Еще одни роды с трагическим исходом

Архив 201626/12/2016


В Капане скончались 26-летняя женщина и младенец…

 

Точнее, известно, что “ребенок появился на свет мертвым”… Как сообщил в СМИ директор капанского роддома Самвел Микоян, роженице было всего 26 лет. «Женщина поступила к нам на 37-38 неделе беременности, ребенок погиб в утробе матери. В таких случаях, как правило, происходит нарушение свертываемости крови. Через час после родов у роженицы открылось кровотечение», — отметил он, добавив, что в таком состоянии было опасно везти ее в Ереван.

Дней десять назад отечественный Минздрав выступил с заявлением о том, что “показатели детской и материнской смертности в Армении демонстрируют тенденции сокращения”. Крайне размытая формулировка, не правда ли? Отгородиться от фактов тут явно попытались туманным словом “тенденции”. Впрочем, уж лучше так, чем полная индифферентность. “Я не занимаюсь случаями гибели одной-двух рожениц, с этим должны разбираться правоохранительные органы, судья и морг”, — эта фраза министра Левона Алтуняна вызвала большой общественный резонанс. Люди писали и говорили о том, что руководитель целой отрасли говорить такое не должен, что цифры цифрами, а за ними человеческие судьбы, истории семей, в которых отныне все будет не как раньше. Возможно, в разрезе статданных общемирового масштаба наши случаи покажутся мизером, но для небольшой Армении – показатели тревожные. Справедливости ради отметим, что они не новы — проблеме не год и не два.

Говорят, родные скончавшейся пытались выяснять отношения с медперсоналом, дошло до рукоприкладства… Осуждать их было бы нечестно: семья прекрасно понимает, что поиски правды через судебные инстанции особых результатов не дадут. Экспертиза за экспертизой, бесконечные заседания, показания свидетелей — все это способно окончательно расшатать любую, даже самую крепкую психику. Чего уж там говорить об убитых горем родственниках и близких?.. Понятно, что и разборками делу не помочь — женщину не вернуть, справедливость не восстановить… Но тому же Минздраву, например, определенно пора задуматься о том, почему проблемы у скончавшихся рожениц выявляются тогда, когда помочь им уже невозможно. У одной свертываемость крови, у другой пневмония… Понятно, что не все семьи, в которых есть будущие мамы, достаточно эрудированы: лишний поход к врачу или на “эхо” воспринимаются как чуть ли не оскорбление чести и достоинства, а потому и весь процесс беременности пускается на самотек. Но есть, как говорится, и обратная сторона медали. Те же анализы, например, цены на которые для простых налогоплательщиков просто неподъемные. Проверить кровь на ту же свертываемость влетает в копеечку. И только этим дело не ограничивается. И куда при этом податься будущей не очень обеспеченной маме — непонятно. Единственный выход — положиться на волю Божью и собственный организм. И если он не подкачает — то все обойдется, а если вдруг что-то не так, то отечественная статистика, увы, пополнится новыми цифрами…