Если Ахмед Хаккан приедет в Ереван, или Каким турком быть не стыдно

Архив 201221/01/2012

Вердикт по нашумевшему делу об убийстве Гранта Динка вызвал в Турции огромный резонанс. Общественность посчитала, что, приговорив к пожизненному заключению лишь одного из фигурантов (непосредственный убийца, напомним, ранее уже получил 22,5 года) и оправдав остальных, суд своей миссии не выполнил, реальных виновников преступления от наказания увел, правосудие не восторжествовало.

В Стамбуле прошла 30-тысячная демонстрация под лозунгом “Все мы — Динки, все мы — армяне”. К протестующим, сообщили местные СМИ, присоединились многие видные политики и представители делового сообщества. Власть встревожена. Президент Гюль и премьер Эрдоган заявили, что понимают обеспокоенность общества и надеются, что кассационный суд, куда уже пошло прокурорское обжалование приговора, сработает “аккуратнее”. Вряд ли эти слова сказаны от души: политиков интересует конъюнктура момента. Действовать по зову души и сердца — удел так называемых “простых людей” (И слава Богу, заметим.).
Часть этих людей, как уже сказано, вышла на митинг протеста. Другие — и их тоже оказалось немало — заняли иную позицию: как же так, молодых турецких парней, красу и гордость нации, судят за убийство армянина! То есть им в голову не приходит, что судят за убийство человека, потому что в глубине души они армян (да и всех других “чужаков”) за людей не считают.
Высказывания такого рода, в изобилии появившиеся на интернет-форумах, шокировали, по его собственному признанию, известного турецкого журналиста, сотрудника CNNturk Ахмеда Хаккана. “Я убедился, что люди все еще считают: “армянин” — оскорбление, бранное слово. Я им обещал, что в прямом эфире скажу, что я армянин. Меня спросили, могу ли я в Ереване сказать, что я турок? Если я в Ереване не смогу этого сказать, то позор Еревану, но если я в Стамбуле скажу, что я армянин — это будет честью Стамбула”, — сказал Хаккан. В прямом эфире он выполнил свое обещание, заявив на всю страну: “Я армянин, есть проблемы?” Кто-то журналиста осудил, кто-то похвалил — молодец, мол, правильно сказал.
Сказал Хаккан, конечно, правильно — дело-то тут совсем не в национальности. И пусть не сомневается: может приехать в Ереван, выйти на главную площадь и громогласно сообщить, что он турок. Ничего не случится, позора Еревану не будет. А если, вопреки ожиданиям, найдутся такие, кому это активно не понравится, так я тоже выйду на площадь, встану рядом с Хакканом и заявлю, что я турок, есть проблемы? И, думаю, не я один. Потому что не стыдно быть таким, как Хаккан, будь он хоть турок, хоть негр, хоть марсианин.
И лично мне человек подобного склада мысли и действий куда ближе, чем иной “родной” толстопузый хам и негодяй, для которого записной “патриотизм” есть всего лишь способ безнаказанно набивать собственные карманы за счет обездоленных соотечественников. И более того: разве любой турок, в поте лица добывающий трудом хлеб свой насущный, не ближе и понятнее нашему работяге, чем высокомерный бездельник, которого интересуют не заботы обычного человека (за счет которого он наживается), а, например, погода на Сейшелах, куда он намерен отправиться на отдых. Сильно перетрудился, понимаешь… С таким субъектом просто говорить не о чем: разные миры, разные языки, разные жизни. А вот с Ахмедом Хакканом и подобными ему людьми, теми, которые вышли в Стамбуле на демонстрацию в защиту справедливости, много о чем можно поговорить. Общий язык найти будет совсем не трудно. Во всяком случае гораздо легче, чем с теми, про которых сказано, что патриотизм — их последнее прибежище.