Есть город, который проснулся в беде

Архив 201312/12/2013

Неблагополучие впавшего в банкротство Детройта видно уже во Франкфурте, перед посадкой в “Боинг”, готовый подняться в воздух, чтоб пересечь океан. Что мы имеем при этом в виду? Сравнительный анализ настроя и чисто визуального досмотра пассажиров, вылетавших в том же направлении три года тому назад, с теми, кто готовился подняться на борт самолета сегодня. Сравнение, увы, не в пользу последних. Если прежде “Боинги” на Детройт заполняли говорливо-жизнерадостные люди большей частью средних и молодых лет, то нынче — преимущественно пенсионного и предпенсионного возраста без блеска в глазах и задора в голосе. Потому что тогда улетали в город, признаваемый одним из экономических локомотивов США, а теперь в город-банкрот, где молодым да бойким делать нечего.

 

Несколько штрихов к портрету Детройта, в котором восемьдесят два процента жителей черные, в то время как семьдесят два процента Мичигана — белые. Разделение по цвету кожи началось еще в 1942 году и продолжилось в 1967-м: и в сороковых, и позже — на расовой почве. — Сегодня по Детройту можно ездить целый день и ни разу не встретить белого человека, — утверждают старожилы.
Автор никакой не старожил, но думает, что речь не о центральной части города, где вполне уживаются памятники чернокожему боксеру Джо Луису и белому композитору Комитасу, установленному по настоянию и на деньги миллиардера Алека Манукяна, тоже, разумеется, белого. Между тем мирно соседствуют не только изваяния в камне, но и люди во плоти — черные и белые. Но это, повторюсь, в сердце Детройта, где живут состоятельные афроамериканцы и не менее благополучные белые граждане США, которым в случае чего есть что терять.
Другая картина за пределами центрального кольца. Чуть дальше от знаменитых автосалонов, респектабельных кварталов, университета, оперы и кинотеатров. Там разруха (семьдесят восемь тысяч брошенных домов), там темно (сорок процентов уличных фонарей не работают), там страшно (самый высокий уровень преступности среди больших городов Америки), там царство проституции, наркоты и насилия. Городу нечем платить пожарной охране, “Скорой помощи” и полиции, которая может прибыть по вызову лишь через пятьдесят восемь минут, тогда как среднее время на отклик по США — одиннадцать минут.
Как дошли до жизни такой? Ровно так, как доходят при бездарном управлении любым городским хозяйством (нам ли этого не знать?). Плюс экономический кризис. Плюс вороватый мэр, угодивший в конце концов за решетку. Минус своевременное вмешательство федерального центра в спасение впавшего в кому города.
О вороватом мэре чуть подробнее, он того заслуживает. Говорят, тот, кто сказал, что за деньги не купишь счастье, не знал, куда идти за покупками. Мэр Детройта знал. Откусывая свои ломти счастья, он заметно облегчил городскую казну. Демонстрируя дружеское расположение к самому себе, оплачивал тем же манером спортивные увлечения и оздоровительные процедуры.
Хорошо бы мэр тихо-мирно подворовывал в условиях процветающего города и всеобщего благоденствия граждан. Так нет, к концу бесславной карьеры градоначальника долги Детройта достигли восемнадцати миллиардов долларов, вследствие чего Детройт был объявлен банкротом, после чего к нему приставили кризисного управляющего, что в США случается не так уж часто.
Понятно, что стольный город американского автомобилестроения понесло вразнос не в один день и не только из-за профнепригодного мэра. Автоград стал загибаться аккурат ко времени, когда машиностроение Японии наводнило своими автомобилями весь свет, включая Новый. Автору, дислоцирующемуся в близко лежащем от Детройта городке, это видно невооруженным глазом: чуть ли не каждый третий автомобиль здесь японский. Потому что дешевле, экономичнее, да и с комфортом тоже вполне.

Вернемся, однако, к главному. Пока бывший мэр осваивался в тюрьме, детройтцы нашли себе нового (впервые за сорок лет белого) градоначальника. Зовут Майк Дугган, но на слуху больше другое имя — Брайен Барнхилл. Двадцать семь лет, уроженец Детройта, выпускник Гарварда, работал в Нью-Йорке, четыре года назад вернулся домой, возглавил избирательную кампанию и привел своего подопечного к победе. Как удалось? Способов не один, но вот два. Первое: помощники нового мэра двести пятьдесят раз встречались с жителями Детройта, чтоб установить связь с жителями всех районов города. Второе: они сделали так, чтобы все, кто работал на Дуггана и ставил на него, выходили на общественные работы: помогали убирать улицы, патрулировали их, не допускали поджогов деревьев и заброшенных домов. Смысл? Показать детройтцам, что избирательная кампания должна сделать жизнь в городе лучше, а не только помочь Дуггану победить на выборах. То есть если их кандидат и не выиграет, то во всех случаях Детройт не проиграет.
Что ожидает город дальше, автор, конечно, не знает, и потому слово профессору Денверского университета Джонатану Эделману, который знает. И утверждает, что невозможно проиграть, если у тебя нет соперника. Соединенные Штаты, считает профессор, “по-прежнему мировой лидер. Они намного превосходят остальной мир по мягкой силе (что бы это значило? С.Б.). Каждый год в Америку прибывает намного больше иммигрантов (один миллион), чем в любую другую страну. По торговому профилю Штаты — типичная страна первого мира: активный экспорт потребительских и технологических товаров и импорт природных ресурсов. США лидируют в областях высоких технологий, финансов, бизнеса, киноиндустрии, высшего образования. Они обладают самой мощной армией в мире, на которую тратят пятьсот шестьдесят миллиардов долларов в год”.
Ну, и так далее. А поскольку Мичиган со своим Детройтом неотъемлемая часть Соединенных Штатов, то беда его минует и город не пропадет. Хотя, тут важно, какими глазами смотреть. Известно, пессимисты говорят, что коньяк пахнет клопами, а оптимисты, что это клопы пахнут коньяком… 
Детройт