Фестиваль с одним неизвестным?

Архив 201723/03/2010

Недавно стартовал третий фестиваль “Театр X”. Устроители обещают попытаться с его помощью решить важную задачу, которой является формирование культуры дискуссий, культуры слушать и воспринимать.
Мой собеседник — художественный руководитель фестиваля, директор и худрук Ереванского кукольного театра Рубен БАБАЯН.

— Вот оно, оказывается, в чем дело — научимся слушать друг друга и все встанет на свои места!.. Исчезнут режиссеры-однодневки, дилетанты-актеры, станут адекватными зарплаты, и… театр — вперед? Идея, конечно, замечательная, только вот… министр культуры вас, к примеру, на тех же собраниях арт-клуба в центре “Еркат” периодически слушает, и что? Реакция, прямо скажем, в худшем смысле этого слова положительная…
— Ну, вы знаете, это тот случай, когда, как говорится, котлеты — отдельно, а мухи — отдельно. Одно из самых серьезных заболеваний нашего общества — это отсутствие терпимости и желания выслушивать друг друга. Наша задача — попытаться наладить этот диалог. Опять-таки добиваться какого-то конечного результата невозможно, так как театр очень живая среда — перманентно возникают новые задачи.
Что касается взаимоотношений с властью, думаю, и здесь все должно находиться в естественном состоянии. То есть в постоянной оппозиции. Но не в политической, так как это очень узкие рамки для театра, а в духовной. Любая власть тяготеет к некой консервации, а театр как порождение живого начала стремится разрушить эту мертвечину. Вот и весь конфликт.
Теперь третья часть “марлезонского балета” — зарплаты и прочие бытовые аспекты. Тут мы действительно очень сильно отстаем от цивилизованного мира. И тому виной наше отношение к нацкультуре как к чему-то отстраненному, некоему приятному грузу, которым можно похвастаться, подспудно получая за это неплохие дивиденды. Такой подход недопустим для общества, которое хочет перманентно развиваться!
…Театр сегодня несколько сместился с позиции массовой культуры, уступив свое место кино и телевидению. Однако какую-то часть функций он сохранил, и это надо поддерживать.
— В одном из недавних интервью вы сказали, что многие должностные лица относятся к культуре как к акции, хотя это должно быть ежедневным и постоянным процессом…
— Беда в том, что власти больше жалуют сиюминутные шоу, нежели серьезную культуру. Ведь акция — это однодневка, которую можно быстренько показать, к тому же неплохо заработав на этом. А серьезное занятие культурой — это весьма тяжелая и в то же время незаметная работа, результаты которой появляются лишь через определенное время. Фестиваль призван подытожить эту невидимую, но плодотворную работу.
— Да, но на спектакли (в том числе и фестивальные) ходит ограниченное количество людей. Как повысить посещаемость?
— Недавно я был в США, где встретился с заместителем мэра Гарварда, курирующим сферу образования и культуры. В числе прочих вопросов мы говорили о том, что родители сегодня отказываются водить детей по театрам и музеям. И вот какова их позиция: “Родители с появлением ребенка должны осознавать, что родился еще один гражданин США. Они обязаны обеспечить его всем необходимым для того, чтобы он рос в достойной среде. Если они затрудняются это сделать, то могут обратиться к нам, и мы попытаемся им помочь. Если же они преднамеренно этого не делают, мы добиваемся лишения их родительских прав”. Коротко, четко, ясно!
То, что происходит сегодня у нас, можно назвать эпидемией. А во время эпидемии больного не спрашивают, хочет он принять лекарство или нет, а попросту заставляют его принять! И не надо во всем винить улицу, ТВ и компьютеры — дети не виноваты в том, что мы их растим такими. Ведь это мы, родители, закрываем перед ними все двери в культуру. Не могут же они на школьных уроках становиться гражданами страны, о которой не имеют практически никакого представления. Нельзя превращать любовь к Нарекаци и Кучаку в транспарант, на деле не имея никакого понятия об их творчестве.
— Сегодня много говорят о конфликте репертуарного и антрепризного театра. В результате находятся выходы, один из которых так называемый “театр-бульвар”. Это ли оптимальный выход?
— Мао Цзэдун говорил: “Пусть цветут все цветы!” И в этом он был прав. Наша беда в том, что мы очень любим утверждать что-то за счет другого. Разрушаем церковь, чтобы построить кинотеатр, а потом разрушаем кинотеатр, чтобы вновь построить на этом месте церковь.
Люди, участвующие в антрепризных спектаклях, на самом деле талантливы и преследуют конкретную цель — занять чем-то зрителя, развеселить его. Репертуарный же театр добивается своей цели, используя несколько иные механизмы. Ради бога, пускай будут и те, и другие.
— Итак, театр-бульвар?..
— И да, и нет. Мы не имеем сегодня права ставить спектакли, чтобы в скором времени положить их на полку. Театр нужен сегодня — живой, яркий, пульсирующий! И на самом деле это не так уж сложно. Надо просто заинтересовать зрителя чем-то ярким и интересным. Пускай каждый делает ту работу, в которой видит свое предназначение. В конце концов, зритель сам выбирает, что смотреть, кому верить и чем питаться. А насильственное скармливание чего-то, пускай даже поначалу приятного, может стимулировать, извиняюсь, обратный рефлекс.
Предлагаемая театром продукция есть квинтэссенция всего того, что умеют делать люди, служащие в нем, из полученного опыта и образования. И здесь не отмахнешься отговоркой типа “я умею многое, но делаю сегодня то, что пользуется спросом”.
— В вашем театре довольно часто проводятся рок-концерты и даже фестивали. “Оппозиционеры” должны держаться вместе?..
