Ереван во всех случаях — надежный партнер для южного соседа

Архив 201114/05/2011

Вчера президент Серж Саргсян принял специального посланника президента Иранa, заместителя министра иностранных дел ИРИ Мухаммад-Резу Рауфа Шейбани.

По сообщению пресс-службы главы государства, приветствуя иранского дипломата, президент отметил, что частые встречи официальных лиц двух стран свидетельствуют, что армяно-иранские отношения находятся на высоком уровне. Собеседники обсудили ряд вопросов, касающихся сотрудничества в областях, представляющих взаимный интерес.

Зашел разговор и о ходе выполнения договоренностей, достигнутых в марте на встрече глав двух государств. Как известно, армяно-иранская повестка довольно насыщена и включает в себя такие вопросы, как увеличение объемов поставок иранского газа в нашу страну, планы строительства железнодорожной магистрали Иран — Армения, нефтепровода от Тавриза до Мегри, расширение взаимовыгодной торговли.
Заметим, вчера же некоторые региональные СМИ со ссылкой на источник в ЦРУ распространили сообщение о том, что еще 19 апреля в Тегеране группа офицеров Корпуса стражей исламской революции (КСИР) предприняла попытку свержения верховного лидера страны аятоллы Али Хаменеи. Это сообщение полностью укладывается в поступающую из Ирана информацию о тяжелых противоречиях, характеризующих ныне отношения президента Ахмадинежада и аятоллы Хаменеи. Как известно, в последние дни силы безопасности арестовали сразу нескольких представителей президентской администрации и руководителей пропрезидентских СМИ. Некоторых из них обвиняют в “колдовстве и связи с потусторонними мирами”. Эксперты полагают, что конфликт вызван разницей в подходах к возможности разрешения насущных вопросов внутренней и внешней политики. Информация о провалившейся попытке мятежа офицеров элитного КСИР может свидетельствовать о том, что Иран стоит на пороге сильнейших внутренних потрясений, особенно если учесть, что студенты из нескольких иранских университетов заявили о подготовке к массовой акции протеста 15 мая против “диктатуры властей и смертной казни”. Есть данные, что Совет нацбезопасности Ирана, подконтрольный верховному аятолле, принял план действий (так называемый “Оперативный план 55”), направленный на недопущение в стране “арабского сценария”. В Тегеран введены наиболее верные части народного ополчения “Бассидж”.
Не будем также забывать, что отношения Ирана с большинством соседних стран — монархиями залива, Турцией и Азербайджаном — оставляют желать много лучшего. В последний период возникли проблемы и с Россией, которая присоединилась к международным санкциям, больно отразившимся на социально-экономическом положении страны. На этом фоне отношения Тегерана с Ереваном выглядят действительно показательными и образцовыми, что постоянно подчеркивают обе стороны. Поэтому не исключено, что иранский дипломат прибыл в Ереван, чтобы обсудить c надежными партнерами складывающуюся в своей стране ситуацию и выяснить, какую позицию может занять Ереван в случае того или иного развития событий. Здесь не следует забывать, что Армения имеет большое влияние на 120-тысячную армянскую общину Ирана, достаточно организованную, авторитетную и состоятельную. Нельзя исключить и того, что иранский режим пытается сделать Ереван посредником в своих попытках восстановить связи с Москвой, что заметно изменило бы неутешительную внешнеполитическую конфигурацию, в которой очутилась страна, и способствовало укреплению позиций президента Ахмадинежада и его сторонников.
Соб.инф