Ереванский дом канадки “испарился” вместе со всем содержимым

Архив 201721/03/2017

В суде Центр и Норк Мараш проходят слушания по делу председателя правозащитной организации “Велес” Марины Погосян, которая обвиняется в хищении чужого имущества. Речь идет о недвижимости ценой в 140 тыс. долларов.

Суд уже ознакомился с показаниями пострадавшей — гражданки Канады Арпи Мерас. Именно ей принадлежала ереванская квартира по ул. Налбандяна, 50, которой, согласно материалам дела, неправомерно распорядилась правозащитница. В обвинительном заключении, обнародованном прокурором Эдгаром Петросяном, сказано, что Марина Погосян украла квартиру вместе с находящейся в ней мебелью. По словам Арпи Мерас, пару лет назад, вернувшись на историческую родину, она обнаружила, что принадлежащая ей недвижимость продана вместе со всем содержимым. Правда, женщина призналась, что не сможет представить весь список украденного. Она называет лишь несколько предметов обстановки — картины стоимостью примерно 30 тыс. долларов, привезенные из Европы, чашки, посуда и колье с камнями Сваровски. Канадка уверяет, что с этой квартирой у нее связаны приятные воспоминания, здесь бывали известные актеры, певцы, поэтому “избавляться” от нее она не хотела. Более того, даже сдавать в аренду не соглашалась, хотя подобные предложения были. Что касается ключей от квартиры, то они, по словам женщины, были у Марины Погосян и Армена Хандикяна. Последний должен был открыть ее в случае надобности…

И вот квартиры больше нет. Арпи Мерас утверждает, что не получала от Погосян денег ни за квартиру, ни за вещи. Что касается их отношений с подозреваемой, они были весьма дружескими. Отношения прекратились, когда всплыла вся эта история. Но вот что интересно. Существует доверенность на квартиру, оформленная в нотариальной конторе Центр у нотариуса Марины Манукян. Адвокат обвиняемой Липарит Симонян представил этот документ суду как доказательство невиновности своей подзащитной. Доверенность была выдана 22 октября 2012 года. Согласно этому документу, канадка предоставляла право Марине Погосян выступать от ее имени: подписывать договора, касающиеся продажи, залога, обмена и т.п. Доверенность была выдана на три года. С этой точки зрения, все действия Погосян были правомерными. Однако Мерас утверждает, что желала доверить некогда закадычной подруге лишь ремонт в своей квартире. Так что же произошло? Что-то “напутали” в нотариальной конторе, ереванка и канадка недопоняли друг друга или было совершено сознательное преступление?

Марине Погосян кажется, что Арпи Мерас не совсем “въезжает” в дело. На суде обвиняемая даже спросила у 80-летней канадки, сама ли она подписывала данные следователю показания. Та ответила положительно, однако уточнила, что запись велась не на западно-армянском, а на восточно-армянском. Погосян, будучи сама человеком из правовой системы, стала уточнять, знает ли канадка значения тех или иных слов, встречающихся в “показательном” тексте. Пострадавшая, кажется, смутилась… Видимо, действительно, с этим делом у неё были трудности.