— Если честно, я вообще не считаю, что кукольный театр — самое подходящее место для проведения рок-концертов. Однако, поверьте, если я сегодня откажу рокерам в помещении, армянского рока просто-напросто не будет. У нас в театре эмиссаром этого дела является прекрасный музыкант, гитарист, руководитель компании “Вибрографус” Вардан Григорян. Будучи также заведующим музчастью театра, он основал здесь профессиональную студию, где записывается множество армянских музыкантов. Кроме этого ребятами осуществляется весьма грамотная и обширная пропаганда рока — Ереван по их приглашению уже посетили такие гиганты, как “Джетро Талл”, “Юрай хип”, а в мае даже ожидается приезд легендарной группы “Дип парпл”!
Мне нравится эта молодежь. Она должна быть оппозиционной, и она таковой является! Это правильно, это гармонично. Кстати, о гармонии. В нашем театре параллельно с рок-концертами и театральными фестивалями проводятся и вечера камерной музыки.
— Как вы относитесь к решению Минкульта о слиянии Госэкспериментального театра с негосударственным театром “Гой” с последующей передачей диктаторских полномочий последнему?.. Или опять же демократичное решение оркестрантов Госкамерного оркестра о нежелании работать под руководством “диктатора” Арам Карабекяна?
— Ереван — это столица, и тут в идеале должно быть как минимум 50 театров. Причем не больших, а камерных, маленьких — по 100-150 мест в каждом. Чтобы у каждого театра была своя публика. Поэтому не может быть нормального театрального процесса в стране, где не рождаются новые театры. Ведь театр — живой организм. Он должен и умирать, и рождаться.
Сегодня в столице нет ни одного театра, который можно было бы назвать полноценно государственным. Ни один из так называемых гостеатров не находится на госдотации, а всего лишь пользуется государственными субсидиями.
Что же касается Экспериментального театра, я считаю, что необходимо провести детальное журналистское расследование, чтобы уяснить, как был продан этот театр. Однако таковое не проводится, что и понятно — ведь люди, участвовавшие в этой постыдной сделке, по сей день занимают высокие посты. Но выяснить, как был продан этот театр, следует хотя бы для того, чтобы искоренить этот механизм.
А для начала необходимо убрать оттуда хотя бы тех, кто приложил некогда руку к продаже и обезличиванию этого театра. И об этом надо говорить, необходимо писать…
— …и этого будет достаточно, чтобы остановить “чиновничий механизм”?
— Я не верю в “воскрешение” чиновников, но не раз убеждался в их трусости. Не стоит забывать, что гласности боятся все, и не только чиновники. В нашей стране единственным рупором гласности все еще является пресса. Ей зачастую под силу остановить беспредел и даже самодурство вышестоящих “товарищей”. Тому примером развитие событий вокруг камерного оркестра и участие прессы в этом деле. Другое дело, что и письмо оркестрантов, и уход Карабекяна, и последующее нежелание министра подписывать его отставку — все это звенья одной цепи. Равно как и снятие директора. А также ремонт с последующим приобретением Домом камерной музыки высококачественной цифровой аппаратуры…
Недавно ко мне в театральном институте обратились какие-то люди с просьбой выделить им ведущих для проведения конкурса моды в Доме камерной музыки. Конкурс моды на фоне органа — это не столько пошло, сколь глупо. И Дом камерной музыки в этом смысле не исключение, коль скоро в Большом зале филармонии проводится вечер городского шансона и отборочный тур “Евровидения”. Чего греха таить, я тоже предоставляю помещение нашего театра для проведения нетеатральных акций, но они созвучны всему тому, что может и должно быть составляющими культурного комплекса. Ведь есть же какие-то рамки, пределы… мера, в конце концов!
Повторюсь, необходимо срочно принять кардинальные меры для решения этого вопроса, ибо поток безвкусицы и мерзости, обезличивающей храмы искусства, в одночасье разрушает те столпы, которые воздвигались годами, а то и десятилетиями.
— И как же, по-вашему, возможно ост
ановить это?
— Отвечу не как худрук, а как директор театра. Обратимся к финансовой части вопроса. За каждый сыгранный в театре спектакль платится от 20 до 22% авторских налогов, далее — 20% НДС, до 30% — распространителям билетов плюс зарплаты и выходные актерам. В результате остается не более 10% от сбора. А за сданное в аренду помещение платится только 20% НДС. Стало быть, 80% чистого дохода. Вопрос: что должно заставить меня отказаться от предложений арендаторов и продолжать самозабвенно творить во благо процветания культуры?! Думаю, только грамотный пересмотр законодательной основы и искоренение этой грабительской налоговой “повинности”. Пускай тот же НДС взимается лишь в случаях аренды помещения. Хотя бы от этого спектакли освободите! Это будет небольшой, но какой-никакой стимул…
Теперь о залах. Городские власти должны стимулировать увеличение поля деятельности и, следовательно, материальной заинтересованности. В Ереване есть масса всяких клубов. Отремонтируйте их, приведите в порядок, и пускай все эти шансоны выступают там.
Вместо этого мы являемся свидетелями бездействия народных избранников, которых существующее положение вещей, судя по всему, устраивает. Да тут и гадать не надо — спросите директора сундукяновского театра, откуда ему в основном поступают звонки с просьбой предоставить “хотя бы два билетика” на выступление всевозможных “семи с половиной зубов” и т.д. Страшно, но факт — сверху! Я был бы на седьмом небе от счастья, если бы во время прошлогоднего выступления театра пальцев Филиппа Жанта и в рамках “Айфеста” раздался бы хоть один звонок… оттуда. Хотя бы с просьбой провести детей на спектакль. Черта с два!..