“…Если б я была Анной или Еленой, то была бы совсем другой”

Архив 200919/09/2009

Назени ОГАННЕСЯНЕе особо представлять не надо. Гость “НВ” — телеведущая, киноактриса, человек, являющийся ходячим доказательством гипотезы Федора Михайловича о красоте, — . — Назени, когда-то Хемингуэй выиграл спор, пообещав и написав историю одной жизни, использовав всего шесть слов. Можешь ли ты повторить то же самое для описания своей истории?
— Попытаюсь… Начну с истории моей семьи. Посему первыми тремя словами будут, несомненно, “Назени Оганнесян Гарниковна”…
— Сразу же первый вопрос — почему “Назени”?
— Решение мамы. Она как-то вычитала и решила назвать меня в честь известной армянской “вардзак” (актрисы-пантомимистки) Назеник.
— В смысле, “…когда Назеник танцует в нежном отблеске свеч, огонь волос полыхает на бледном мраморе ее плеч…”?
— Абсолютно верно! “Назеник в танце поет руками, но, покоренная отважным Багратуни, с ним на коне улетает, едва дождавшись зари”.
— Ну это уже, если не ошибаюсь, история кизилового куста, поскольку алые бусы Назеник “порвавшись в спешке и алым дождем искрясь, в сильных ветвей объятьях рассыпались” и превратились в кизил. Ты настолько сильно веришь в силу имени?
— Ну как тебе сказать — я знаю лишь, что если б я была Анной или Еленой, то была бы совсем другой. Имя Назени исключительно органично мне и абсолютно точно передает — я имею в виду совокупность гласных и букв “н” и “з” — свойства, я бы сказала, особенности и даже нюансы моего характера.
— Тоже “поешь руками”? 
— (смеется) … и руками тоже!
— Отвлеклись. А что насчет оставшихся трех слов по системе Хема?
— Любовь. Музыка. И… Вода!
— Как стихии?
— Да. И все это взаимосвязано. Любовь, дарованную мне Семьей, я как камушек бросаю в Воду, и она расходится кругами по водной глади: сначала маленьким кружочком, затем кружочком побольше… и так дальше, пока не достигает гигантских размеров. Я отдаю свою Любовь, и это Музыка моей Души.
— Я думаю, твоя тезка второго века, будь она сейчас жива, после такого повествования искусала бы себе локти. В танце, конечно.
— Не думаю. Я считаю, что чем больше расширяешь сознание, видение и понимание мира, тем больше убеждаешься в том, что ты его маленький и, возможно, незаметный кусочек, хотя…
— …для кого-то ты и есть целый мир? 
— Ты читаешь мои мысли!
— Поговорим об актрисе Назени Оганнесян. В 2007 году 6 ноября состоялась премьера спектакля “Ара Прекрасный”, где ты блеснула исполнением роли Шамирам. Легко ли было Назеник играть Шамирам?
— Спасибо за комплимент. Думаю, намного сложнее было бы для Назеник сыграть Нуард. Тут, как ты понимаешь, разнополярность дикая. А что касается Шамирам… Знаешь, наверное, самой высокой оценкой моей работы было то, что мне в конце спектакля… почти не аплодировали. Поначалу я опешила, но потом до меня дошло, что моя Шамирам настолько вызвала злость и отвращение зрителя как личность, разрушившая любовь Нуард и Ара и погубившая последнего, что люди, искренне ненавидя ее, не хотели аплодировать той, кто ее в данный момент олицетворял. Хотя, зачастую… бывает очень сложно переубедить зрителя после той или иной роли, что ты не такая, что это всего лишь роль…
— Ты что-то не договариваешь?..
— Знаешь, что касается Шамирам, хочу, чтоб меня поняли правильно. Так же как актеру необходим сильный режиссер, за которым хочется пойти, несмотря на всякие препоны и препятствия, точно так же женщине (тем более в наше время) необходим Мужчина, рядом с которым она будет чувствовать себя Женщиной и будет готова “бросить под ноги ему Ассирию”.
— То есть, забегая вперед, позволь предположить, что в случае когда Назени Оганнесян найдет того, ради которого будет готова пойти на жертвы, то этой жертвой окажется артистка Назени?
— Думаю, что да. Двум господам служить нельзя. Конечно, я попробую поначалу совместить, но, думаю, попытки будут тщетны — я сама не захочу быть нечестна в той или иной ипостаси.
— И та же участь постигнет телеведущую Назени и Назени-киноактрису?.. Кстати, пока они еще тут, пожалуйста, пару слов о них: кто они?.. как они уживаются вместе?..
— Актриса Назени и телеведущая Назени — прекрасно! Ведь и та, и другая живут за счет того, что передают свою положительную энергетику — с той разницей лишь, что в первом случае это конкретные зрители, а во втором — телезрители, с которыми контакт поддерживается не посредством коллег по сцене, а гостей в студии, каждый из которых пришел со своей историей, со своим посланием и необходимо стать для него как парламентером, так и, если можно так сказать, гидом в страну телезрителей.
Что же касается кино, то тут, как говорится, “кто первый встал — того и тапки!” Избегая описания подробностей жизни киноартистов, скажу лишь, что снимаюсь в кино с не меньшей любовью; особенно хотелось бы отметить работу в фильме “Такси эли лава!” в новелле “Капюшон” и, конечно же, персонаж Сары в фильме “Убитый голубь”. Сильные режиссеры, интересные персонажи, профессиональные коллеги… одним словом, все необходимые условия для получения и реализации того эмоционального заряда, реализацией коего, уверена, стали картины, сумевшие проникнуть в души зрителей. А для Назеник роль Сары — женщины какой-то, возможно, небольшой частью, но существующей в каждой армянской женщине — стала переломной.
— Назени, ты счастлива?
— Да. И это не зависит от тех или иных обстоятельств и каких-либо внешних катализаторов, потому как оно в моей душе и зависит исключительно от меня самой — от моего настроя, от моего мышления, от моего в целом желания быть счастливой!
— Весьма несложная, но в то же время не легкая в исполнении формула любви от Назени Оганнесян. Но если ты умеешь пользоваться ею и умеешь быть счастливой тогда, когда тебе это необходимо, зачем же тогда самопожертвования, мужчина, Ассирия и т.д.?
 — Вопрос не ко мне. Я отдаюсь потоку реки, но не в силах повернуть его русла.
— Все ясно. Разреши поблагодарить тебя за беседу и пожелать счастья с тобою всем тем, кого ты любишь.
Рубен ПАШИНЯН