Ереван — Анкара: Армения начинает выступать с позиции сильного

Архив 200904/08/2009

Как известно, в ходе недавнего визита в Армению президента Сербии Бориса Тадича Серж Саргсян заявил, что поедет в Турцию на ответный матч между национальными сборными Армении и Турции только в случае разблокирования армяно-турецкой границы. “Я отправлюсь в Турцию, если мы уже будем иметь открытую границу или окажемся на пороге снятия блокады с Армении”, — заявил глава государства.
Речь идет о реализации договоренностей, которые были зафиксированы в подписанном в конце апреля соглашении МИД Армении, Турции и Федерального департамента иностранных дел Швейцарии — “Дорожной карте”. Главное достоинство этого документа заключалось в “разводке” проблем армяно-турецких отношений и карабахского урегулирования. В рабочем состоянии находилась и версия, которую активно продвигала Минская группа ОБСЕ. Она предусматривала вместе с открытием армяно-турецкой границы, восстановлением дипломатических отношений между двумя странами также и освобождение некоторых оккупированных Арменией районов Азербайджана. Что касается определения статуса Нагорного Карабаха, то урегулирование этой проблемы отодвигалось на более позднее время, поскольку в случае выполнения условий “Дорожной карты” могли бы появиться более благоприятные политические условия для продолжения диалога и на этом направлении.
В этой комбинации каждая из сторон могла бы получить свои дивиденды. Турция, выступая в качестве официального медиатора на переговорах, в случае их благоприятного исхода заметно укрепляла бы свои позиции в Закавказье, получая в этом регионе мира постоянную прописку в качестве серьезного политического игрока. Ее союзник Азербайджан освобождал часть находящихся сейчас в зоне оккупации районов и мог бы готовиться ко второму этапу карабахского урегулирования. Армения выводилась бы из экономической блокады, получая благоприятные условия для своего дальнейшего социально-экономического развития. Выигрывал бы и Запад, под патронажем которого и шла разработка “Дорожной карты”.
Однако этот сценарий был разбит 13 мая в Баку, когда премьер-министр Турции Эрдоган заявил, что “Турция никогда не откроет свои границы с Арменией, пока не будет урегулирован карабахский конфликт”. После этого стало очевидно, что и подписание соглашения по карабахскому урегулированию откладывается.
Если Турция, вступая в диалог с Арменией, ставила своей главной задачей любой ценой предотвратить угрозу признания геноцида армян президентом США Бараком Обамой и Конгрессом, то она достигла своей цели. Но это не исключает того, что американская администрация не вернется к этой проблеме в будущем, в новых условиях, создавая иную комбинацию сил. В этой связи турецкая газета “Тараф” предупреждает, что если “Барак Обама выполнит обещание, касающееся признания геноцида армян, то это будет иметь силу землетрясения в турецко-американских отношениях”. Вот почему в Анкаре бурно восприняли упомянутое заявление Сержа Саргсяна. Министр иностранных дел Турции Ахмед Давутоглу выступил с заявлением, что “в ближайшем будущем процесс по урегулированию отношений в регионе получит стремительный ход”. В то же время турецкий дипломат отметил: “С другой стороны, мы придаем важность проявлению той же решимости со стороны международного сообщества и особенно Армении в деле армяно-азербайджанского конфликта”. Эти слова многие турецкие СМИ назвали “началом второго тайма футбольной дипломатии”.
Анкара, судя по всему, не желает прерывать свой диалог с Ереваном, продвигаясь по этому пути хотя и малыми, но все же шагами вперед с той лишь разницей, что начинают предприниматься более искусные политико-дипломатические маневры. Речь уже идет о том, чтобы Армения, заявляя о необходимости открытия границ с Турцией, признала эти границы и территориальную целостность Турции. Это “старая-новая” проблематика во взаимоотношениях между двумя странами, которая выводит на первые позиции вообще проблемы сохранения территориальной целостности Турции. То есть начинает складываться именно такая политико-дипломатическая ситуация, которая превращает проблему карабахского урегулирования в частную. В этой связи напомним, что президент Грузии Михаил Саакашвили уже заявлял, что ссылки на Карсский договор 1921 года, в соответствии с которым Россия и Турция являются гарантами суверенитета Аджарской автономии в составе Грузии, являются “страшными фантазиями людей, вставших на путь измены”. Вот почему турецкая дипломатия пытается убедить Сержа Саргсяна прибыть этой осенью в Турцию для просмотра ответного футбольного матча между сборными двух стран. Анкара почувствовала, что стала терять динамику и инициативность в дипломатии, что период, когда на первый план выходили задачи по обеспечению формальной стороны договоренностей и откладыванию решений, заканчивается. Уже сам факт того, что Ахмет Давутоглу широко использует понятие “турецко-армянские отношения”, свидетельствует, что Анкара привыкает к ситуации быть в эпицентре более широких комбинаций, в которых ее отношения с Арменией приобретают самостоятельное геополитическое значение. Поэтому заявление Сержа Саргсяна об условиях его поездки на футбольный матч — ясный намек турецкой стороне на то, что в процессе выстраивания отношений с Анкарой Ереван начинает выступать с позиции сильного. Вероятно, не случайно на конец года намечена “атака” ЕС на Турцию в связи с урегулированием кипрского вопроса. К этому времени Турция должна открыть воздушные пути и морские порты греческой части Кипра, однако она отказывается делать это до тех пор, пока ЕС не снимет торговые ограничения с контролируемой Турцией северной части Кипра. Так что проблема открытия границ с Арменией приходится кстати.
ИА Регнум