Есть контакт!

Архив 201613/12/2016

Бродского спросили: «Над чем работаете?». Поэт ответил: «Над собой».

 

Из бесконечного разнообразия человеческой деятельности эта работа самая сложная. Еще труднее, когда на вопрос «И что из этого вышло?» отвечают те, у кого работающий над собой человек всегда на виду. По причине чего самосовершенствование перестает быть делом сугубо личным, а становится общественно значимым, но это еще не значит, что обязательно общественно полезным. Чтоб правильно управлять, надо научиться многих (чем больше, тем лучше) слушать и понимать. Как? По-разному. Ну, например.

Избранный недавно президентом Узбекистана Шавкат Мирзияев выступил на днях с замечательным почином: объявил 2017 год «Годом диалога с народом и интересов человека».

— Власти должны уметь слушать людей, решать их насущные проблемы. В этих целях надо создавать общественные приемные, которые будут всегда открыты для людей, — сказал Шавкат Мирзияев.

Он сказал правильно. Впереди целый год, посмотрим, что получится.

Тем временем, говоривший не менее правильные слова Михаил Саакашвили готовится бомжевать в транзитных зонах аэропортов. Почему? Тут еще проще. Находясь в беспрестанном аудиовизуальном контакте с населением Одесской области, буревестник всех и всяческих революций наговорил и наобещал столько, сколько ни один трезвый грузин не скажет на самом крутом застолье. И пусть Саакашвили признанный мастер художественного слова и балетных пируэтов в сольном исполнении, но люди, они же не дураки (одесситы не исключение), уже давно не верят громким словам, а следят за реальными действиями много обещающих, ждут от них результата.

При беспрестанном мельтешении грузинского гостя на телеэкранах и бесконечных заклинаниях в речах результат – ноль. И вот уже киевские боги задумались: а не лишить ли залетного украинского реформатора гражданства, раз уже не согласился отбыть послом куда-нибудь подальше. «Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал…».

Теперь о нас. В принципе, условно говоря, «Год диалога с народом» в Армении уже идет. Премьер слушает всех: своих министров (но просит коротко и по существу), представителей оппозиции, просто граждан, выходит из машины, чтоб услышать потерявшую веру и надежду женщину, заседания правительства проходят в открытом режиме – чтоб и народ тоже свое правительство слышал. Журналисты приглашаются на неофициальные встречи. Вот пообщался недавно Карен Карапетян с пожилой женщиной, Сатеник Теледжян, решившей передать доставшееся от брата наследство (почти тридцать два гектара земли) детскому дому в Харберде. Премьер поблагодарил госпожу Теледжян за инициативу, а она ему в ответ: «Я нахожусь на последнем этапе своей жизни и от всего сердца желаю Вам успехов…».

Эти слова, как и благородный поступок,  – так кажется автору – не только от доброты, присущей возрасту, в котором Сатеник Теледжян находится, они как отклик на то, когда амбиции демонстрируются меньше, а способность что-то решать больше — на таких людей надеяться можно. Флюиды доверия, возникающие от соприкосновения привилегированных служивых и простых людей, создают теплоотдачу и делают свое правое дело. Есть контакт!

 

Но это лишь начало сложной и долговременной работы по установлению доверительных отношений между так называемыми элитами и обществом. Имитация, фальшь, подделка здесь быстро распознаются и так же быстро, как ржа ест некачественный металл, разъедают неправедно нажитый авторитет. Врать тут нельзя, то есть можно, но мало кто обманывается. Тут или одно, или другое.- Быть могущественной — это как быть настоящей леди. Если вам приходится напоминать людям, что вы ею являетесь, вы ею не являетесь точно, — любила повторять Маргарэт Тетчер. Потому «работа над собой», о которой говорил Иосиф Бродский,не может быть закончена, она бесконечна. Легкую прогулку под парусом никто не обещает. Как утверждал один остряк, бюрократы, они как большой спортивный мяч – прижать их к стене невозможно. Но стремиться к этому надо. Один из способов – контакты с людьми не терять, а, напротив, расширятьи укреплять.

Москва