Фемида слепа, о не настолько же?

Архив 201008/04/2010

Они приехали на историческую родину в трагический день, и трагедии преследуют их до сих пор. Семья Микаэла Бабаляна в числе тысяч армян бежала из Азербайджана и по воле рока ступила на землю Армении 7 декабря 1988 года. Единственный сын Александр геройски погиб в сражениях за Карабах. С тех пор прошло 22 года.

У погибшего Саши мог бы уже быть сын примерно того же возраста, в каком он сам ушел на фронт. В памяти родных он навсегда остался юным, улыбчивым, обещавшим “я вернусь, мама!” Не вернулся. Семья стала жить без него — тяжело, мучительно, горько. К незаживающей ране сердца прибавилась другая рана — нанесенная равнодушием, черствостью людей, которые были обязаны обустроить их быт. Обязаны, потому что к этому их обязывал прежде всего закон, согласно которому беженским семьям погибших азатамартиков предоставляется жилье в первую очередь. Однако вопреки закону эта “первая очередь” растянулась для семьи Бабалян на 20 с лишним лет, и, похоже, конца-края ей не предвидится.
После долгих мытарств по углам в 2002 году семья обратилась в суд первой инстанции с просьбой предоставить им коттедж N 17 в 8-м микрорайоне г.Абовяна, который пустует уже более 15 лет. В свое время, т.е. еще в 1995 году, этот коттедж был предоставлен семье беженцев Тероянов, которые практически в нем так и не жили. В том же 1995 году они переехали в Россию, приобрели 4 собственные квартиры, одну из которых в том же Абовяне, а три — в городе Раменское Московской области. Таким образом, Терояны фактически потеряли и статус беженцев, и соответственно право на владение одним из коттеджей, построенных в Абовяне на средства УВКБ ООН для беженцев, проживающих в Армении. Более того, три члена семьи Тероян в письменном виде официально отказались от своего права на владение пустующим коттеджем. Казалось, вопросов уже нет никаких — одна сторона по причине благоденствия и процветания и к тому же наличия собственной квартиры в том же городе Абовяне не испытывает никакой потребности еще и в коттедже, другая, имеющая законное право на первоочередное получение жилья, тем не менее 14 лет мыкается по углам и для нее спорный коттедж — вопрос жизни.
Однако, как оказалось, у хозяина марза — Котайкского марзпетарана и его главы — К.Шахгалдяна свой взгляд на эту проблему. Испытывая необъяснимую симпатию к семье Тероян, местная власть 28 ноября 2003 года вынесла решение — предоставить всем 9 членам семьи Тероян право на владение коттеджем. И это вопреки тому, что ни один из них не имел законного права на владение и ни один так и не прописался в нем в течение 15 дней, как того требует закон. Но, как говорится, своя рука владыка. В своем марзе что хочу, то и делаю, считают некоторые марзпеты, искренне полагая, что самоуправление и самоуправство — это в сущности одно и то же.
Словом, местная власть, проигнорировав семью погибшего героя, любезно предоставила коттедж процветающему клану, не испытывавшему в нем никакой надобности. Тогда Бабаляны, потеряв все надежды на справедливое решение их проблемы, взяли дело в свои руки. Поскольку руководитель миграционной службы РА Гагик Еганян в письменном виде уведомил, что их вопрос будет решен при наличии свободного жилья, а пустующий 15 лет коттедж, несомненно, был свободным жильем, они и поселились там. Но жили, как говорится, на птичьих правах, поскольку законного права на него у них так и не было.
Как уже говорилось выше, еще до вселения в коттедж семья пыталась получить право на него, обратившись в суд первой инстанции общины Арабкир-Канакер-Зейтун. Тогда судья С.Овсепян удовлетворила их иск. То же сделал и судья Административного суда Ашот Саркисян. А Кассационный суд все эти решения взял и отменил, лишив семью погибшего азатамартика права на кров. Куда только не обращалась адвокат многострадального семейства Рузанна Тер-Варданян, представляя все неоспоримые доказательства их приоритетного права на получение пустующего много лет жилья, построенного исключительно для беженцев на международные деньги.
В 2005 году она обратилась в отдел борьбы с коррупцией Генеральной прокуратуры РА с просьбой возбудить уголовное дело против должностных лиц Миграционной службы и Котайкского марзпетарана по статье “злоупотребление служебным положением”. Вняв ее доводам и сочтя их вполне обоснованными, отдел борьбы с коррупцией уголовное дело возбудил, собрав 4 тома фактов, неопровержимо свидетельствующих о том, что коттедж N 17 был предоставлен семье Тероян вопреки действующему закону. В дальнейшем фигурировавшее в деле “злоупотребление служебным положением” внезапно было переквалифицировано в гораздо более мягкое “халатное отношение”.

