Евразийский союз — гарант сохранения суверенитета Армении

Архив 201101/12/2011

Продолжение. Начало в номере “НВ” от 29 ноября.
Анализируя состояние дел в мировой экономике, можно сделать вывод, что одной из основных черт современного капитализма является господство глобальных транснациональных монополий, корпораций.

При этом мы становимся свидетелями того, что современная стратегия капитала все более и более сводится к сдерживанию роста заработной платы, что неизбежно приводит к относительному обнищанию как низших слоев обществ, так и среднего класса. Справедливости ради отметим, что в последние три десятилетия для поддержания стабильного и относительно высокого уровня жизни среднего класса крупный финансовый капитал вынужденно постоянно кредитовал его. Но это делалось не в силу благих намерений, а для повышения платежеспособного потребительского спроса покупателей, то есть домохозяйств, которым длительное время предоставлялась возможность занимать в кредит деньги для покрытия своих потребностей. То есть проводилась политика стимулирования спроса, что достигалось не повышением покупательной способности, а доступным кредитом. Например, в США эти тенденции заметно усилились в 1990-е годы благодаря открытию все более и более выгодных возможностей кредитования (процентные ставки, близкие к 0%) при полнейшем игнорировании платежеспособности заемщиков. Урезание зарплат, ведущее к снижению покупательного спроса, как было отмечено выше, компенсировалось нарастанием оборотов кредитной машины. Отсюда и начался процесс наращивания огромной задолженности американских домохозяйств, которые долгие годы потребляли больше, чем зарабатывали. И это происходило в условиях, когда 17% населения этой страны было лишено всякой социальной защиты. Американские домашние хозяйства сейчас обременены долгами вдвое больше, чем французские, и втрое больше, чем итальянские.
Идеология нерегулируемости финансового рынка и породила американскую сверхзадолженность, как до этого она породила мексиканский (1995), азиатский (1997), российский (1998) и аргентинский (2001) кризисы. С другой стороны, глобализация создала положение, при котором крупные кризисы неизбежно распространяются в планетарном масштабе, не встречая на своем пути сопротивление. Именно в силу этих обстоятельств американский кризис так быстро затронул европейские рынки, начиная с рынка кредита, подведя и американскую, и европейскую экономику к порогу рецессии. Здесь следует также отметить, что транснациональные корпорации в странах дислокации своих производственных мощностей последовательно усиливали собственные позиции в этих государствах, более того, там происходил процесс сращивания политических и экономических интересов национального и транснационального капитала в условиях больной финансовой системы. То есть в условиях функционирования глобальных транснациональных корпораций мы одновременно становимся свидетелями размывания основ традиционной национальной государственности.

Иименно в этой весьма сложной обстановке, когда мир оказался перед опасностью наката новой волны финансово-экономического кризиса, когда пышным цветом цветет старый принцип либерального лицемерия: присвоение доходов при обобществлении убытков, глава Правительства Российской Федерации Владимир Владимирович Путин опубликовал 4 октября т.г. в “Известиях” статью под заглавием “Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня”. Буквально на следующий же день после ее опубликования медиапространство Запада, казалось, было взорвано изнутри. Ведущие мировые издания, словно движимые “невидимой рукой” (естественно не той, о которой говорил Адам Смит) глобального идеолога, наперебой старались стращать и без того оказавшегося в последние годы в замешательстве западного обывателя. Так, авторитетное издание The Guardian поспешило заявить: “Через неделю после заявления о своем возвращении на президентский пост Путин выдвинул грандиозную идею, цель которой — вернуть в лоно объединения бывших соседей России по СССР. Предложение создать Евразийский Союз — признак имперских амбиций российского премьера”.
