Ереван — Тегеран: “особые отношения высокого уровня”

Архив 201227/12/2011

Визит иранского президента в Армению вызвал явную обеспокоенность в Баку
Одним из важнейших событий уходящего года для всего региона Закавказья стал недавний визит в Ереван президента Ирана Махмуда Ахмадинежада.

И дело не только в том, что подписанные в Ереване меморандумы и соглашения обещают поднять на новый уровень существующие между сторонами торгово-экономические отношения. Впервые, пожалуй, в ходе переговоров столь выпукло были очерчены и проблемы политического порядка.
Впрочем, политическое сотрудничество невозможно без прочной экономической базы. Констатировав, что нынешний товарооборот, достигающий 300 млн долларов в год, совершенно недостаточен, стороны решили, что он должен быть как минимум утроен. В этой связи глава иранского МИД Али Акбар Салехи подчеркнул, что в ходе визита было подписано “шесть важных документов”, особо отметив договоренности, относящиеся к упрощению работы таможенных служб, без чего трудно надеяться на существенное оживление торговли. Кроме того, была подчеркнута необходимость активнее прокладывать инфраструктуры — нефтепровод от Тавриза до Мегри (соответственно — строить и нефтеперерабатывающий завод), новую железную дорогу, которая свяжет оба берега Аракса, автотрассу самого современного уровня от южных персидских портов до Батуми. Она должна стать важным звеном трансконтинентального пути “Север — Юг”. Вскоре в строй войдет уже третья ЛЭП Армения — Иран, а на Араксе начнется возведение совместной ГЭС. Очевидно, что реализация всех этих намерений сама по себе кардинально увеличит объемы хозяйственного сотрудничества. Причем важность этих планов говорит о том, что стороны выходят на этап стратегического партнерства.
И вот тут-то начинает проявляться стратегическая составляющая взаимодействия. Эксперты подчеркивают, что Еревану в отношениях с Ираном позволяется то, что никакой другой стране в мире не позволено. Тегеран, прекрасно осознавая данное обстоятельство, стремится использовать “армянский плацдарм” для того, чтобы разомкнуть кольцо международной блокады, сделать Армению “площадкой для своего выхода в мир”. Не случайно в Ереване в ходе визита Ахмадинежада говорилось и о иранской ядерной программе (все имеют право на “мирный атом”), и о борьбе с международным терроризмом, оргпреступностью, трафикингом и наркотрафиком в приложении к необходимости бороться с ними совместными усилиями, а также — в международном формате. А для того чтобы подчеркнуть, сколь глубоки и прочны культурные связи армян и персов, решено изучить возможность создания совместных телесериалов.
И вот это последнее почему-то вызвало особое недовольство в Баку. Казалось бы, как можно критиковать культурное сотрудничество? Однако критикуют, потому что одно лишь упоминание о “тысячелетних связях” Армении и ИРИ автоматически означает, что обе стороны в этой самой “тысячелетности” отказывают тюркам — как элементу пришлому и кочевому. Отсюда и нервозность, и всяческие смехотворные попытки “доказать”, будто Ереван “был основан тюркскими ханами”. И это 3 тысячи лет назад, когда даже на своем родном Алтае тюрки в буквальном смысле слова жили в шалашах и питались кореньями, ибо пребывали в бездумно-счастливом первобытном состоянии.
Армяно-иранское сотрудничество еще и потому нервирует Баку, что у них у самих отношения с Тегераном, мягко говоря, оставляют желать много лучшего. Как пишет “Зеркало”, “в последнее время наблюдаются систематическое давление и угрозы со стороны Ирана, что противоречит исламскому братству и принципам добрососедства. А причиной этих угроз и давления является нежелание видеть укрепление и усиление Азербайджана в регионе”. Это не только верно, но и имеет свое объяснение. Ведь Баку явно предпочитает “тюркское братство” принципу добрососедства и региональной стабильности. Как же можно доверять такому соседу? Лучше уж дружить и сотрудничать с предсказуемой, стабильной, ответственной Арменией. И чем самозабвеннее будет Азербайджан выполнять незавидную роль “шакала Табаки” при “турецком Шерхане”, тем прочнее и глубже будут становиться ирано-армянские отношения.