Флаг с полумесяцем в Ереване

Архив 201312/12/2013

Президент Саргсян не счел целесообразным встречаться с прибывшим в Армению главой МИД Турции


Министр иностранных дел Турции Ахмед Давутоглу в Ереване. Формальный повод поездки, коим явилось заседание Совета глав внешнеполитических ведомств стран — членов ОЧЭС, отошло на второй план. В центре всеобщего внимания двусторонние встречи, которые состоятся в рамках форума. Вчера пресс-секретарь призидента Армении заявил о том, что Серж Саргсян с турецким гостем встречаться не собирается. Сразу за этим из Анкары последовало неофициальное опровержение ранее распространенных сведений о том, что Давутоглу везет руководству Армении новый план урегулирования двусторонних отношений.

 

Тому, что Ахмед Давутоглу был настроен встретиться лично с президентом Саркисяном, есть несколько косвенных подтверждений. Об этом, в частности, свидетельствовала весьма информированная газета “Sabah”, принадлежащая, кстати говоря, зятю премьер-министра Эрдогана. Что же может означать вполне предсказуемый отказ Сержа Саргсяна? Полагаю, это был открытый сигнал, свидетельствующий об отсутствии какого бы то ни было желания возобновлять диалог об условиях установления дипломатических отношений. Пока Анкара не выполнила свои обязательства, вытекающие из подписанных 4 года назад в Цюрихе протоколов, разговор на эту тему бесперспективен и контпродуктивен. Нет абсолютно никаких сомнений в том, что Давутоглу собирался воспользоваться саммитом министров стран ОЧЭС для того, чтобы создать видимость возобновления переговоров. Полтора месяца назад Анкара обратилась в Швейцарии с просбой вновь принять миссию посредника в деле установления новых контактов с Ереваном. Предварительные предложения Реджепа Эрдогана, судя по всему, дошли до Сержа Саргсяна еще в середине ноября, когда секретарь Совета безопасности Армении Артур Багдасарян встретился в Берне с президентом Швейцарии Ули Лаурером. С тех пор все усилия турецкой дипломатии направлена на создание иллюзии возобновления диалога.
Но есть ли на самом деле хоть какие-то свидетельства желания Армении начинать с Турцией новый раунд переговоров? Разве можно считать таковым приглашение, которое адресовал Ахмеду Давутоглу его армянский коллега? Эдвард Налбандян пригласил турецкого министра не говорить о двусторонних отношениях и Карабахе, а участвовать в работе форума глав внешнеполитических ведомств причерноморских государств. Ну а то, что в Анкаре кто-то рассматривает этот визит как новый раунд переговоров, то это уже его личная проблема. Примечательно, что тональность комментариев газет, близких к администрации Эрдогана, за последние два-три дня существенно изменилась. На прошлой неделе все турецкие СМИ в один голос с воодушевлением рассказывали о перспективах предложенной Анкарой новой “дорожной карты”, предполагающей предварительные условия, связанные с Карабахом. Начиная с понедельника турецкая пресса по поводу перспектив возобновления диалога начала высказывать подчеркнутый скептицизм. Дело даже дошло до того, что официальные источники неофициально опровергли сам факт наличия новых инициатив. Так, газета “Hurriyet” цитирует неназванного высокопоставленного дипломата, который сказал буквально следующее: “Мы не едем в Ереван с какими-то специальными предложениями. Это было бы ошибочно и неблагоразумно”.
Смею предположить, что смена тональности связана с сигналами, полученными Анкарой из Еревана. Реакция армянской дипломатии на сообщения о наличии у Турции новых предложений действительно была жесткой. Сначала заместитель министра иностранных дел Шаварш Кочарян порекомендовал Ахмеду Давутоглу воспользоваться визитом для того, чтоб возложить цветы к мемориалу памяти жертв учиненного Турцией геноцида. Затем через ереванскую прессу была организована учетка информации об ответных предложениях Армении. Согласно неподтвержденным сведениям, “дорожная карта”, предложенная Ереваном в ответ, предполагает публичное признание Турцией факта геноцида и ответственности перед потомками переживших его армян, немедленное открытие турецко-армянской границы и устанавление дипломатических отношений. И после выполнения этих условий планом допускается возможность посреднических усилий Турции в урегулировании карабахского конфликта. Примечательно, что МИД официально не опроверг наличие подобного рода предложений. Комментируя сообщения о “дорожной карте”, пресс-секретарь внешнеполитического ведомства Тигран Балаян заявил лишь, что “позиция Армении по вопросу урегулирования отношений с Турцией известна и она осталась неизменна”. После такого холодного душа всерьез рассчитывать на возможность “прорыва в переговорах”, который предсказывали некоторые турецкие СМИ, уже совершенно бессмыслено.
Не секрет, что попытка Анкары вновь сблизиться с Ереваном согласована не только с Берном, Москвой и Вашингтоном, но и с Баку. Ахмед Давутоглу особо подчеркнул, что в ходе киевского саммита ОБСЕ обсуждал с Эльмаром Мамедъяровым все детали предстоящего визита в Ереван. Если в 2009 году “футбольная дипломатия” Абдуллы Гюля вызывала у правителей Азербайджана откровенную ревность, то сейчас все наоборот. “Мы нормально относимся к этим контактам, и я не согласна с теми, кто говорит, что отношений между Анкарой и Ереваном быть не должно. Наоборот, необходимо говорить, совершать взаимные визиты, вместе думать над решением проблемных вопросов и изучать позиции всех сторон”, — заявила заместитель председателя парламента Азербайджана Бахар Мурадова. И это лишний раз подтверждает, что Давутоглу собирался предпринять попытку навязать нам план, в полной мере соответствующий интересам Азербайджана. На этот раз в Баку уверены в том, что Турция их не продаст. “Ахмед Давутоглу едет в Ереван лишь для участия в мероприятии ОЧЭС. Не исключено, что он демонстративно откажется от встречи с президентом и министром иностранных дел Армении”, — сказал директор бакинского Центра политических инноваций и технологий, политолог Мубариз Ахмедоглу. Но теперь уже ясно, кто в действительности демонстративно отказался от встречи, а кто ее добивался.
Еще одним незримым участником процесса является Вашингтон, тень которого заметна лишь вооруженным глазом. Обозреватель газеты “Radikal” Дениз Зейрек утверждает, что инициатива поездки Ахмеда Давутоглу в Ереван принадлежит именно Соединенным Штатам. “Глава МИД Турции недавно был с официальным визитом в США, где ему и сделали предложение посетить Ереван”, — пишет он. Даже если это не так, очевидно, что Госдепартамент США в полной мере информирован о том, что происходит, и продолжает держать руку на пульсе. Во вторник вечером Ахмед Давутоглу переговорил по телефону с госсекретарем Джоном Керри. Пресс-службы обоих ведомств подтверждают, что обсуждалась предстоящая поездка в Ереван. Но означает ли это, что Вашингтон одобряет попытку Анкары втянуть Ереван в бесперспективные, ведущие в тупик переговоры? Думаю, нет. И основанием для этого служат весьма прозрачные намеки, содержавшиеся в комментариях помощника заместителя госсекретаря по делам Евразии Эрика Рубина, побывавшего в Ереване накануне.

