Эрдоган опять соврал

Архив 201004/09/2010

Турецкие власти отказались установить крест на куполе ахтамарского монастыря
Очередной неприятный сюрприз преподнесли турецкие правители. Вчера выяснилось, что вопреки многократным обещаниям крест на куполе ахтамарской церкви Сурб Хач установлен не будет. Выходит, 19 сентября литургия пройдет не в храме Божьем, а в музее. Как и в случае с подписанными почти год назад армяно-турецкими протоколами, администрация Эрдогана произнесла “А”, не сказав “Б”. Смысла участвовать в предстоящем мероприятии, которое Анкара собирается использовать в пропагандистских целях, становится с каждым днем все меньше.

Когда в 2005-м правительство Турции выделило полтора миллиона долларов для реставрации монастыря Сурб Хач, архитектор проекта Ниджметтин Берданлы обратился к армянским специалистам с просьбой о помощи в создании эскиза креста. Патриархия Константинополя сама взяла на себя всю работу по его отливке и транспортировке в Ван. Но разрешения на установку креста дано не было, и он был возвращен в Стамбул. И хотя 29 марта 2007 года — в день торжественного открытия отреставрированной церкви — тогдашний министр культуры Турции Атилла Коч публично пообещал, что в течение года крест на куполе будет установлен, слова своего он не сдержал. Надежда на положительное решение вопроса вновь появилась, когда правительство дозволило раз в год проводить в ахтамарском монастыре литургию. Губернатор Вана Мунир Караоглу еще в январе пообещал, что добьется разрешения установить крест до первой литургии.
В апреле этого года турецкие власти официально уведомили Константинопольскую патриархию Армянской Апостольской Церкви о том, что до дня проведения литургии крест на куполе будет установлен. Министр культуры и туризма Турции Эртугрул Гюнай, отвечая на вопросы журналистов, сообщил, что Совет по охране природных и культурных ценностей Вана принял решение об установке креста на церкви Сурб Хач и что правительство не имело возражений. “Это будет сделано перед намеченной на сентябрь литургией”, — заявил он. 22 апреля патриарший викарий Арам Атешян посетил Ван для того, чтоб обсудить с губернатором вопросы, связанные с транспортировкой и монтированием креста. От губернатора архиепископ узнал о том, что власти не санкционировали проведение традиционной церемонии освящения креста святым миро. Исполняющий обязанности патриарха смирился с тем, что установка креста будет проведена с нарушением традиций армянской церкви.

“Так как мы не освящали храм, то нет необходимости и в освящении креста”, — сказал Арам Атешян в интервью газете “Хюрриет”, пытаясь найти оправдание действиям турецких правителей. Тогда архиепископ не мог догадываться о том, что его просто обманули и крест вообще не будет установлен.
В среду Атешян вновь прибыл в Ван, чтобы проследить за подготовкой к литургии. Губернатор ему сообщил, что установка креста оказалась делом куда более сложным, чем казалось вначале, и до 19 сентября завершить все работы практически невозможно. Мол, крест слишком тяжелый (он весит 200 килограммов) и для его монтажа необходим специальный подъемный кран, каких в Ване мало. Потому решено в день литургии поставить крест рядом с монастырем, чтоб гости смогли на него полюбоваться. Мунир Караоглу клятвенно заверил архиепископа в том, что работы по водружению креста на купол будут начаты сразу после завершения церковной службы. Разъяснения выглядят просто смешными. Неужели за полгода, которые прошли со дня принятия решения об установке креста, невозможно было найти подходящий подъемный кран? А ведь говорят, что турецкая строительная индустрия одна из самых передовых в мире. Разве подъемный кран для “строительной державы” такая большая проблема?
Ясно, что если к литургии крест не поставят, то в ближайшее время не будет иных поводов сделать это. Нет никаких сомнений в том, что сложившаяся ситуация — следствие политического решения, принятого высшим руководством страны. Кстати, в истории республиканской Турции еще не было случая, чтоб на христианском храме заново устанавливался крест. Заметим, что Эрдоган не санкционировал установку креста и в главной греческой святыне Понта — православном монастыре Панагия Сумела, что недалеко от Трабзона. 15 августа власти позволили провести там литургию, в которой приняли участие паломники из Греции, Кипра, Болгарии, Сербии, Черногории, России, Украины, Белоруссии и Грузии. Греческий монастырь, как и Сурб Хач, тоже объявлен музеем. Чтоб посетить древний храм необходимо купить входной билет и заплатить за это 8 турецких лир. В прошлом году в день праздника Святой девы Марии посетившим святыню паломникам турецкие полицейские не разрешали креститься, зажигать свечи и курить ладан, а прибывших на церемонию священников заставили снять рясы и кресты. Нечто подобное произошло месяц назад с армянскими школьниками, побывавшими на острове Ахтамар. Им тоже запретили зажигать в церкви свечи и распевать шараканы.
Неприятные события, происходящие в последние недели вокруг монастыря Сурб Хач, прибавляют веса аргументам тех, кто считает участие в предстоящей литургии недопустимым. Им все легче становится убедить оппонентов в том, что намеченная на 19 сентября церемония превращается в почти формальное мероприятие, необходимое турецкой пропагандистской машине в качестве инструмента нейтрализации усилий армянского лобби. Последние выходки Анкары привели к тому, что сотни, а то и тысячи людей, собиравшихся посетить Ахтамар, пересмотрели свои планы. На озеро Ван из Армении поедут, судя по всему, не больше двух сотен человек. Об этом позволяет судить число путевок, проданных туристическими компаниями, занимающимися организацией туров по городам Западной Армении. Клиентов, купивших путевки на 19 число, лишь около сотни. Можем допустить, что еще столько же человек решатся отправиться в Ван на собственном транспорте, так сказать, “дикарями”. В любом случае паломников будет в десятки раз меньше, чем планировали в Анкаре. Министерство туризма и мэрия Вана утверждали, что ждут в гости от шести до десяти тысяч гостей. Турецкая пропаганда, осознанно завышая прогнозируемое число гостей, искусственно обостряла интерес к предстоящим мероприятиям. Но вчерашнее известие свело все усилия на нет.