В Daily Telegraph аналитик Алекс Спиллиус, анализируя статью Владимира Путина, пришел к выводу, что “цель российского премьер-министра воссоздать зону влияния на территории бывшего СССР с помощью Евразийского Союза обречена на провал”. Там же специалист из аналитического центра “Чатэм-хаус” Джеймс Ники “сопереживал” на этот счет, отмечая, что “новый союз вряд ли сможет иметь успех, поскольку для его достижения необходимо взаимопонимание и дружба с другими странами, а этим Россия похвастаться не может”. Frankfurter Allgemeine zeitung оповестил своих читателей: “Предпосылкой для успешной интеграции в Европе стали: во-первых, примерный баланс между большими странами, и, во-вторых, уважение к маленьким государствам Западной Европы. Ни то, ни другое никак не прослеживается в Евразийском Союзе”. Очень “чутко”, правда, с гастрономическим оттенком среагировал на статью Владимира Владимировича польский Dziennik, почему-то взяв на себя функции глашатая и выразителя чаяний и дум народов бывшего СССР: “Он (В.В.Путин — А.Г.) видит его (Евразийский Союз — А.Г.) в масштабном проекте интеграции по примеру Европейского Союза. Однако подобное образование никогда не будет создано, потому что народы бывшего СССР не придерживаются общих ценностей и целей, а Москва слишком слаба, чтобы их к этому принудить. Заявление Путина — это обмазывание глазурью несвежего торта объединения, который никто, кроме Москвы, на самом деле не хочет есть”. По мнению же австрийской газеты Die Presse, через 20 лет после распада Советского Союза В.Путин активнее, чем раньше, пытается взять на себя роль интегратора расколотого постсоветского пространства. Как считает обозреватель газеты Эдуард Штайнер, “в отличие от прежних попыток, в настоящий момент есть реальные шансы успешно провести реинтеграцию с отдельными государствами”. Обозреватель французского Le Figaro Пьер Русселен, комментируя идею В.Путина о создании Евразийского Союза, высказал мнение, что речь идет не о воссоздании Советской империи, а скорее о реакции на конкуренцию с Китаем в Центральной Азии. И, естественно, на этот счет не смог бы не высказаться один из ведущих аналитиков Запада Збигнев Бжезинский. “В настоящее время Россия не имеет ни одного исторического видения относительно будущего”, — заявил недавно З.Бжезинский, выступая на конференции “Украина на пути к зрелой национальной государственности” в Вашингтоне. Он отметил, что Москва хотела бы втянуть Украину в экономический блок по понятным причинам, “но в то же время сочетает это с абсурдной концепцией евразийской России, Евразийского Союза, что действительно заставляет задуматься о том, насколько реалистичны внешнеполитические взгляды Путина”, — добавил Бжезинский.
Я вовсе не случайно привел наиболее характерные отклики западной прессы на заявление В. Путина о начале формирования Евразийского Союза. Странным выглядит другое. Ведь еще в феврале 2007 года В. Путин, выступая в Мюнхене на международной конференции по вопросам безопасности, вполне доходчиво разъяснил, что Россия впредь не намерена терпеть диктат однополярного мира. Естественно, что после этого заявления президента России, всколыхнувшего правящий класс Запада, должны были последовать соответствующие действия со стороны Российской Федерации, которые не заставили себя долго ждать. Вместе с тем заявление В.В.Путина, на мой взгляд, возымело резонансный эффект еще и потому, что оно было озвучено в период, когда многие видные эксперты все настойчивее говорят о приближении второй волны мирового финансово-экономического кризиса. При этом они указывают на высокую безработицу и низкую потребительскую активность в США, на проблемы, связанные с увеличивающимся бюджетным дефицитом и высокой долговой нагрузкой США и ряда стран Европы, на нарастающий рост мировых цен на продовольствие, энергоносители и другое сырье. Все эти явления в своей совокупности способны вызвать социально-политическое напряжение и замедление экономического роста в странах Запада. О возможной повторной рецессии недавно заявил лауреат Нобелевской премии по экономике профессор Джозеф Стиглиц. Свое мнение он обосновал тем, что правительства стран Евросоюза преждевременно сократили расходы на поддержку экономической активности путем стимулирования спроса, отдавая предпочтение снижению бюджетных дефицитов. Профессор Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини, который в свое время предсказал наступление мирового финансового кризиса 2007-2009 гг., считает, что США, а также Япония и многие страны ЕС исчерпали свои арсеналы и теперь беззащитны перед лицом повторной рецессии. Согласно Нуриэлю Рубини, возможности для дальнейшей масштабной поддержки экономики за счет политики стимулирования спроса стали ограниченными, а в ряде случаев уже невыполнимыми. По его мнению, уже никто не может отрицать, что экономики развитых стран не готовы к саморазвитию, поскольку они после мирового финансового кризиса не претерпели кардинальных реформ. Так, остался неизменным долговой характер западной модели экономики, долги гасятся по традиционной схеме за счет новых займов, банковское кредитование реальной экономики и домохозяйств сокращается, а сами условия кредитования становятся жесткими. 