В понедельник я имел возможность лично пообщаться с господином Рубином и получить разъяснения о подходах американской администрации, как говорится, из первых уст. Так вот на вопрос — “Имеет ли смысл обсуждать предлагаемую Турцией новую “дорожную карту” в условиях, когда Турция осознанно провалила выполнение старой “дорожной карты?” — главный координатор американской политики на Южном Кавказе заявил: “Мы все еще надеемся на то, что турецкий парламент все-таки примет протоколы к рассмотрению и ратифицирует их. Мы не раз повторяли, что мяч на турецкой половине поля. Протоколы пока не ратифицированы, и нам понятно возмущение Армении в связи с этим. Мы по любому поводу призываем правительство Турции продвигать вперед эту тему и при этом призываем также делать односторонние шаги в данном направлении”. Таким образом, Рубин в очередной раз подтвердил, что Вашингтон замечает вину Анкары в торпедировании процесса армяно-турецкого сближения. Слова американского дипломата означают, что Соединенные Штаты продолжают настаивать на реализации имеющихся договоренностей, исключающих предварительные условия, а не на выдвижении и обсуждении новых предложений.
Имея в виду подходы всех прямых и косвенных участников процесса, можно заметить наличие предпосылок для провала усилий Анкары, направленных на создание иллюзии возобновления переговоров с Ереваном. Переговоры будут иметь смысл лишь после того, как Турция выполнит свои обязательства.