“Есть две Армении: Ереван и вся остальная страна”, — писал в Вашингтон Джон Эванс

Архив 201112/02/2011

Если бы не Wikileaks, докладные посла, служившего в Армении в 2004-2006 гг., должны были быть рассекречены в июле 2016 года. В своих отчетах Эванс не просто описывает удручающую ситуацию в армянских регионах, он, похоже, немало переживал за судьбы людей, оказавшихся на самом дне жизни. В докладной, больше напоминающей хорошо выписанный репортаж, посол детально излагает конкретные истории, связанные с трафикингом, которые он обсуждал с представителями правоохранительных органов РА.

Армянские правоохранители, отмечал он, “должны серьезно воспринимать утверждения (жертв — ред.), а не отвергать их только лишь потому, что они испытывают чувство неприязни к пострадавшим…”
Обсуждая с генеральным прокурором РА проблему проституции и трафикинга, он, почувствовав презрение собеседника к этой категории граждан, сказал: “Разделяемые нашими двумя странами христианские ценности призывают нас ненавидеть преступление, а не их жертв”.
Конечно же, посольские депеши представляют собой сугубо мнение их авторов. Восприятие реалий страны пребывания может быть искаженным, неточным, словом, субъективным. Но навряд ли кто-то станет отрицать, что в Армении, как и во всем мире, включая и США, есть безработица и отчаяние, есть проституция на улицах и коррупция в правоохранительных органах, препятствующая выведению на “чистую воду” сутенеров и всех тех, кто паразитирует на тяжелом положении людей.
Эванс, очевидно, понимает разницу между проституцией как профессией и проституцией поневоле. Он бьет тревогу: “На панель уже начали выходить девочки в возрасте 11-12 лет. Все больше и больше родителей посылают в Турцию и ОАЭ своих несовершеннолетних девочек на заработки. Между тем власти страны не видят в этом проблемы: генеральный прокурор РА утверждает, что опрошенные дипломатами проститутки лгали им, и цитирует старинную армянскую поговорку, которая в приблизительном переводе звучит как “Храни нас Бог от зла, идущего от проституток”. Посол сказал генпрокурору, что он не согласен с поговоркой, и именно после этого напомнил ему о христианских ценностях.
В депеше дипломат передает свои впечатления от посещения ванадзорских трущоб. “По заявлениям проституток, полиции и представителей негосударственных организаций Ванадзора,.. бедность и отчаяние являются основными причинами торговли людьми в Армении”, — пишет он, подробно описывая свою поездку на север страны.
“…Мы посетили городские трущобы, в которых проститутки работают за хлеб и рис, чтобы собственными глазами посмотреть на условия их жизни. Мы покинули Ванадзор в убеждении, что в Армении необходимо принимать более суровые законы и ужесточать наказания. Проститутки часто торгуют собой, чтобы заработать на пропитание, и едут в Турцию и в ОАЭ потому, что надеются получить там больше денег. …С Аидой мы встретились в офисе НГО “Надежда и помощь”, работающей на средства организации “World Vision”. Эта НГО организует медицинское обслуживание и проводит раздачу бесплатных презервативов большому сообществу проституток Ванадзора. В 1998 году кто-то предложил Аиде работу посудомойки в Дубае с зарплатой 500 долларов в месяц. Как и многие другие женщины по всему миру, она приняла предложение в надежде на лучшее будущее. Все произошедшее потом напоминало биографию Опры Уинфри или сценарии телевизионных сериалов: сразу по приезде у нее отобрали паспорт, поместили в гостиницу с десятками других девушек и заставили обслуживать по 20 клиентов в день. Аиду освободили через год в ходе полицейской облавы. Она вернулась в Ванадзор с его тяжелым экономическим положением и стала зарабатывать на жизнь и на содержание своей семилетней дочери единственно доступным для нее способом — проституцией. …На каждом клиенте Аида зарабатывает около 10 долларов, что в среднем составляет около 300 долларов в месяц. Она пьет, чтобы легче переносить то, чем занимается. “Это все социальные условия, — говорит она. — Мы знаем, что это плохо, но вынуждены это делать”. …Ее младшая 22-летняя сестра Сюзи начала заниматься проституцией всего два месяца назад после развода, оставшись одной без средств к существованию с двумя детьми на руках. Во время разговора Аида шумела, смеялась и шутила, а Сюзи выглядела потерянной и подавленной.”
