Евразийский союз — гарант сохранения суверенитета Армении

Архив 201129/11/2011

Прежде чем проанализировать внутриполитические процессы, разворачивающиеся в Республике Армения накануне выборов в Национальное собрание, необходимо разобраться и понять, какие глобальные сдвиги характерны для современного мира и какое воздействие они могут оказать на внутриполитическую обстановку в странах Большого Ближнего Востока и Южного Кавказа. Без осмысления этого претендовать на объективность и исчерпанность своего видения будущего РА не приходится.

Недавние события, произошедшие в Греции и в ряде стран Европы, не оставляют сомнений в том, что вторая волна мирового финансово-экономического кризиса уже накатывается на страны Евросоюза, особенно на отдельные страны, входящие в зону Евро: Италию, Испанию, Португалию, Ирландию. Эти государства, по примеру Греции и Италии, в самое ближайшее время, к великому неудовольствию своих сограждан, будут обречены принять жесткие фискальные меры, чтобы как-то уберечься от дефолта. Не лучшим образом развиваются события и в США. Достаточно вспомнить начавшиеся 17 сентября т.г. в Нью-Йорке акции протеста, которые организовало движение “Оккупируй Уолл-стрит” (Occupy Wall-Street). Заслуживает особое внимание отношение к этим акциям политической элиты США. Так, один из претендентов на выдвижение в президенты США от Республиканской партии предприниматель Херман Кейн, выступая 9 октября на CBS News, назвал эти акции протеста антиамериканскими, поскольку “они означают неприятие капитализма и свободного рынка”. Словом, всего того, что позволили Америке занять ее нынешнее положение в мире. “Это классовая война”, — отметил Кейн, а движение организовано профсоюзами и связанными с ними группами, которые стремятся перевести огонь критики за проблемы в экономике США с Барака Обамы на частный бизнес. В то же время лидер демократического меньшинства в Палате представителей Конгресса США Нэнси Пэлосси поддержала движение “Оккупируй Уолл-стрит”.
Участники движения, которые с середины сентября пикетировали финансовые учреждения в Нью-Йорке, 9 ноября маршем двинулись на американскую столицу Вашингтон. Время было выбрано не случайно, так как в последней декаде ноября двухпартийный Комитет Конгресса США по бюджету должен представить предложения по сокращению бюджетного дефицита на 1,4 трлн долларов в ближайшие 10 лет. При этом предполагается, что на будущий финансовый год сокращение дефицита бюджета составит 120 млрд долларов. Кроме того, конгрессмены должны высказать свое решение относительно сохранения или отмены налоговых льгот для состоятельных американцев. Особо отметим, что акция протеста, по замыслу ее организаторов, преследует цель привлечь общественное внимание к преступлениям финансовой элиты США и призывает к структурным изменениям в экономике страны. Демонстранты в качестве политического слогана используют фразу “Нас 99%” (We are 99%). В ней отражается экономический тренд, начавшийся в 70-х гг. XX века, когда большая часть доходов и богатств США была сконцентрирована у 1% населения. Так, согласно Управлению Конгресса США по бюджету, с 1979 по 2007 гг. доходы 1% населения Соединенных Штатов Америки выросли в среднем на 275%. В тот же период доходы 60% американцев, составляющих средний класс, выросли лишь на 40%. При этом следует отметить, что за последние 30 лет этот 1% населения стал платить меньше налогов, более того, у 400 наиболее богатых налогоплательщиков доходы выросли на 392%, при падении выплачиваемых ими налогов на 37%. Думается, что о многом говорят и итоги опроса, проведенного 13 октября т.г. журналом Time. Так, 54% опрошенных изданием американцев заявили, что положительно относятся к протестам на Уолл-стрит, в то время как 23% — отрицательно. Опрос, проведенный CBS News/New York Times, показал, что 43% американцев согласны с протестующими, 27% — не согласны (митинги протеста прошли в Чикаго, Бостоне, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Питсбурге). Данные опросов об участниках этих акций, проведенных среди широких слоев американского населения, говорят о том, что их участие в митингах протеста во многом является следствием ущемления интересов американского среднего класса. Справедливости ради отметим, что в сравнении с Европой, где имеет место тотальное ущемление интересов среднего класса, этот процесс в США протекает медленнее.
