“Ерг ергоц” как альтернатива телерабису

Архив 201220/03/2012

В эфире Общественного телевидения состоялся 100-й выпуск передачи “Ерг ергоц”. За время существования этот музыкальный проект успел полюбиться как в Армении, так и в диаспоре — практически везде, где ретранслируется ОАТ. Причем, если поначалу большинство аудитории составляли люди старшего возраста, то мало-помалу ее завсегдатаями стали как молодые исполнители, так и их немалочисленные поклонники. Наш собеседник — музыкальный руководитель передачи “Ерг ергоц”, композитор, аранжировщик, пианист, гитарист — словом, человек-оркестр Артур АКОПЯН.

— Музыку я любил с детства — в основном рок и классику. В 15 лет уже исполнял композиции Led Zeppelin, Pink Floyd, слушал Бетховена, Рахманинова… Поступил в Пединститут, затем — в консерваторию, но не доучился. Работать надо было, деньги зарабатывать — мне уже было 26 лет — и я пошел в Армконцерт ведущим гитаристом. В 78-м, пройдя серьезный отбор, пробился в оркестр к Орбеляну…
Далее был музруком группы “Арарат”. Мы играли фольк-фьюжн — не джаз-рок, не джаз, не рок — что-то новое, что-то свое. Потом произошло землетрясение, развал Союза, и мы оказались не у дел. Вживую играть было невозможно, тем более содержать группу — каждый думал, как выжить. К тому же я в 89-м женился, родился наш первенец… И пришлось окунуться в ту сферу, где были деньги — рабис, рестораны, свадьбы.
Вот представьте меня после “Зеппа”, “Флойда” и классики, впервые оказавшегося на свадьбе. Надо что-то играть, а я соображаю, полный ступор. Но мучения мои были не долги — адаптация прошла нормально. Рутина засосала.
— Многие избегают эту тему, но все же — что такое, на твой взгляд, рабис?
— Рабис (музыка) — один из видов городского шансона, хотим мы того или нет, и воевать с этим так, как это пытаются делать сегодня адепты нацкультуры — исподтишка и исключительно поливая негативом — что плевать против ветра. Объясню, почему.
В 60-х сапожники в своих будках слушали, назовем ее так, похабную музыку, которая никакому нормальному образованному человеку нравиться не могла. А потом эта музыка вырвалась на эстраду и стала медленно отвоевывать свою территорию и право на существование. Вот тогда и произошла наша с этими музыкантами состыковка, сплит, если хотите. Интеллигентные, базовые музыканты стали пытаться поднять рабис на более высокий музыкальный уровень.
Повторюсь, не от хорошей жизни все это произошло — надо было жить, а точнее, выживать. Левон Шмавонян, великолепный певец из Эчмиадзина, поначалу пел Рея Чарльза, впоследствии не менее удачно выступал на похоронах. Нуне Есаян, весьма недурственно исполнявшая джазовые композиции, переключилась на армянскую национальную песню, но не растворилась в рабисе.
То, что происходит сегодня на ТВ, значительно страшнее. Вроде поют не рабисные певцы, но звучит рабис. Даже кошмарнее, чем рабис. Восточные мелизы с армянским текстом. А посмотрите, что подчас происходит в архитектуре, живописи, современной армянской “моде”… Друзья, рабис — это не жанровая планка, а исключительно культурная!
— На твой взгляд, ресторанная обкатка для музыканта губительна или есть и положительные моменты в этой “школе”?
— Ресторан дает пользу, но с оговоркой. Есть люди, которые как профессионалы задыхаются в кабаках и начинают чахнуть на глазах. Ведь это не сцена, и высокой художественной задачи ни перед кем не стоит. Сфальшивил — ничего. Опоздал — не беда. Главное, чтобы все шло своим чередом и не выбивалось из ритма. Если же человек сам ежедневно ставит перед собой какие-то художественные задачи и пытается их решать, то так называемая “обкатка” проходит довольно успешно и в будущем сказывается весьма благотворно.
Я 20 лет в проработал в ресторанах “Армения”, “Двин”, в последние годы — в “Цезаре”. Сегодня я искренне жалею о потерянных годах. Я мог сделать лучше, стать лучше… Но что поделать — выбора у нас не было. Из-за образовавшегося тогда культурного вакуума сегодня у нас много некачественной музыки, серых спектаклей, бездарных фильмов и телепередач и т.д.
В эпоху вседозволенности в культурной сфере оказались абсолютно случайные люди, которые очень скоро захватили ключевые позиции. Их “взнос” оказался губительным для нашей культуры. А нормальные ребята — перестали играть, перестали в театрах работать. Хорошие артисты сидят сейчас дома, музыканты уезжают….
— Ну, зачем так мрачно — есть и те, кому повезло. Во всяком случае создается впечатление, что “Ерг ергоц” такая же отдушина для тебя, как и для многих зрителей, изголодавшихся по качественной армянской музыке. Не так ли?
— Конечно! Мы пытаемся вернуть ту песню, ту культуру. Мы пытаемся не только играть музыку пошедших лет, но и работать — воссоздавать, рождать новое (извините за нескромность) — словом, работать также, как и тогда! И востребованность со стороны аудитории служит доказательство того, что у нас это получается.
— Многие с удивлением открывают для себя в молодых поп-певцах, которых ранее недолюбливали, неплохих исполнителей…
— Так и должно быть, ведь “Ерг Ергоц” — это серьезная альтернатива всему, что творится на остальных каналах. Мы говорим молодым: слушайте это, смотрите какие песни, какие авторы, какие композиторы. Я бы сказал, “Ерг Ергоц” — это стратегическая для Армении программа.
Самое главное в “Ерг Ергоц” распиаренные певцы понимают, что хватит петь турецкую музыку — у нас есть своя очень красивая. Тот же мугам не появился бы на свет, не будь армянской монодии — прародительницы многих ладотональных основ.
— А кто входит в ваш музыкантский коллектив?
— Басист — Гриша Симонян — основоположник весьма популярной в 80-х группы “Ралли”. Барабанщик — Александр Григорян — начинал в джаз-квартете Арташеса Карталяна. Гитарист у нас относительно молодой, но замечательный музыкант — Левон Симонян. И наконец второй клавишник — Вардан Матевосян. Вот это наш базовый состав, базовая группа.
— Создатели современных сериалов в ответ на упреки частенько парируют: “Народ это любит!” Не отстают от них и горе-музыканты, поклонники тюрко-арабских мелизов…
— Народ не любит, а привыкает к тому, что ему постоянно подсовывают. Но подсознательно наш зритель тянется к той музыке, к которой мы и пытаемся его вернуть в рамках нашего проекта. И растущий рейтинг нашей передачи доказывает это.
Вскоре ожидается программа по средневековью — мы представим очень сложную, но безумно красивую музыку: Месроп Маштоц, Сюнеци, Нарекаци… Это основа основ, на этой музыке держится и европейская. А мы почему-то забыли о ней.
Многие наши поп-рабис-исполнители, играя турецкую и персидскую музыку, объясняют это тем, что под Комитаса и Маштоца никто танцевать не станет. Я не понимаю, почему у нас создался такой стереотип, что мы должны только танцевать? А думать нельзя? Слушать нельзя? И потом, смотря как и что исполнять — что, у нас танцевальных народных мелодий нет? Народу надо не потакать, оправдываясь “конъюнктурой”, а воспитывать! Вот тогда он и станет требовать свою музыку, свою культуру. А многие певуны, увы, останутся не у дел. Возможно, этого они и опасаются…