…”Мы поехали в Ванадзор, ожидая услышать истории о незаконной контрабанде людей через границу и о девушках, обманом завлекаемых в сети проституции. Мы столкнулись со значительно более прозаическими вещами. По словам Аиды и Сюзи, только очень немногих женщин из Ванадзора обманом заманивают в бордели Дубая или Стамбула. Сегодня они едут туда, зная, чем будут заниматься, по официальным паспортам, с официальными визами, и в большинстве случаев даже не дают взяток пограничникам, чтобы им позволили выехать из страны. Они занимают места в автобусах и самолетах вместе с продавцами одежды, отправляющимися за границу за новой партией товара, и туристами… У несовершеннолетних девочек, направляющихся в Турцию на автобусах, имеется письменное разрешение на поездку от родителей. При этом родители в большинстве случаев сами отправляют туда своих дочерей, прекрасно зная, чем будут заниматься их молодые Анаиты и Армине, и как заработаны несколько сот долларов, которые они посылают ежемесячно им домой. …В настоящее время отъезд женщин из Армении за границу в основном обусловлен плохой экономикой, а не деятельностью преступных групп, похищающих женщин и продающих их в рабство. Теперь этим больше занимаются предприимчивые сутенеры, пользующиеся тем, что женщины уже готовы заниматься проституцией. А таких женщин в Ванадзоре много. Сатик Григорьян, сотрудница НГО “Надежда и помощь”, рассказала нам, что у них зарегистрировано более 200 проституток. Заявление Аиды о том, что 70 процентов женщин в Ванадзоре являются проститутками, вызывало улыбки среди сотрудников организации…”
Посол Эванс был шокирован видом ванадзорских трущоб, в которых живут и работают отчаявшиеся, опустившиеся женщины. “Домики”, как жители этого поселка называют свои жилища, представляют собой лачуги из ржавых листов металла, сваренных вместе в конструкцию, отдаленно похожую на коттедж. Иногда сюда подают электричество и воду. Домики арендуют за 2000 драм в месяц, что составляет около пяти долларов. Домики были построены в конце 80-х как временное жилье для людей, пострадавших от землетрясения. Однако в день посещения нами поселка его жители были так же далеки от переезда в другое место, как и в первый день своего размещения в нем. Поселок выглядел как захудалая стоянка для автотрейлеров, при этом для его жителей переезд в трейлеры показался бы значительным улучшением своих жилищных условий. …Мы вошли в домик,.. разделенный на две комнаты. К стенке, оклеенной дешевыми газетами и гипсокартоном, была прикреплена небольшая треснутая раковина, заставленная грязными пластмассовыми тарелками. Под ногами была земля, застеленная вместо ковра старой одеждой. В каждой комнате стояло по две койки. Когда нас пригласили присесть на одну из них, сырой продавленный матрас опустился почти до самого пола. Воздух был спертым и зловонным… На одной из коек безучастно лежала трехлетняя Мариам, страдающая от врожденного порока сердца. Она не предпринимала никаких попыток отогнать мух, ползающих по ее лицу, но улыбнулась нам в ответ, когда мы обратились к ней на армянском языке. …В доме не было ни туалета, ни кухонной плиты, ни холодильника, но был телевизор, по которому мать вместе со своей подругой, также занимающейся проституцией, сидели и смотрели мыльные оперы…”
“Многие люди, посещающие Армению, видят только Ереван с его красивыми площадями, сверкающими Хаммерами и BMW X5… — писал Эванс. — Армяне и иностранцы, хорошо знающие страну, часто объясняют приезжим, что существуют две Армении — Ереван и вся остальная страна…”
Отдел политики