Ереван — Тбилиси: высокий уровень межгосударственных отношений на фоне мрачных пророчеств

Архив 200908/09/2009

Накануне завершился двухдневный официальный визит в нашу страну министра иностранных дел Грузии. Главным итогом переговоров главы внешнеполитического ведомства соседней страны Григола Вашадзе с президентом Сержем Саргсяном и руководителем нашего МИД Эдвардом Налбандяном стала констатация того непреложного факта, что между нашими государствами не существует таких проблем, которые невозможно решить посредством дружеского диалога.

В частности, глава нашего государства и грузинский гость вновь подчеркнули высокий уровень армяно-грузинских межгосударственных отношений, крепкую многовековую дружбу, связывающую братские народы.

На этом факте следует сделать акцент по той причине, что в последние дни во многих средствах массовой информации — азербайджанских, грузинских, российских, да и отечественных — появляются публикации, в которых прямо или косвенно берется под сомнение перспектива армяно-грузинских взаимоотношений. В качестве обоснования подобных прогнозов приводится, во-первых, факт возможного потепления армяно-турецких отношений и открытия границы, а во-вторых, заявление президента Саргсяна о желательности придания армянскому языку статуса регионального в Самцхе-Джавахетии. В первом случае говорится о том, что открытие границы лишит Грузию ее нынешнего монопольного положения транзитной страны региона, во втором — что высказывание главы армянского государства может спровоцировать рост сепаратистских настроений в Джавахке. В качестве своего рода “гарнира” добавляются и рассуждения о “неожиданном возникновении пограничных проблем” между странами-соседями.
Рассмотрим всю приведенную аргументацию по порядку. О том, что открытие армяно-турецкой границы в немалой степени скажется на географии транзитных маршрутов региона, “НВ” писала еще задолго до того, как эта тема заинтересовала наших коллег за рубежом. Очевидно, что в новом геополитическом раскладе диверсификация транзитных путей неизбежна. И часть импортируемых товаров наша страна определенно начнет получать из Турции, по железнодорожной ветке Карс — Гюмри. А если через некоторое время откроется транспортное сообщение с Азербайджаном, то и эта страна непременно воспользуется новой возможностью. Все это ясно и никаких доказательств не требует. Непонятно другое — почему данный факт должен повредить отношениям Армении с Грузией, превратить наши страны едва ли не во врагов? Странная логика, потому что речь идет о нормальной, принятой во всем мире цивилизованной конкуренции. Вместо геополитических “страшилок”, думается, уместнее было бы порассуждать о том, что сохранение (либо, напротив, существенное сокращение) объемов перевозки транзитных грузов по территории Грузии будет зависеть в первую очередь от того, каковы будут условия этого транзита. Проще говоря, сумеет ли грузинская сторона гибко отреагировать на происходящее и предложить новые транзитные тарифы, которые выглядели бы привлекательно для армянского бизнеса. То же самое относится и к туркам. В конечном итоге от всего этого выиграет рядовой потребитель, поскольку понятно, что транзитные тарифы будут снижаться, а это повлияет на конечную стоимость товаров. Именно об этом, в частности, и шел разговор — кстати, подчеркнем, доброжелательный, в русле взаимопонимания — во время встреч грузинского министра в Армении.
Что касается высказывания лидера нашей страны о региональном статусе армянского языка, то нервная реакция некоторых грузинских политологов по этому поводу удивляет. Ни для кого, а тем более для грузинских коллег не является секретом, что в скором времени Тбилиси должен подписать европейскую хартию, трактующую именно статус национальных меньшинств и региональных языков. Наш президент заметил, что придание армянскому официального статуса в Джавахке могло бы способствовать дальнейшему укреплению двусторонних взаимоотношений, развитию вековой дружбы. Доброжелательное пожелание. В отличие от упомянутого европейского документа, составленного в императивном наклонении. Это прямое требование, и, подписав хартию, Грузия возьмет на себя конкретные обязательства — как в отношении армянского, так, кстати, и азербайджанского языка. И совершенно непонятно, как может повредить вековой дружбе “Хайоса и Картлоса” тот факт, что джавахкские армяне станут говорить на родном языке не только дома и в “местах общественного приема пищи”, но и, скажем, в сакребуло и иных официальных учреждениях? Нам представляется, что именно то обстоятельство, что сегодня они такой возможности де-юре лишены, и бросает некоторую тень на взаимосвязи наших стран и народов. Тень, которую очень легко и просто ликвидировать, юридически закрепив фактически существующее положение вещей. Тем более что и этот вопрос в ходе визита обсуждался.
И, наконец, относительно пресловутых “пограничных проблем”. Нет таких. Есть вопросы, связанные с тем, что из-за отсутствия демаркации на отдельных участках межгосударственной границы крестьяне, скажем, селения Бавра не могут в полной мере пользоваться своими угодьями. Это не геополитическая проблема, а частный вопрос, который можно оперативно снять. И, конечно, так оно и будет, никто не намерен раздувать из этого пламя недоверия и вражды.
В качестве послесловия предлагаем вашему вниманию публикацию в “Независимой газете”, из которой видно, как выглядят сегодня армяно-грузинские взаимоотношения со стороны.
Армен ХАНБАБЯН