“Если бы полицейские были полицейскими а депутаты — депутатами…”

Архив 201105/03/2011

Демарш, затеянный фракцией “Наследие” в понедельник, к концу недели получил свое логическое завершение. Уйдя из зала заседаний парламента на улицу, депутаты фракции оказались в минувший четверг в центре стычки полицейских и демонстрантов у дома правительства. Видимо, улица показалась им привлекательнее парламентской трибуны… Более того, вчера члены “Наследия” проигнорировали даже парламентский брифинг, отдав предпочтение пресс-конференциям в других местах.

За последние два дня заснятое на пленку столкновение демонстрантов, депутатов и полицейских на площади Республики имели возможность увидеть все желающие. Причем в двух вариантах — в отснятых журналистами и органами правопорядка. В обеих версиях, однако, вопросы и выводы напрашиваются одни и те же.
Почему полиция вдруг решила не подпускать к зданию правительства уличных торговцев, протестующих против решения мэрии об упразднении уличной торговли? Органы правопорядка утверждают, что они сильно шумели и мешали заседанию правительства и вообще вели себя агрессивно по отношению к членам кабинета министров, которые заходили в здание, поэтому они получили приказ оттеснить протестующих подальше от входа.
Не ставя под сомнение это утверждение, отметим, что акции у Дома правительства проходят не в первый раз, и, к сожалению, стали печальной традицией, поскольку социально обиженных в нашей стране, по данным официальной статистики, становится все больше. Соответственно, они пытаются достучаться до правительства — вдруг оно прислушается, как это, к примеру, произошло с беременными женщинами, которым удалось добиться пересмотра закона, ущемляющего их права по получению декретного пособия в том размере, в котором они его отработали.
Можно предположить, что по сравнению с женщинами, которые стояли у Дома правительства, отстаивая пособия по беременности, представительницы торговли оказались куда более шумными и напористыми. Дает ли это основание полиции запрещать им стоять у здания правительства? В конце концов, о чем они кричали? О том, что их семьи голодают, что они не могут воспользоваться альтернативой, предоставленной мэрией… Кстати, выходящие из Дома правительства министры были не в курсе произошедшей шумной стычки — видимо, все-таки звукоизоляция в зале заседаний правительства не позволяла им услышать громкие крики на улице. Стало быть, полиция зря беспокоилась, что пикетирующие мешают работе правительства.
Словом, что бы ни говорили полицейские чины, стоило бы прислушаться к депутатам, которые утверждают, что стремление органов правопорядка во чтобы-то ни стало оттеснить пикетирующих подальше от здания правительства, было лишено законных оснований. В ходе вчерашней пресс-конференции Армен Мартиросян вновь подчеркнул, что участники протестной акции никакого закона не нарушили и акция не проводилась в месте, запрещенном соответствующим законом. Перечислив все те территории и случаи, в которых законодательством запрещено проводить акции, депутат отметил: “Эти женщины не сеяли расовой или религиозной вражды, а мозаика на площади Республики никак не входит в разряд стратегических государственных объектов”.  Тем не менее возникает вопрос по поводу участия депутатов в стычке с полицией. По сути, учитывая статус неприкосновенности, которым они обладают, следовало ожидать, что народные избранники сыграют роль своеобразного буфера между полицией и демонстрантами, попробуют найти язык и с теми, и с другими. Однако то, что произошло, в эту логику не вписывается ни с точки зрения лексики, ни с точки зрения действий сторон. Запомнилась фраза, оброненная в разговоре с журналистами одним из полицейских чинов — мол, депутаты должны быть депутатами, полицейские — полицейскими, журналисты — журналистами и т.д. Проблема на самом деле обозначена очень точно. Действительно, если бы каждый из тех, кто был на площади Республики в минувший четверг, оставался в рамках своего статуса и полномочий, никакого столкновения не было бы.
Полиция обвиняет депутатов и демонстрантов, что на самом деле они нарочно спровоцировали стычку. Возникает резонный вопрос — а разве полицейских не обучают тому, как не поддаваться на провокации… В любом случае не хочется думать, что плохо обучают.
В многочисленных посткомментариях по поводу столкновения просматривались попытки провести не совсем корректные, на наш взгляд, параллели с событиями 1 марта. Но если уж сравнивать, то справедливости ради следует заметить, что тогда депутаты “Наследия” действительно играли роль буфера и тот же Армен Мартиросян пострадал, защищая полицейских от явных провокаторов из толпы.
Наблюдая за кадрами сегодняшней хроники, можно сказать, что на этот раз депутаты выступили в другой роли. По их словам, они защищали демонстрантов, по мнению же полиции, они вели себя неадекватно. Многократно показанные кадры полицейской хроники, где Заруи Постанджян строит гримасы, глядя в полицейскую камеру, призваны подтвердить эту точку зрения. Касаясь во время вчерашней пресс-конференции этих кадров, коллега Постанджян по фракции Армен Мартиросян призвал с пониманием отнестись к ее поведению, учитывая, что в настоящее время “она подвергается политическим преследованиям за свою деятельность, ее родного брата посадили в тюрьму”. Кроме того, считает Мартиросян, в отличие от полицейских, применивших силу в отношении граждан и имеющих неприкосновенность депутатов, своим поступком Постанджян какого-либо закона не нарушила. Устраивает ли такое объяснение общественность или нет — этот вопрос должен, видимо, беспокоить саму Постанджян и ее партию.
Полиция между тем пошла еще дальше в своих выводах. Выступая по телевидению, высший полицейский чин заявил, что “Наследие” видимо имеет проблему рейтинга и решила его поднять таким образом. “Задача сотрудников полиции состоит в установлении порядка, а не в оценивании политических сил и поведения их представителей”, — заявил член Бюро АРФ Дашнакцутюн Ваан Ованесян в ходе вчерашнего брифинга в парламенте Армении, комментируя по просьбе журналистов инцидент между депутатами и сотрудниками полиции. По его словам, партия АРФ Дашнакцутюн ожидает результатов служебного расследования, которое покажет истинные причины данного инцидента и выявит тех, кто должен быть призван к ответственности. “Однако, насколько я понимаю, полиция начала давать уроки обществу: что можно говорить правительству, что можно и нельзя требовать у правительства и т.д. Более того, сотрудники полиции начали давать политические оценки по разным процессам. Наверное, это является следствием незнания Конституции и законодательства, поскольку давать уроки не является задачей сотрудников полиции. Они должны устанавливать порядок, и если их действия помещаются в границы данной функции, то нет никаких проблем. Однако то, что мы видели, очевидно показывает, что сотрудники полиции превысили свои полномочия, и об этом свидетельствуют также и их выступления”, — подчеркнул Ованесян, возмутившись тем, что полицейское ведомство укоряет АРФД, будто та поспешила со своим осуждающим заявлением.

