Еще не пересаживают, но уже забирают

Архив 200925/06/2009

На днях по телеканалу “Мир” прошла программа, подготовленная тележурналистами Беларуси.

В ней сообщалось о том, что впервые на территории СНГ — в Минске — открыт Реестр доноров костного мозга. Сообщение это, мягко говоря, не соответствует действительности, поскольку такой реестр существует в Армении уже 10 лет. И не только реестр, в апреле этого года был открыт и Центр забора стволовых клеток. Корр. “НВ” присутствовала на торжественной церемонии открытия. Материал об этом мы представляем ниже. 28 апреля в офисе благотворительной организации “Армянский реестр доноров костного мозга” состоялось открытие Центра забора стволовых клеток. Событие долгожданное и знаковое. Это, по сути, второй, промежуточный этап трехступенчатой программы, направленной на борьбу с болезнями крови. Для реестра и центра, по распоряжению министра здравоохранения Арутюна Кушкяна, был предоставлен третий этаж здания Института гематологии. Для создания центра компания “ВиваСелл-МТС” в качестве корпоративного партнера выделила 106 миллионов драмов.
Выступая на открытии генеральный директор компании Ральф Йирикян заявил, что эта “очередная социальная инвестиция полностью направлена на спасение жизни людей и облегчение их страданий”. В самом деле реестр и открытый при нем центр — это место встречи людей, доселе не подозревающих о существовании друг друга, но при этом один из которых спасает другому жизнь.
— Найти совместимого донора трудно, но возможно. Это большая удача, и мы все попросту ликуем, когда выясняется, что в нашем реестре есть донор, чьи показатели соответствуют заявке. До сих пор мы имели совместимых доноров только среди близких родственников — братьев или сестер. Было и несколько случаев среди мужчин, когда они идеально “совмещались” со смертельно больными людьми, живущими в разных концах земного шара — Италии, Греции и т.д. А вот донором-пионеркой среди женщин стала Вардуи Шагинян, передавшая свои стволовые клетки больной греческой девочке.
В целом же за 10 лет существования нашего реестра в нем уже зарегистрированы 14 тысяч доноров-добровольцев. Из 1276 пациентов, обратившихся в реестр, было зарегистрировано 821 потенциальное совпадение и проведено 8 операций по трансплантации стволовых клеток, говорит д.м.н. Мигран Назаретян.
Армянский реестр доноров костного мозга — до недавнего времени единственный в СНГ и по сей день единственный в регионе. И хотя создание его потребовало в свое время больших денег, средства эти изыскали, поскольку он был остро необходим — ежегодно в Армении регистрировалось 200-250 новых случаев болезней крови.
Был создан благотворительный фонд под патронажем тогдашней первой леди Беллы Кочарян, различные благотворительные акции позволяли пополнять кассу фонда. Активно помогала и диаспора. По сути, фонд обязан своим существованием и такому подвижнику этого дела, как американка Фрида Джордан, которая, по ее словам, на 3/4 — армянка, а на 1/3 — индианка.
— Все началось с одной лондонской встречи, — рассказывает г-жа Джордан, председатель Армянского реестра доноров костного мозга. — Я работала в клинике, и к нам обратилась за помощью тяжелобольная 4-летняя армянская девочка Алек. Мать ее умоляла забрать у нее стволовые клетки, но они, увы, не подходили. Найти девочке донора мы так и не смогли, хотя Алек благодаря интенсивной терапии все же выжила — ей сейчас 16 лет. Но я навсегда запомнила глаза ее матери и дала себе слово, что сделаю все, чтобы люди, способные помочь друг другу, могли это сделать. Так родилась идея реестра, и создать его обязательно нужно было только в Армении. Мою идею с восторгом и пониманием встретил доктор Авакян, который очень много сделал, для того чтобы реестр плодотворно работал. И я сегодня с радостью присутствую на открытии Центра забора стволовых клеток. Уверена, недалек тот день, когда трансплантацию будут делать в самой Армении.
— Оборудование для этого требуется несложное — всего две кабины, — подключается к беседе исполнительный директор реестра Севак Авакян. — Деньги на это добудем. Главная забота — кадры. Нужны специально обученные грамотные специалисты-онкогематологи. Однако собрать такую команду пока не удается — все хорошие специалисты этого профиля разошлись по клиникам. Еще мы очень надеемся, что, когда реально освоим третью стадию — трансплантацию, государство в форме госзаказа поддержит семьи малоимущих, как это сделано, к примеру, в кардиохирургии.
Слово “донор” происходит от латинского слова “dono”, что означает “дарю”. А что может быть дороже и прекрасней подарка, чем вторая жизнь, которую донор дарит человеку, уже утратившему все надежды на спасение?
Пересадка стволовых клеток таит в себе огромные, еще не до конца изученные возможности. Директор Республиканского онкоцентра академик Айро Галстян утверждает, что пересадка очень эффективна при лечении онкозаболеваний, поскольку восстанавливает иммунитет после применения химиотерапии. Кардиологи и невропатологи заверяют, что замена стволовых клеток способствует восстановлению поврежденных тканей миокарда и головного мозга.
А доктор Мигран Назаретян заявил, что, по его твердому убеждению, будущее здравоохранения — это регенеративное направление. И в доказательство сослался на… Прометея. “У него каждый день орел выклевывал печень, а она заново возрождалась. Вот вам самый древний пример регенерации”.
Валерия ЗАХАРЯН