Эрдоган в курдской ловушке

Архив 201115/01/2011


Абдулла Оджалан сулит турецкому премьеру смерть — если тот будет себя плохо вести

В курдонаселенном турецком Диарбекире произошли столкновения между сторонниками и оппонентами лидера Курдской рабочей партии Абдуллы Оджалана. Между тем сам Оджалан, отбывающий пожизненный срок на острове Имралы, раскритиковал проект “Демократическое самоуправление”, представленный курдским “Конгрессом демократического общества” Турции.

По его словам, “этот проект может спровоцировать столкновения. Неизвестно, что будет завтра. Возможно, что все обернется против премьер-министра. В подобное историческое время был убит Озал. Завтра может быть убит Эрдоган. И в стране может произойти переворот”. Эмоциональность курдского деятеля можно понять. На столе премьер-министра Турции лежит подготовленная Оджаланом “Дорожная карта”, и конкуренция в этом вопросе ему не нравится. Главная идея документа: “Турция и Курдистан — одна земля, родина и курдов, и турок”. 760-страничный документ, в изложении газеты Radikal, содержит следующие позиции: освобождение задержанных членов КРП, снятие запрета на образование на курдском языке, прекращение военных действий, изменение турецкой конституции, создание курдской автономии в Турции. Но проблема не только в турецких курдах. В соседнем Ираке набирают силу процессы федерализации. Три северных провинции — Эрбиль, Дахук и Сулеймания, — большинство населения которых составляют курды, управляются отдельным региональным правительством. Курдскому региону гарантирована широкая автономия. Эрбиль активно поддерживают США и Израиль. Как писала газета “Новости Израиля”, “сейчас, когда иракское правительство стало полностью бессильно, а курдские лидеры провозгласили право если не на отделение, то хотя бы на автономию, Израиль должен начать играть в открытую”. По мнению газеты, “поддержка курдов — это лучшая израильская угроза Ирану, Ираку, Сирии и Турции, где проживают крупные курдские меньшинства”. И что бы сейчас ни говорил о единстве Ирака официальный Багдад, геополитическая тенденция в регионе выглядит иначе. Даже если на данном этапе события будут развиваться по сценарию Вашингтона — формально поддерживать единство Ирака во главе с федеральным правительством — это промежуточное решение. Поэтому диалог официальной Анкары с Оджаланом, с одной стороны, во многом оправдан, с другой — очень рискован. Турция понимает, что может выпустить “курдского джинна” без гарантий сохранения над ним контроля. В то же время велик соблазн провести через Оджалана “игру” с потенциальным выходом на разные сценарии решения курдского вопроса. Если удастся интегрировать Оджалана в широкий контекст решения курдской проблемы, сделать из него лидера регионального масштаба, многое может получиться. Иначе рано или поздно придется смириться сначала с фактом курдской автономии в Турции, затем сепаратизмом иранских курдов и быть готовыми принять проект “Большой Курдистан”. Положение усугубляется еще и тем обстоятельством, что процесс фрагментации геополитического пространства осуществляется на стыковочных границах бывших империй — Османской, Российской и Персидской. Развал Ирака, потенциальная федерализация Турции неизбежно затронут Кавказ и Иран. Поэтому за действиями Анкары в отношении решения курдской проблемы внимательно наблюдают во многих странах.
На Турцию давит Брюссель, который в качестве одного из условий приема этой страны в ЕС настаивает на решении курдского вопроса. В то же время в Турции и за ее пределами определились силы, которые пытаются политически скомпрометировать диалог Анкары с Оджаланом. Усилия кабинета Эрдогана смягчить напряженность в отношениях с курдами используются против него оппонентами, которые остаются на жестких антикурдских позициях и рассматривают примирение с курдами только как повод для начала беспорядков. Анкара продолжает маневрировать. Почти на каждой встрече с адвокатами Оджалан подвергает резкой критике руководство Иракского Курдистана, обвиняет его в том, что “империализм желает создать маленький курдский эмират типа Кувейта и Катара и привязать к нему курдов всего мира”. Если раньше Эрбиль не комментировал высказывания лидера РПК, то в последнее время в курдских СМИ стали появляться материалы с критикой позиции Оджалана. Его стали подозревать в том, что он опирается “на силы, враждебные курдам, и служит то туркам, то арабам Сирии”. Поэтому недавнее решение лидера РПК перебросить часть боевиков с территории Турции в северный Ирак — факт многозначительного свойства. Возможно, до летних парламентских выборов Анкаре удастся сохранить перемирие с РПК. Оджалан заявил, что опасается государственного переворота. Ему действительно не поздоровится в случае ухода со сцены в Турции правящей партии. Но фактом является и то, что турецкий политический класс не готов воспринимать свою страну как федерацию, хотя толком никто не знает, как решить курдский вопрос исключительно мирными средствами. Сам Оджалан заявил: “Если нам предоставят законные и конституционные гарантии, мы сложим оружие и с нетерпением пойдем по пути демократических и мирных переговоров”. В то же время сопредседатель Конгресса демократического общества Курдистана Ахмет Тюрк обозначил уже более отдаленные перспективы: “Мы будем бороться и за свободу армян, арабов и ассирийцев в Турции”. Так что в ближайшее время кабинету Эрдогана предстоит принимать сложные решения, чтобы сохранить власть и спасти целостность страны.
Станислав ТАРАСОВ