Если женщина хочет

Архив 200910/10/2009

Как вы думаете, что бы сделал правильно ориентированный кавказский мужчина, окажись он на месте всякой уважающей себя женщины? Совершенно верно. Первым делом перестал бы листать глянцевые журналы, читать в газетах т.н. “светскую хронику” и смотреть по телевизору передачи о “звездах” нашего времени. Потому что и там, и там, и там женщины выставлены идеально законченными дурами. Что решительно не соответствует реальному положению вещей как у нас в Армении, так и не у нас.
Вот пример из американской “The Washington Post”. В США компании, владельцами которых являются женщины, приносят доход около трех триллионов долларов в год и дают работу тринадцати процентам всего занятого населения страны. Эксперты из Центра исследования женского бизнеса считают, что представительницы женского пола играют большую роль в развитии экономики США, и, как видим, считают правильно. Одновременно эксперты изучили компании, в которых более пятидесяти процентов акций принадлежат женщинам, и установили, что эти предприятия имеют двадцать три миллиона рабочих мест, а это примерно в два раза больше, чем у пятидесяти крупнейших компаний в США вместе взятых. И, наконец, самое свежее: увольнения в период рецессии коснулись “женских” предприятий значительно меньше, чем у признанных маяков американского бизнеса. Это делает компании, у руля которых стоят дамы, одним из главных двигателей американской экономики, заключает “The Washington Post”. А вы говорите, слабый пол…
В силу чисто географической удаленности автору трудно увидеть, насколько женская половина Армении активна, продуктивна и, главное, востребована в социальной, экономической и других сферах жизни нашего времени. Тут можно, конечно, прибегнуть к испытанному приему и в качестве ориентира успешной деятельности назвать несколько имен, хорошо знакомых автору, но, боюсь, что уже не всем читателям. И тогда возникает сложная проблема узнаваемости, когда автору приходится верить на слово, а это срабатывает не всегда. Тем не менее.
Гоар Енокян, многолетний руководитель швейного объединения “Гарун”. Ей часто говорили: не в женское дело ввязалась, а она парировала близко к ответу Жанны д’Арк своим инквизиторам: “На женскую работу всегда найдется много других”. И стала одной из первых, кого впоследствии начали называть “бизнес-леди”.
Белла Захаровна Давтян, бессменный главврач детской больницы в Ереване. Еще один довод в пользу точного замечания Маргарет Тэтчер: “Женщины гораздо лучше мужчин умеют говорить “нет”. Это помогало главврачу не терпеть рядом посредственностей, не останавливаться на достигнутом, не идти на сделки совестью. Римма Бекирская, директор трикотажного комбината, ее стиль работы скорее всего подходит под понятие “мягкая сила”. Можно вспомнить и другие имена, но сейчас несколько слов о том, что на взгляд автора отличает деловых женщин советского периода от бизнес-дам послесоветского.
Преимущество последних в том, что войти в бизнес и преуспеть в нем сегодня можно и не опираясь на железное плечо партийной организации (хотя с ее помощью все равно легче). То есть, если у женщины есть деньги и она хочет открыть свое дело, она его откроет. А когда она его откроет и начнет успешно продвигать, то самолюбование на пустом месте, присущее недалеким, но красивым, уступит место самоуважению за достигнутые своими силами успехи, что только украшает женщину, даже если лицом она и не Анджелина Джоли. Вытекающие отсюда последствия: женщины стали более самостоятельны в выборе решений, меньше зависимы в браке и, надо же, еще более красивы в жизни. Они становятся полновесными фигурами (сугубо в переносном смысле) повсюду, где еще вчера верховенствовали мужчины.
Но где же вы, уважаемые господа, видели или читали о какой-либо отдельно взятой армянской женщине, сумевшей самостоятельно пробиться в так называемую бизнес-элиту, которая традиционно стойбище мужчин тяжелого и полутяжелого веса. Кто об этом говорит, пишет, показывает? Другое дело всесокрушающие, как танковые войска, подруги оппозиционеров — вот кто всегда на виду. Такие дамы, опровергшие Жванецкого в том, что политическое влияние женщин в стране днем очень низко, они, эти женщины, все-таки сила разрушительная, мы же говорим о созидательной.
Интерес к роли женщины в обществе — это заметная мировая тенденция и проявляется она по-разному. В Египте, например, им разрешили поднимать руку на своих мужей. (Хотя в некоторых странах мужей бьют и без разрешения.) Соответствующую фетву по этому поводу издал крупнейший в мире исламский университет Аль-Азхар в Каире и объяснил: “У жены есть законное право бить мужа в целях самозащиты. Любой имеет право защищать себя вне зависимости от того, мужчина это или женщина, потому что все люди равны перед Богом”. Подобные решения, кстати говоря, уже приняли религиозные власти Саудовской Аравии и, что особенно актуально, Турции.
Это с одной стороны. А вот вам с другой. Ученые Стокгольмского университета установили, что продолжительность жизни мужчины зависит от интеллектуального уровня его жены. Впрочем, есть область, в которой сильный пол играет также важную роль в продолжительности жизни — это размер заработка. Чем больше муж приносит денег в дом, тем более высокий стандарт жизни у всей семьи. К своим выводам шведские ученые пришли после обстоятельного изучения жизни полутора миллионов супружеских пар. Не думаю, что их армянским коллегам имеет смысл проводить такие же исследования у себя, чтоб прийти к ясному как день выводу: высокий стандарт жизни семьи всегда лучше, чем низкий.

Кто станет спорить: почти все, чего добивается сильный пол, сможет добиться и так называемый слабый. Если женщина хочет. Только сделает это лучше, спокойнее, рассудительнее. Во время недавнего землетрясения в Италии девяностовосьмилетнюю Марию д’Антуоно извлекли из развалин собственного дома спустя тридцать часов после того, как стихия разрушила ее жилище. Сразу после того как спасатели сумели ее достать, итальянка дала короткое интервью. На вопрос, о чем она думала в течение вынужденной изоляции, женщина ответила: “У меня не было времени на раздумья”. Землетрясение застало ее за вязанием, так что в течение почти всех тридцати часов одиночества она не выпускала из рук спицы и моток шерсти.
Сдается мне, что на такое способны не только итальянские женщины и не только в девяносто восемь лет. Но и в девяносто шесть, девяносто пять и так далее вниз, вплоть до самого цветущего возраста. 
Сергей БАБЛУМЯН
Москва