И все-таки Генпрокуратура против фактов не пошла и признала, что марзпетаран предоставил коттедж семье Тероян вопреки закону. Казалось, после вердикта такой авторитетной структуры, как Генпрокуратура, судить уже больше не о чем и можно ставить на этом деле точку. Но не тут-то было. Все судебные инстанции, куда обратились Бабаляны, дружно проигнорировали решение Генпрокуратуры, с каким-то непонятным рвением отстаивая интересы семьи Тероян, давно проживающей и, судя по всему, преуспевающей за рубежом. В рамках борьбы за “поруганные права” законных владельцев суд принял решение выселить многострадальных Бабалянов прямо на улицу без всякой альтернативы и вопреки правительственному решению от 18.02.1992 г. Тем не менее Кассационный суд это вопиющее решение оставил в силе, а жалобы адвоката возвратил обратно, очевидно, как абсолютно бездоказательные.
Тогда напористый адвокат решила вступить в борьбу уже с “первоисточником” всех несправедливых решений — с самими судьями, прекрасно сознавая, насколько это сложно. Она обратилась с письмом в особый следственный отдел с просьбой возбудить уголовное дело против тех судей, которые откровенно пренебрегли представленными им неоспоримыми доказательствами и вынесли заведомо несправедливое решение.
В ответ на это, можно сказать, беспрецедентное заявление особый отдел сообщил, что уголовное дело против судей, вынесших, очевидно, несправедливое решение, возбуждать не вправе, поскольку это противоречит статье 13 пункта 6 Судебного кодекса РА. А эта уникальная статья под “фатальным номером” заслуживает того, чтобы быть дословно процитированной по той причине, что может иметь самые столь же фатальные последствия для граждан нашей страны.
Согласно этой статье, внесенной в кодекс сравнительно недавно — в феврале 2008 года, — “против судьи, выносящего в корыстных целях или по личным мотивам, очевидно, несправедливое решение или приговор, запрещается возбуждать уголовное дело, если их решение или приговор не были отменены вышестоящим судом”.
Воистину перл юридической казуистики, которого, смело можно предположить, нет ни в одном юридическом законодательстве мира. По части зашкалившей за все допустимые пределы лояльности к третьей власти мы явно впереди планеты всей.
Чего мы добились, “втиснув” в закон эту пресловутый 6 пункт 13-й статьи? Судьям открытым текстом разрешили принимать незаконные решения в корыстных целях и по личным мотивам. А поскольку недостатка и в тех, и в других они, как правило, не испытывают, то, заручившись благословением закона, они уже без зазрения совести штампуют, очевидно, “несправедливые” решения подобно тем, что обрушились на семью Бабалян. Притянутое за уши условие “если приговор не отменен вышестоящим судом” наивно и неубедительно. Вмешательство вышестоящего суда гораздо чаще имеет негативные, нежели позитивные последствия для граждан. Опять же сошлемся на пример семьи Бабалян, по делу которых Кассационный суд отменил справедливые решения судей С.Овсепян и А.Саркисяна и вынес заведомо несправедливое.
Так чьи же права защищает эта пресловутая статья? Судей-мздоимцев, судей-коррупционеров, благодаря которым нагло и открыто попирается закон, а граждане, не имеющие больших денег и надежной крыши, не могут рассчитывать на защиту закона?
Вопрос к парламентариям, тем, кому мы делегировали свои права: какими соображениями морали и элементарной справедливости они руководствовались, нажимая на кнопку во время голосования? Это тем более странно, что с этой статьей очень мирно уживается другая, одобренная тем же Национальным собранием, а именно — 352 статья Уголовного кодекса РА. Согласно ей, “судье, выносящему в корыстных целях или по личным мотивам заведомо несправедливое решение, грозит наказание в виде лишения свободы сроком от 3 до 7 лет”.
И хотя припомнить случай наказания судьи, запятнавшего честь мантии несправедливым решением, почти невозможно, для подстраховки, видимо, и была “пролоббирована” пресловутая 13-я статья. Между тем противоречие между двумя правовыми актами поистине “золотая жила” для нечестных судей, которой они очень ловко пользуются. Поэтому, зная несовершенство нашей судебной системы, законодатели ни в коем случае не должны были допустить это противоречие, по сути, провоцирующее судей-мздоимцев на дальнейшие “подвиги” и укрывающее их от наказания.
Тем не менее статья 24 Закона РА “О правовых актах” позволяет при желании выйти из этого сложного положения. В соответствии с ней “если два противоречащих друг другу нормативных акта имеют равную юридическую силу, то в отношении физических и юридических лиц применяется тот нормативный акт, которому отдают предпочтение они сами”.
Особая ответственность в этих условиях ложится на Кассационный суд, куда стекаются все несправедливые акты нижестоящих судов и который в силу данных ему высоких полномочий обязан восстанавливать истину и возвращать тем самым доверие граждан к третьей власти. Но, надо сказать, Кассационный суд и сам нередко грешит против истины. К примеру, в отношении все той же семьи Бабалян он дважды необоснованно отменял объективные и честные решения нижестоящих судебных инстанций.