Интересным представляется также и мнение другого лауреата Нобелевской премии по экономике Милтона Фридмана о причинах кризиса 30-х годов 20-го века в США. Профессор Милтон Фридман, который является основателем монетарного направления в макроэкономике, утверждал, что тогда на мировой кризис необходимо было отреагировать массовым вливанием денег в банковскую систему. Он критиковал Федеральную Резервную Систему (ФРС) США за то, что она этого не сделала в 1930-е годы, следствием чего стала Великая депрессия. На этот счет еще при его жизни остро выразились критики М.Фридмана, напомнив ему поговорку о том, что “генералы всегда готовятся к прошлой войне”. В современных условиях это наблюдение оказалось уместным и справедливым и для экономистов, и для финансистов. Объективности ради отметим, что после мирового финансово-экономического кризиса 2007-2009 годов власти США, следуя рекомендациям М. Фридмана, уже залили в кризис триллионы долларов, но пока не получили желаемого эффекта в виде реального оздоровления экономики страны. Да, благодаря гигантским вливаниям ликвидности были спасены системообразующие банки США и Западной Европы, да, они получили доступ к дешевым денежным средствам, щедро “печатаемым” ФРС и Европейским Центробанком. Однако обильный денежный “дождь” так и не решил системных экономических проблем.
В панораме этих событий заявление Владимира Владимировича Путина о создании Евразийского Союза, убедительно поддержанное президентами Казахстана и Белоруссии Нурсултаном Назарбаевым и Александром Лукашенко, обрело ярко выраженное геополитическое и геоэкономическое содержание. А для Республики Армения — судьбоносное значение. Ведь не вызывает никаких сомнений, что внутреннее противостояние в Сирии, которое на наших глазах трансформируется в кровавую гражданскую войну, способно дестабилизировать ситуацию (не без внешней помощи) и в соседнем с Арменией Иране. Это в свою очередь чревато вводом международных миротворческих сил вдоль северной границы Ирана, в зоне азербайджано-нагорно-карабахского противостояния. Не приходится сомневаться, что случись такое, этим незамедлительно воспользуется Турция, подстрекая Азербайджан к началу военных действий против армии обороны Нагорно-Карабахской Республики. В этих условиях Армения поневоле будет втянута в войну, которая, несомненно, будет завершена разгромной победой армянских вооруженных сил, но человеческих жертв при этом нам не избежать. Уже не приходится говорить о том, что в условиях крайне сложной ситуации, которая складывается у границ Турции — в Сирии, Иране, а также сохраняющейся напряженности на линии азербайджано-армянского противостояния, мы можем стать свидетелями проявления новых рецидивов неоосманизма. Достаточно ознакомиться с последними выступлениями турецкого премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана, чтобы убедиться в имперских притязаниях лидеров современной Турции, которые без колебания способны на самые активные военные действия в отношении своих соседей, вплоть до военного вмешательства во внутренние дела этих стран.
Естественно, что в предотвращении подобного сценария роль России будет решающей, а ее голос, в свете последнего заявления президентов России, Казахстана и Белоруссии, — еще более весомым.
Таким образом, Республика Армения должна освободиться от иллюзии в ближайшие полтора-два десятилетия стать членом Евросоюза, тем более через реализацию требований программы “Восточного партнерства”. Ведь не секрет, что многие представители политического класса Армении возлагают на это неоправданно высокие надежды, причем политики из числа как правящей коалиции, так и оппозиции. Думается, что многосторонний, взвешенный анализ перспектив не только с точки зрения развития страны, но и ограждения ее от разрушительных последствий возможного экспорта нестабильности, ставит перед всеми политическими силами Армении вполне конкретный вопрос: для сохранения армянской государственности есть ли альтернатива членству Республики Армения в формирующемся Евразийском Союзе? Ответ на поставленный вопрос нами дан еще в 1997 году, когда была основана партия “Национальное Единение”, и является однозначным. С учетом современной политической терминологии, он имеет следующую формулировку: Евразийский Союз — гарант сохранения суверенитета Республики Армения.
Арташес ГЕГАМЯН