“Есть маленький остров великой любви…”

Архив 201208/03/2012

Бывший бакинец, ныне житель Нью-Йорка говорит о своих друзьях-азербайджанцах — о сохранившемся посреди моря ненависти “маленьком острове любви”… В предисловии к своей статье, опубликованной в газете армян России “Еркрамас”, Юрий ЦАТУРЯН рассказывает о себе.

“Бывший бакинец, армянин. 27 лет отдал преподавательской работе в АЗИ-НефтеХим — первом нефтяном вузе Европы, который был основан в 1920 году. …В течение 5 лет (с 1976 по 1981 гг.) преподавал в Алжирском Нефтяном вузе свой предмет “Электротехника”. До этого в течение 11 месяцев учился французскому языку в Московском институте им.Мориса Тереза и проходил стажировку в течение 2-х месяцев в университетах Парижа и Монпелье. Одновременно вел общественную работу (вначале по комсомольской, затем по партийной линии). Общественная заключалась в дизайнерской и оформительской работах, проводимых в институте. На сайте Day.Az демонстрируется значок-логотип института, созданный мной. Увлекался спортом: 14 раз был победителем различных чемпионатов и спартакиад Азербайджана. Дважды выпадала честь нести флаг республики на парадах по водным видам спорта в Москве: на спартакиадах народов СССР в 1956 и 1960 годах.
После известных трагических событий в Баку многих армян из Азербайджана раскидало по свету. Часть попала в Америку. Большинству иммигрантов хорошо известны трудности в первые годы жизни в стране. Прежде всего — это утрата своего прежнего статуса, когда учитель или врач, чтобы выжить, становятся за прилавок магазина или сиделкой у пожилых и больных людей, а профессор садится за руль кар-сервиса и т.д.
В прежней жизни я с детства аккуратно ходил в студию при городском Доме пионеров: я любил рисовать. Позже моим хобби стала резьба по дереву, что помогло мне уже в Америке поступить на работу в возрасте 59 лет в известную фирму по выпуску художественных рам, где я проработал в течение 10 лет (так называемые 40 кварталов, необходимых для минимальной американской пенсии).
Другой проблемой в новой жизни является потеря старых друзей. Ведь со многими из них связана вся наша зрелая жизнь. Но как говорится, нет плохих народов, есть плохие политики. И поэтому, несмотря на антиармянскую истерию, развязанную официальным Баку, общение азербайджанцев с армянами продолжается.
Слова, вынесенные в заглавие этой статьи, — строки из стихотворения народного поэта Азербайджана Мамедзаде Сиявуша, моего школьного друга. Он посвятил его мне (произведение опубликовано в журнале “Литературный Азербайджан” в январе 2010-го). Называется оно “Звонок из Нью-Йорка” и надписано: “Посвящаю Ю. Ц-ву”. Таким образом он упрятал мою пятую графу (вынужденная дань политике нынешнего Азербайджана) и сумел опубликовать стихотворение в журнале, где большинство статей полны ненависти к армянам”.
Юрий Цатурян приводит пространный фрагмент из посвященного ему произведения. Мы ограничимся цитированием нескольких строк (надеемся, автор статьи простит нам некоторое искажение стихотворной строфы):
…Кто разлучил нас? Кто раскидал? / Сойдемся ль с ответом? Замечу при этом — Горластым адептам не подпевал. / Как радиация Вспыхнула ненависть, / Люди забыли, что Были людьми. / Но есть гравитация Доброй памяти, есть Маленький остров Великой любви. / Есть притяжение Нашего дружества… / Над протяженностью дымных Границ”.
В P.S. к произведению поэт пишет: “Я, посвященье скрыв Инициалом, / Был движим своим опытом / Усталым — При нынешней насупленной погоде / Подобное общение не в моде”.

