылкой на высокопоставленный источник в правоохранительных органах Татарстана. “В ближайшем будущем в здании участка будет проведен капитальный ремонт, надстроен еще один этаж. (Да хоть два, и что?!) Предполагается, что внутренние перегородки в помещениях будут из прозрачного стекла. Ранее сообщалось, что сотрудники ОВД “Дальний” просили переименовать “запачканный” отдел, часть полицейских настаивала на том, что нужно снести это здание и возвести на его месте новое.
Грузинской след учуяли? Объем, прозрачность, бронестекло, максимальная проницаемость… Говоря по правде, автор так и не понял, каким таким образом прозрачные стены и стеклянные перегородки помогают избавиться от коррупции. Ну видно, как дают в лапу в стекляшке, будут давать там, где не видно. Смущает не только архитектурная составляющая, но и тот факт, что в Европе, в Швеции к примеру, стены многих полицейских участков выложены камнем, и поди же, задержанных в кабинетах не избивают, взяток за толстыми стенами не берут. А в Лондоне, там констебли вообще квартировали в замкоподобных домах: внизу глубокие подвалы, вверху глухие потолки. А дальше? Повально брали фунты стерлинги и на радостях ботинком по морде? Так что насчет эффекта “Стеклянного зверинца” предположение вялое.
Менять надо не форму, а содержание, идеологию работы полиции.
Чтоб ее задачей было не обслуживание интересов власти, не крышевание бизнеса, а реальная охрана безопасности граждан и борьба с преступностью. Простые люди, а не государство и власть, должны стать главными объектами защиты со стороны полицейских, считают эксперты, говоря о России. Если бы сказанное не прикладывалось и к Армении, автору было бы только в радость. Но он помнит времена, когда у нас если что-то и было хорошо организовано, так это преступность. С тех пор многое изменилось, но не так, чтобы все ушло.

…В феврале прошлого года патрульный Джорож Циммерман застрелил чернокожего юношу Мартина Трейвона. Дело было во Флориде. Полиция не арестовала Циммермана, заявив, что он действовал в рамках самообороны. Дело получило большой общественный резонанс. Билла Ли, шефа полиции Флориды, обвинили в бездействии. Чем он ответил? “Совершенно очевидно, что мое участие в этом вопросе затмевает этот процесс. Поэтому я пришел к решению, что должен на время отойти от дела”, — сказал Ли.
Сколько таких офицеров (милиции, полиции — неважно) могли бы назвать мы?
А в прошлую среду многотысячная акция протеста прошла в Нью-Йорке. (Убийство, напомним, произошло во Флориде.) В марше приняли участие и родители Мартина. “Наш сын — это ваш сын. Я хочу, чтобы вы выступили за справедливость и правду. Речь не о белых и черных, а правильном и неправильном. Пусть справедливость восторжествует ради Трейвона”, — сказала мать Мартина.
Но это как бы дополнительно, к вопросу о зрелости гражданского общества, не позволяющего расслабляться ни по форме, ни по существу.
Москва