Фатих Акин: Турция готова к крупному фильму о геноциде армян

Архив 201430/08/2014

Турция готова к крупному фильму о геноциде армян. Об этом в интервью газете “The New York Times” заявил немецкий кинорежиссер турецкого происхождения Фатих Акин, который недавно снял фильм про геноцид армян под названием “Шрам” (The Cut). Фильм представлен на нынешнем Венецианском кинофестивале. Новости Армении — NEWS.am приводит отрывки из интервью Фатиха Акина.

— Вы недавно сказали турецкой газете, что эта страна созрела для крупного фильма о геноциде армян. После этого газета получила угрозы расправы. Вы изменили свое мнение?
— Нет, я все еще верю, что Турция готова к этому. Два моих друга, оба продюсеры, прочитали сценарий. Один из них сказал, что будут бросать камни, а другой сказал, что будут бросать цветы. Вот так — оружие и розы. Но я показал фильм людям, которые отрицают тот факт, что события 1915 года были геноцидом, а также людям, которые признают его, и фильм оказал на обе группы то же эмоциональное воздействие. Я надеюсь, что фильм будет рассматриваться как мост. Наверняка есть радикальные группы, фашистские группы, которые боятся любого примирения. И чем меньше они, тем громче лают. Газета “Акос”, которой я дал интервью, на самом деле армяно-турецкая еженедельная газета, где работал журналист Грант Динк.
— Он был армянином и был убит в 2007 году турецким подростком-националистом. В 2010 году Вы пытались снять фильм о жизни Динка, но не смогли найти актера в Турции на его роль.
— Я записал пять имен турецких актеров, которые, как я думал, могли бы сыграть его. И все они стали нервничать из-за сценария. Я не хочу никого обидеть, я не живу в Турции, поэтому в некотором смысле я в безопасности. Но у этих актеров могли быть проблемы. Никакой фильм не стоит того.
— В какой мере эта история основана на жизни реального человека?
— Я провел много исследований, пока писал это. Я обнаружил дневники армян, которые уехали в Гавану, когда им было за 20, а также устные рассказы и литературу о лагерях смерти и маршах смерти. Я собрал очень богатые портреты свидетелей и попытался связать их вместе.