Фейерверк

Архив 200903/09/2009

— Вот, дала за это тысячу евро, а она, собака, не залазит…
Дама с сумкой от “Луи Вюттон”, рекламируемой ныне отцом советской перестройки Михаилом Сергеевичем Горбачевым, развела руками и щелкнула собачку по носу. Та тявкнула и сделала на ковре мокро. Даме стало очень смешно. Дама определенно была дурой. Правда, дурой богатой — бедным в пятизвездочном отеле делать нечего. Как, впрочем, и небогатым мужчинам, но с ними немного другое, так как известно: каждая женщина может сделать из мужа миллионера. Если он миллиардер. Дама с собачкой свою задачу, кажется, решила.
Если смотреть на Монте-Карло незамутненным глазом, то никакого экономического краха здесь не наблюдается. Все вокруг сверкает, блестит, переливается. Улицы вычищены, деревья подстрижены, птички поют, но не громко. По первому впечатлению может показаться, что кладбища здесь нет, не должно быть. Зачем?! Автомобили, включая спортивные “феррари” и других красавцев того же ряда, когда едут, едут небыстро, но больше стоят на гостиничных парковках. Во-первых, потому, что в крошечном Монте-Карло особенно не разгонишься, во-вторых, такие автомобили у дверей роскошных отелей — это не просто красиво, но знак стабильного благополучия. Город и его гости, которые здесь в очевидном большинстве, как бы говорят себе и всему миру: нас э т о не касается, к нам э т о не относится, мы в полном порядке, нам кризис нипочем. Но здесь важно видеть вот что. Сигнал о финансовой непоколебимости, больше напоминающий заклинания, адресован не столько внешнему миру, сколько себе. Сеанс психотерапии. Чтоб успокоиться.
Еще одно пояснение. У Монако как отдельно взятого государства, пусть даже микроскопического, впадать в панику особых оснований и в самом деле нет: экономический шторм если и задел страну, то самым краешком. (В известной мере это относится еще к четырнадцати странам мира, которых журнал “Форбс” называет “счастливчиками”. Это Австралия, Бразилия, Египет, Индия, Индонезия, Канада, Катар, Китай, Ливан, Норвегия, Перу, Польша, Филиппины и Франция.)
Ни Армении, ни России в списке, как видим, нет. Ситуацию в Армении мировая пресса не комментирует никак, что же до России, то, по утверждению некоторых аналитиков, во втором квартале текущего года ее экономика “упала” аж на 10,9 процента. Вопрос, которым задаются многие: если такова цена зависимости от нефти, то почему в других нефтедобывающих странах стало не хуже, а даже лучше? Например, в Саудовской Аравии, Бахрейне или более понятном нам Казахстане. Частичное объяснение факта в том, что, по словам Дмитрия Медведева, “у российской экономики не будет будущего, если она не перестанет быть сырьевой, нынешний путь развития тупиковый”. И далее: “России нужно движение вперед, пока этого нет. Топчемся на месте, и это четко продемонстрировал кризис”.
Признание президента говорит о том, что сегодня в стране далеко не все ладно, а что будет завтра: то ли кирдык, то ли прорыв — без комментариев. То, как ведут себя россияне на лучезарных пляжах Европы, во многом не стыкуется с сумеречной картиной на родных берегах и даже напротив — чуть ли не кричит о благополучии поглощенной курортным сезоном публики. Нельзя, конечно, сказать, что российская бизнес-элита и сопровождающие ее лица подстерегающей опасности не чувствуют, но в столкновении самоистязания с самоутверждением пока верх берет второе. Что в известном смысле, может, и неплохо. Уже хотя бы тем, что надежда лучше отчаяния, хотя лучше все равно действие.
…Россиян на Лазурном берегу больше всех других иностранцев, если не вместе взятых, то около того. Узнавать их нетрудно: по русской речи, если находишься близко (а если не близко, то все равно), многие рестораны пишут меню уже и на русском, в гостиницах, магазинах, пунктах обмена валют важная информация опять же на русском, про “спасибо” и “пожалуйста” с характерным французским прононсом я даже не говорю. Опознанию сограждан сильно помогла и гостившая у нас телеведущая Первого канала Катя Андреева — какой русский оставит звезду без внимания? Словом, автор имеет все основания утверждать, что понятие “далеко от Москвы” здесь стремительно устаревает.
А как распознают россиян местные? Парикмахер Джанкарло, который никак не мог понять, почему называть его Карлоджан во всех отношениях лучше, в качестве особой приметы называет чаевые. Если их размер переходит за грань разумного, значит, перед тобой русский. Говорят, в этом сезоне гонорар за услугу взметнулся еще выше — наверное, чтоб лишний раз показать отсутствие каких бы то ни было проблем.
…По вечерам в Монте-Карло то и дело устраивают фейерверки — иногда по поводу, но чаще — без. Так, для хорошего настроения… Любоваться симфонией цвета в сопровождении подходящей к волшебной феерии музыки и в самом деле приятно. Витая в призрачных облаках, как-то забываешь о реальных делах на земле: всяких там балансах-авансах, профицитах-дефицитах, инфляциях-девальвациях и других спутниках экономических кризисов. А так, находясь рядом с праздником, который всегда с Монако, легче дышится, дальше видится и больше верится. В лучшие времена, а главное — в самого себя. Ведь, как говорил Джон Дэвисон Рокфеллер: “Ваше благополучие, господа, зависит от ваших собственных решений”.
Старина Джон знал, что говорил.
Сергей БАБЛУМЯН
Монте-Карло — Ницца — Москва