Представители коалиционных фракций, “Оринац еркир” и РПА, комментируя инцидент, делали акцент на том, что хотят дождаться итогов служебного расследования. Как известно, это расследование было назначено по требованию премьер-министра, к которому обратились сразу после столкновения депутаты “Наследия”.  Член фракции “Оринац еркир” Ованес Маргарян, в частности, отметил, что они “выступают против любого насилия не только в отношении наших коллег, но и в отношении всех наших граждан”, а с окончательными оценками партия определится по итогам служебного расследования.
Отметим, что представителей “Баргавач Айастан” почему-то на брифинге не было, хотя, несомненно, интересно было бы послушать комментарии глав комиссий по правам человека и по евроинтеграции.  Глава фракции РПА Галуст Саакян заявил: “Очень жаль, что подобные инциденты имеют место. Мы считаем, что вне зависимости от всего к депутатам и, в частности, к гражданам, необходимо относиться должным образом”.  По его словам, на данный момент невозможно предоставить аналитические оценки, поскольку как спикер Национального собрания, так и премьер-министр настояли на проведении служебного расследования в отношении сотрудников полиции.
“Мы видим задачу не в нахождении виновных, а в удержании общественности от подобных ситуаций. Поэтому я призываю всех своих коллег смягчать в подобных случаях протестные настроения народа в возможной степени и в рамках своих полномочий”, — заявил Галуст Саакян, подчеркнув, что депутаты имеют возможность представить требования народа властям, руководству НС или просто с трибуны парламента. “Конечно, депутаты сами выбирают как вести свою деятельность. Однако в этом конкретном случае возможности моих коллег были больше: согласно регламенту НС, они имели возможность не только доставить требования народа непосредственно властям, но и участвовать в заседаниях правительства. Думаю, было бы выгоднее, если бы в этой оперативной ситуации наши депутаты попытались донести требования народа до премьер-министра или на заседании правительства”, — считает Галуст Саакян.
Почему члены “Наследия” не пошли по этому пути, видимо, тема отдельного разговора. Равно как и вопрос о том, сложат ли ее депутаты свои полномочия или до конца отработают свои мандаты перед избирателями. Что касается их дальнейших шагов в связи с имевшим место инцидентом, то Армен Мартиросян не исключил возможности обращения в суд по этому поводу, если результаты служебного расследования их не устроят.