Попробуем проанализировать и другие процессы, которые в настоящее время происходят в мире и в свете этого рассмотреть наши региональные проблемы. Так, все мы являемся свидетелями того, что в последние два десятилетия глобализация на экономическом уровне сопровождалась усилением взаимосвязей, взаимодействий и взаимозависимости экономических систем разных стран мира, интернационализацией производства и капитала. Эти тенденции, присущие глобализации, привели к образованию транснациональных монополий, корпораций. Они же в свою очередь стали насаждать установление универсальных норм и условий ведения хозяйственной деятельности в государствах своей дислокации, которые различаются уровнем экономического развития, видом общественно-политической и социально-экономической систем. При этом мы становимся свидетелями параллельно происходящих процессов замены и модернизации технологий на высокопроизводительные. Модернизация технологий приводит к существенному уменьшению числа людей, непосредственно занятых в сфере материального производства. Более того, в постиндустриальных странах экономика достигла такого качества, когда для большинства работников, занятых в производстве, актуализируется необходимость иметь относительно высокий образовательный уровень. При этом следует отметить, что благосостояние значительной части населения ведущих стран Запада, США, Канады, Евросоюза за последние три десятилетия поднялось настолько, что интеллектуальный рост и совершенствование профессиональных и творческих способностей занимает все более важное место в ценностной шкале общества.
Это в свою очередь привело к тому, что люди, основные материальные потребности которых удовлетворены, занятые интеллектуальным трудом, начинают предъявлять все более повышенный спрос на услуги. Необходимо также отметить, что повышение доли квалифицированного труда не только значительно актуализировало вопрос повышения уровня квалификации работников, но и привело к изменению структуры общества. Далее, в результате развития международного разделения труда на наших глазах происходит постепенная концентрация производства в регионах, наиболее выгодных для осуществления конкурентной деятельности. Борьба за получение более высокой прибыли вынудила глобальные транснациональные монополии (корпорации) размещать производства в регионах, которые обеспечивают конкурентные преимущества производимых ими товаров в силу низкой себестоимости, в частности, в Китае и странах Юго-Восточной Азии.
При этом результат производства, в том числе и прибыль, продолжают принадлежать материнским компаниям и становятся дополнительным источником потребления и развития сферы услуг в странах размещения их штаб-квартир, в то время как производственные подразделения находятся в других государствах. Мы становимся очевидцами того, что в постиндустриальных странах происходит постепенное изменение структуры потребления. Здесь после стабильного обеспечения своего населения товарами первой необходимости начинается опережающий рост потребления услуг по сравнению с ростом потребления товаров. Это в свою очередь приводит к соответствующему изменению пропорции производства и занятости в структуре самой экономики. В то же время новые индустриальные страны, обладающие такими конкурентными преимуществами, как дешевая рабочая сила и более низкое налоговое бремя, привлекают на свою территорию все новые и новые отрасли промышленности. Эти процессы, сопутствующие глобализации, уже привели к глобальному переносу промышленного производства в Китай и страны Юго-Восточной Азии. Во многих государствах этого региона и других развивающихся странах характерной особенностью стало и то, что транснациональные монополии предпочитают создавать предприятия неполного цикла, производящие полуфабрикаты или осуществляющие сборку готовой продукции из импортных деталей.
В результате этого великого передвижения капиталов в обширный регион Китая и Юго-Восточной Азии ведущие страны Запада с годами все больше и больше становятся импортозависимыми. Так, по данным Центрального Разведывательного Управления США, по итогам 2010 года дефицит торгового баланса США составил 470 млрд 200 млн долларов, Италии — 67 млрд 940 млн, Испании — 63 млрд 650 млн, Великобритании — 56 млрд 190 млн, Франции — 54 млрд 400 млн, Канады — 48 млрд 500 млн, Турции — 48 млрд 420 млн, Греции — 19 млрд 890 млн, Польши — 15 млрд 900 млн долларов. По Евросоюзу в целом дефицит торгового баланса составил 11 трлн 70 млрд долларов. При этом считаем принципиально важным отметить, что ФРГ закрыла 2010-й год, имея положительное сальдо торгового баланса в объеме 188 млрд 400 млн долларов (второй результат после Китая, положительное сальдо торгового баланса которого составило 305 млрд 400 млн долларов, у Японии третий результат со 166 млрд 500 млн долларов, у России — четвертый результат с 71 млрд 130 млн долларов, у Азербайджана по итогам минувшего года положительное сальдо торгового баланса составило 15 млрд 40 млн долларов — 19-й результат).
