Ереван — Тбилиси:в поисках общего языка

Архив 200925/06/2009

“Если хорошие отношения армянской стороны и с Россией, и с Грузией могут хоть как-то способствовать налаживанию российско-грузинских отношений, мы будем только рады”
Вчера по приглашению президента Сержа Саргсяна в Армению с двухдневным официальным визитом прибыл президент Грузии Михаил Саакашвили с супругой Сандрой Руловс.

После того как отзвучали гимны и прошагала рота почетного караула, президенты пообщались в формате тет-а-тет, вслед за тем вновь встретились — уже в составе официальных делегаций. Проведя переговоры с премьер-министром Тиграном Саркисяном и ответив на вопросы журналистов в ходе совместной с армянским лидером пресс-конференции, Михаил Саакашвили и Сандра Руловс направились на официальный ужин, данный в их честь Сержем Саргсяном и первой леди Ритой Саргсян. Сегодня грузинский лидер посетит мемориальный комплекс “Цицернакаберд”, где возложит венок к мемориалу жертв геноцида 1915 года и выступит в “альма-матер” — Ереванском госуниверситете.
В ходе встречи с глазу на глаз руководители стран-соседей обсудили большой круг вопросов, относящихся к региональной и международной проблематике — разумеется, в основном через призму наших взаимоотношений. В этой связи Серж Саргсян подчеркнул, что последние находятся на высоком уровне и более того — “немного в мире народов, которые могут гордиться такой длительной дружбой, какая существует между армянским и грузинским народами”. А все вопросы можно решать лишь “путем диалога, укрепления доверия в регионе, взаимного уважения и сотрудничества”. Именно поэтому “приоритетом для руководителей и правительств обеих стран должно быть стремление довести межгосударственные связи до уровня многовековых отношений двух народов”. Президент Саакашвили был с таким подходом вполне солидарен, добавив, что “Армения и Грузия дополняют друг друга”. Такой настрой является хорошим фундаментом для дальнейшего углубления и развития экономического и гуманитарного сотрудничества. При этом по вполне понятным причинам существенная часть переговоров была посвящена обсуждению проблем, так или иначе связанных с деятельностью инфраструктур, в особенности транспортных. Это актуально в свете усилий по минимизации последствий кризиса, сильно сказывающегося как на нашей, так и на грузинской хозяйственной жизни. Однако здесь, как известно, не все зависит от намерений и доброй воли наших стран. Сложный момент — российско-грузинские взаимоотношения, вернее — практически полное отсутствие таковых. В результате сухопутное сообщение между Арменией и Россией, являющейся нашим ведущим экономическим партнером, отсутствует. Президенты обсуждали, как возобновить движение через грузино-российский КПП “Верхний Ларс”.

По словам Сержа Саргсяна, “мы глубоко заинтересованы в скорейшем урегулировании российско-грузинских отношений, это исходит из национальных интересов Армении”. При этом он отметил, что у Еревана имеются стратегические отношения с Москвой, а с Грузией нас связывает многовековая дружба и мы “углубляем свои отношения и с Россией, и с Грузией и делаем это открыто, без колебаний, без налета секретности, с открытым лицом”. Говоря об этом, руководитель республики подчеркнул, что “если хорошие отношения армянской стороны и с Россией, и с Грузией могут хоть как-то способствовать налаживанию российско-грузинских отношений, мы будем только рады”. В то же время о посредничестве речи не идет — “мы никогда подобной задачи перед собой не ставили. Я считаю, что нашей задачей должно быть углубление наших отношений. Мы это всегда должны учитывать, так же как и то, что уровень отношений Армения — Россия, Армения — Грузия существенно влияет на вопрос безопасности в регионе… Необходимо всегда учитывать интересы друзей и никогда не игнорировать их”. Ведь у нас есть не только общее прошлое, но и общее будущее. Фактором взаимного сближения, надежным мостом, связывающим две страны, является армянская диаспора Грузии, в укреплении которой равно заинтересованы как Ереван, так и Тбилиси. Поэтому “мы приветствуем предпринимаемые правительством Грузии шаги по смягчению социально-экономической ситуации в Джавахке, созданию новых рабочих мест. Армения готова оказать содействие в этом” — заявил Серж Саргсян.
Надо сказать, что приблизительно так же смотрит на вещи и президент Саакашвили. Он сообщил, что готов открыть движение через границу с Россией — пусть только для армянских грузоперевозчиков. Пока что данный вопрос находится в стадии обсуждения, причем обсуждать приходится при посредстве Швейцарии, ведь дипотношения Грузии с РФ разорваны и швейцарцы взяли на себя представительство взаимных интересов. Так что дело это нелегкое и, надо думать, не быстрое, хотя Серж Саргсян и отметил — хорошо бы решить вопрос до начала сбора урожая — чтобы было куда вывозить наши фрукты и овощи. А грузинский президент добавил, что “Армения нуждается в географической диверсификации экономики, поскольку наши страны сильно взаимосвязаны и “трудности, возникающие в одной стране, через несколько дней сказываются в другой. Я убежден, что слишком большая зависимость от одного действующего лица в регионе — например, России — опасна для любой экономики. Мы имеем опыт географической диверсификации. Армяне — умные и гибкие, они также могут это сделать”, — заявил Саакашвили. Вообще же, полагает грузинский лидер, в перспективе Кавказ мог бы стать “единым экономическим полем”. И хотя речь идет не только о грузинах и армянах, “мы можем сделать это быстрее, поскольку межу нами нет политических вопросов”. Нет настолько, что даже словосочетание “официальный визит” в приложении к его поездке в Армению звучит “фальшиво”, поскольку слишком уж тесны связи глав двух стран. Всего-то и нужно, что “сделать существующие отношения более институциональными”.
Кстати, г-н Саакашвили придает очень большое значение тому, что называется “народной дипломатией”. В этом смысле общение со студентами ЕГУ вполне укладывается в общий контекст подходов грузинского руководителя. Он вообще делает ставку на молодежь, в том числе и в вопросе развития межгосударственных отношений. Поэтому он предложил Сержу Саргсяну (и, кстати, встретил понимание с его стороны) проводить ежегодные молодежные спортивные игры и школьные олимпиады. Кроме того, батоно Саакашвили рассказал некую забавную (или драматическую — кому как видится) историю о том, как грузинский парень хотел познакомиться с армянской девушкой, однако из-за незнания юным ухажером русского языка контакта не случилось — грузинский Ромео пытался объясниться на английском, которым, увы, в свою очередь не владела армянская Джульетта. “Не пора ли создавать словарь, условно говоря, авлабарский?” — воскликнул Михаил Саакашвили, пояснив, что у нас должен быть “общий язык” — как в прямом, так и в переносном смысле слова.
Спорить с этим не приходится. Но особенно важно, чтобы официальный Тбилиси нашел наконец общий язык с армянами Джавахка, которые в лице некоторых своих активистов планировали провести акции протеста в связи с визитом президента соседней страны, обвиняя его в “агрессивной политике” и пренебрежении их интересами. Говорим об этом, ибо власти наших стран этот язык уже, кажется, нашли, что можно лишь приветствовать.
Армен ХАНБАБЯН