С автором этих строк меня свела судьба еще со школьной скамьи, продолжает Ю.Цатурян. Уже тогда, обратив внимание на его поэтический дар, стал привлекать его к участию в школьной стенгазете. В дальнейшем эти отношения перешли в дружбу на долгие-долгие годы.
С другим моим старинным другом меня связала не школа, а уже институт. Это Ариф Керимов, ныне профессор, д.т.н., завкафедрой АзИнефтиХим. Вместе с ним мы все студенческие годы также занимались общественной работой, и дружба наша крепла год от года и продолжается по сей день. Несколько раз мы назначали встречи в Москве, куда я вылетал специально для того, чтобы встретиться с ним (так сказать, на нейтральной территории). Я рад был принять его в Нью-Йорке в прошлом 2011 году летом. На этот год Ариф Керимов приедет ко мне вместе со своей женой Севиль. Продолжается моя дружба и с другим представителем азербайджанской интеллигенции, ученым, ныне московским предпринимателем Зауром Ашурлы. Уже несколько раз он приезжает в Нью-Йорк на мой день рождения.
В очередной приезд, когда он узнал, что в Нью-Йорке проживают еще четыре человека из его школьного класса, решил свой юбилейный день рождения (70 лет) отметить сначала в Нью-Йорке, затем в Москве, а позже в Баку, у сестры. В числе нью-йоркцев известный в армянской русскоговорящей общине города, преуспевающий профессор по программированию в двух колледжах Нью-Йорка Сафаров Юрий.
Будучи в Нью-Йорке, Заур как большой ценитель искусства всегда просит повести его в здешние музеи и джазовые клубы. В один из его приездов мы пошли в Карнеги-Холл на концерт, посвященный 90-летию азербайджанского композитора Кара Караева. Билетов не было, и мы, огорченные, стоим на тротуаре. Вдруг подходит незнакомый мужчина и дает нам билеты. Мы обрадовались, стали предлагать деньги, но он категорически сказал: “Никаких денег, я вас приглашаю”. Так началась наша дружба с заслуженным художником Азербайджана Исмаилом Мамедовым, работающим в области станковой живописи, графики, монументального и театрально-декоративного искусства. Позже выяснилось, что в бытность председателем Союза художников Азербайджана он, несмотря на сопротивление многих членов этого союза, разрешил выпуск каталога другого известного в республике художника Юрия Саркисова, армянина по национальности, кстати, моего родственника и друга. А это была вторая половина 80-х годов, когда антиармянская истерия в республике стала набирать обороты и через некоторое время случился Сумгаит. Когда я сообщил об этой встрече Юре Саркисову, живущему сейчас в г. Провиденсе, он с радостью пригласил нас в гости к себе, где мы провели два незабываемых дня.
Кстати, Юрий Саркисов являлся одним из выдающихся художников Азербайджана. Ему легко удавались также оформительские работы. Так, практически все портреты Политбюро и правительства, которые должны были висеть в праздники на доме правительства и двух зданиях АзИнефтеХима, делались руками Юрия Саркисова.
В тот период ректором нашего института был очень авторитетный человек не только в науке, но и вообще в республике. Очень порядочный и умный человек: академик, Герой Социалистического труда Исмаил Ибрагимов. Он придавал большое значение дизайнерской и оформительской работе института. Никогда не забуду, когда однажды после завершения очередной подобной работы он обнял меня и сказал “оглумсан” (ты — мой сын). Никогда не забуду, когда я поехал с вещами на практически безлюдную контейнерную площадку железнодорожного терминала г. Баку. Иду по площади и вдруг вижу сына ректора И.А.Ибрагимова Акифа. Тогда он был доктором математических наук, заведующим отдела математического института в республиканской Академии наук. Спрашиваю: “А что ты здесь делаешь?” Он говорит: “Юра, ты что, забыл, что у меня жена армянка? Переезжаю в Москву”.
В молодости я дружил с Рустамом Ибрагимбековым, сейчас известным далеко за пределами Азербайджана писателем, сценаристом и режиссером. Он также учился в АзИНефтеХим. Он был секретарем бюро комсомола Нефтепромыслового факультета, а я был секретарем бюро комсомола Энергетического факультета. После окончания АзИНефтеХима он еще закончил ВГИК. Мы часто отдыхали вместе в закрытом пансионате в Загульбе, на берегу Каспийского моря. Путевки в этот пансионат на берегу Каспийского моря в селе Загульба особенно летом полагались лишь высшим руководителям республики. Таковыми были отец Рустама Ибрагимова и мой тесть Акопов Егише Семенович. Он занимал должность главного Арбитра Азербайджана до 1974 г. В сороковых годах (во времена Багирова М.Д.) Егише Семенович долгое время был председателем исполкома Нагорного Карабаха. Наверное, самым последним армянином, имевшим приличную должность в республике, был мой младший брат Борис Цатурян, который был председателем исполкома самого большого района г. Баку — Наримановского с 1972 по 1981 гг.
…Потом связь с Рустамом Ибрагимбековым прервалась, т.к. я уехал из Баку — сначала в Ереван, а потом в 1992 г. в Нью-Йорк. В последний раз я видел его зимой в 1989 г. в Баку, перед моей эмиграцией на похоронах его отца. Бакинцы в Нью-Йорке отмечали юбилей Рустама Ибрагимбекова — 70-летие со дня рождения. Я был среди приглашенных. В 2011 г. он присутствовал на дне моего рождения, опять же в Нью-Йорке. Его неутраченные, несмотря на антиармянскую истерию, возведенную в разряд государственной политики, порядочность и гражданское мужество позволили как-то заявить в одном из интервью о том, что из-за исхода бакинских армян прекратила существовать бакинская элита.
И наконец, многие меня спрашивают: “Ты пользовался уважением в институте, но почему ты не защитил докторскую диссертацию?” И я на это всегда отвечал так: “На нашей кафедре был доцентом Цекун Наум Александрович. В науке он занимался коррозионными проблемами. Ему было около 64 лет, когда в конце восьмидесятых вздумал защитить докторскую диссертацию. Его “прокатили” на защите, причина — “пятая графа”. Получив инфаркт, он умер”.