Эта тенденция сохраняющегося огромного дефицита торгового баланса во внешней торговле ведущих стран Запада, естественно, предполагает необходимость осуществления внешних заимствований. Специфика положения в том, что в случае с США и странами Евросоюза их национальные валюты — доллар и евро (для государств еврозоны) выполняют функции не только меры стоимости, средства обращения, средства платежа и накопления, но также выполняют важнейшую функцию — функцию мировой резервной валюты. Правительства этих стран для покрытия огромного дефицита торгового баланса вынуждены выпускать государственные облигации (в случае США — казначейские обязательства) или европейские ценные бумаги, которые и распределяются по многим странам мира. Наиболее крупными держателями американских ценных бумаг являются Китай, Япония, Россия. Процесс выпуска государственных ценных бумаг сопровождается крупномасштабными эмиссиями “доллара” и “евро”, что влечет за собой ежегодное наращивание внешней задолженности стран-эмитентов. Чтобы полнее представить, о каких объемах эмиссии идет разговор, приведем некоторые данные. Так, на 18 ноября 2011 года государственный внешний долг США составил 15 трлн 33 млрд 607 млн долларов, что составляет 100% ВВП этой страны. Внешний долг на душу населения в США составил 50 тыс. долларов. Внешний долг Евросоюза на 30 июня 2010 года составил 14 трлн 120 млрд долларов, или 93% ВВП ЕС. Внешний долг на душу населения по странам ЕС в целом составил 27886 долларов. Для сравнения скажем, что государственный внешний долг России составляет 519 млрд 359 млн долларов, или 35% ВВП, а государственный внешний долг на душу населения в Российской Федерации — 2611 долларов. Государственный внешний долг Китая на январь 2010 года составил 347 млрд 100 млн долларов, или 7% ВВП, а на душу населения — 260 долларов.
Фактически США и 16 стран Евросоюза, включая Францию, Великобританию, Италию, Испанию, Португалию, имея огромное отрицательное сальдо внешнеторгового баланса и обремененные государственным внешним долгом, равным и превышающим ВВП этих стран, в ближайшей перспективе, несомненно, окажутся в весьма сложном финансовом положении. Новые же заимствования путем выпуска ценных бумаг правительств США и стран Евросоюза и дальнейшее использование вырученных за счет их размещения денег для кредитования потребителей своих стран, то есть среднего класса, что позволит поддерживать на высоком уровне потребительский спрос, не представляется возможным. Такой ход развития событий может изнутри взорвать всю финансовую систему Запада, а значит, и мира. В настоящее время положение усугубляется еще и тем, что никто не знает, что же нужно предпринять для предотвращения надвигающейся второй волны мирового финансового кризиса. Молчание на этот счет большинства политиков и экспертного сообщества носит знаковый характер.
Люди, естественно, задаются вопросами: был ли мировой финансово-экономический кризис 2007-2009 гг. прогнозируемым или непредвиденным, завершился ли он или в ближайшее время мы станем очевидцами второй волны? Если кризис был прогнозируем, что же надлежит сделать в настоящее время, чтобы предотвратить его? Если он был прогнозируем, то не является ли случившееся доказательством тому, что уже никто не может контролировать мировую финансовую систему? Вполне очевидно, что в условиях огромного государственного внешнего долга и дефицита торгового баланса для поддержания стабильного курса “доллара” и “евро” необходимо обеспечить постоянный приток финансового капитала извне, который, как было указано выше, инвестировался бы в ценные бумаги правительств США и стран Евросоюза, прежде всего в их долговые обязательства. Добиться же крупного притока капитала в США и ЕС, производство которых менее рентабельно, чем в Китае и странах Юго-Восточной Азии, можно было лишь путем реализации стратегии “экспорта нестабильности”, дестабилизацией обстановки во всех других странах и регионах планеты. Только в условиях тотальной дестабилизации в глазах развивающихся стран мира США и страны Западной Европы могут восприниматься в качестве идеального места для осуществления масштабного вложения финансового капитала с точки зрения их максимальной надежности.
Арташес ГЕГАМЯН, лидер партии
“Национальное Единение”, председатель правления общественной организации
“Северная Перспектива”