Еще одна смерть за решеткой

Архив 201027/04/2010

Пока Специальная следственная служба пытается разобраться в причинах смерти Ваге Халафяна, наступившей в чаренцаванском полицейском отделении, в другом силовом ведомстве, тюрьме “Нубарашен”, зарегистрирована еще одна загадочная кончина. 59-летний заключенный Артем Погосян умер в диспансере исправительного заведения.

Первая информация об этой смерти звучала совершенно мирно. В эребунийское полицейское отделение поступило сообщение из “Нубарашена” о том, что один из узников скоропостижно скончался в больничной палате отделения принудительного лечения. Визуальное обследование тела не выявило следов насилия. Но вот судмедэкспертиза, проведенная на следующий день, показала, что смерть наступила в результате закрытой черепно-мозговой травмы. По мнению патологоанатома, Погосян получил ранение тупым предметом. Фактически произошло очередное зарешеточное убийство. Возбуждено уголовное дело по статье 112-й УК РА — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть. Правда, этот случай по каким-то причинам подпал под “мягкий” 14-й пункт 2-й части вышеназванной статьи, предусматривающий смерть по неосторожности. Разобраться, кому и по какой причине мешал больной зек, придется следователям эребунийской полиции.
Между тем, как уже сообщалось в “НВ”, по делу о смерти Ваге Халафяна есть первый подозреваемый — оперуполномоченный чаренцаванской полиции Морис Айрапетян. Он арестован по подозрению в превышении должностных полномочий и доведении человека до самоубийства. Впрочем, не исключено, что вменяемая полицейскому статья будет изменена. На глазах версия самоубийства бледнеет, а версия убийства, наоборот, принимает все более отчетливые формы. К примеру, судмедэкспертиза выявила на теле погибшего две колотые раны. Напомним, что по первоначальной информации, распространенной полицией сразу же после трагедии, Халафян сам себя ударил ножом. Но тогда рана должна была быть одна, ведь сложно предположить, что человек мог дважды хладнокровно вспарывать себе живот, даже если его довели до крайней степени нервного расстройства. Кроме того, по нашим сведениям, на трупе Халафяна обнаружено и множество мелких порезов. Последние никак не укладываются в версию самоубийства. Ведь даже склонный к суициду человек (а именно такой “диагноз” был “припечатан” Ваге) вряд ли станет заниматься “акупунктурой”. Ссадины скорее всего свидетельствовали о некой борьбе, которая происходила в чаренцаванском полицейском участке. О том же говорят кровоподтеки и синяки, обнаруженные на ногах погибшего.
Кстати, не исключено, что Морис Айрапетян будет не последним должностным лицом, обвиняемым по этому делу. Специальная следственная служба вовсю ведет допросы чаренцаванских полицейских. Беседы со следователями не избежал и начальник отдела уголовного розыска.