Таким образом, налицо откровенное попрание закона во многих структурах судебной власти, практически на всех ступенях этой иерархической лестницы, от нормального функционирования которой во многом зависит нравственное здоровье нашего общества, гражданское согласие в нем, благополучие каждого из нас.
Между тем некоторые служители Фемиды взяли за правило манипулировать чашами ее весов, склоняя их в любую угодную им сторону. Избирательность закона, как и вытекающая из нее избирательность наказания, во многом предопределила угрожающий рост правонарушений в стране. Так, по данным Национальной статистической службы Армении, в 2008 году по сравнению с предыдущим число зарегистрированных преступлений возросло без малого на 900, в том числе умышленных убийств и покушений на убийство — на 9, нанесение умышленных тяжких телесных повреждений — на 30, изнасилований и покушений на изнасилование — на 11, разбоев — на 50. Несовершенство судебной системы, правовая незащищенность граждан в своей стране приводит к их оттоку из нее. Так, в 2008 году отрицательное сальдо миграции в расчете на 1000 человек составило 5,8.
К этому добавим еще статистику так называемых “гражданских” преступлений, когда речь идет не о физических, а о моральных травмах, которые порой пострашнее первых. И нередко наносят их сами “врачи”, которые сознательно ставят ошибочный “диагноз” и назначают неправильное “лечение”, способное навсегда исковеркать жизнь человека. Именно им, вершителям человеческих судеб, независимо от того, кто они по профессии — медики, педагоги или судьи, древние греки настоятельно советовали: “Врачу, излечися сам!”

От “НВ”.
13 апреля под председательством судьи А.Абовяна состоится заседание Административного суда РА по делу семьи Бабалян. Редакция надеется, что публикация статьи поможет справедливому решению этого затянувшегося дела.