Эрдоган “исчезнет с политической арены”?

Архив 201325/07/2013

Как сообщалось, премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган объявил, что свергнутый путем переворота президент Египта все еще является президентом, поскольку он избран народом”. И добавил: “Если мы не можем справиться с происходящим в Египте, то мы игнорируем волю турецкого народа”.

Таким образом, глава турецкого правительства самоуверенно отождествил “интересы турок и египтян”. Почему? По мнению газеты Yeni Safak, приход к власти в Каире “Братьев-мусульман” оценивался в Анкаре как практическая реализация на Ближнем Востоке так называемого исламского союза Египет — Турция, стоящего “на двух ножках циркуля”, благодаря чему “весь Ближний Восток оказался бы в сфере турецкого влияния”. Но одна из основ “циркульной дипломатии” в Египте рухнула, союз развалился, и Турция, как выясняется, оказалась в регионе в полном одиночестве. Это вынужден признать и сам Эрдоган, когда с показным удивлением заявляет, что “в течение года пребывания Мурси на президентском посту многие страны не поддержали каирское правительство, в то время как некоторые государства обязались выделить 16 миллиардов долларов для совершения путча в Египте”. Более того — Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт решили выделить новым властям Египта $12 млрд помощи. Теперь турецкие эксперты считают, что “силы, проявившие себя в египетских событиях, поставили на очередь Турцию”, и протестное движение из-за парка Гези является лишь первой волной дестабилизации страны. Вторая будет продолжаться до цикла выборов, который начинается в 2014 году. Цели: свергнуть Эрдогана, избавиться от правящей партии Справедливости и развития и создать новую политическую систему. Это — переломный момент для Турции. Выступая в конце 2009 года перед соратниками по правящей партии, министр иностранных дел Ахмед Давутоглу рассказывал, что на одной из встреч с экс-президентом Клинтоном тот просил у него объяснить причины возрастающей внешнеполитической активности Анкары. Давутоглу ответил: “Обведите на карте вокруг Турции циркулем круг диаметром 1000 километров — в него попадут 20 стран, обведите круг диаметром 3000 километров — в него попадут 70 стран. Турция будет интересоваться своим окружением”.
Но первая ножка “циркуля” Турции демонтирована в Египте, вторую, в Анкаре, намерены устранить соседние страны, ибо внедрение в Египте турецкой модели синтеза западной демократии и ислама могло не только усилить влияние Анкары в регионе, но и осуществить “демократический прорыв” уже и в государствах Персидского залива. Это обеспокоило их, стимулировало к активному участию в устранении от власти президента Мурси. В итоге Турция оказалась практически одинокой в своей критике в адрес инициаторов военного переворота в Египте.
Но на многих направлениях Анкара оказывается в том состоянии, когда делать какие-либо отступления без серьезных кадровых решений в высших эшелонах власти уже невозможно. Это касается прежде всего сирийской и египетской позиций, менять которые Эрдоган не собирается. Тем не менее Анкаре необходимо будет объяснить, почему, с одной стороны, она осуждает военный переворот в Египте, с другой — призывает к свержению в Сирии президента Башара Асада. К тому же ей предстоит выяснение отношений и с государствами Персидского залива, ибо они перестают быть для нее дружественными партнерами.
Что же касается внутренней политической устойчивости Эрдогана, то перспективы понятны. Протестное движение продолжается, полиция его подавляет. Дело идет к тому, что правящему режиму все сложнее идти вперед без соблюдения надлежащих демократических процедур. Эрдоган оказался меж двух огней: угрозой политического и территориального раскола страны и международной изоляцией. Принести в жертву демократию Анкаре не позволит Запад, точно так же, как он не позволяет ей осуществлять “циркульную дипломатию”. Так что остается только наблюдать, как Эрдоган будет выбираться из обозначенного для него порочного круга. Ситуация парадоксальна. С одной стороны, он вроде бы следовал в фарватере политики Запада. С другой — его стали откровенно “сдавать”. Такая неопределенность может подтолкнуть Эрдогана к опасной деструктивной игре в регионе, которая еще более осложнит там ситуацию. И не только там. Нельзя исключать, что для Эрдогана, утратившего “демократическое доверие” со стороны своих западных партнеров, выход из сложной ситуации может заключаться в развязывании какого-либо локального вооруженного конфликта. В Сирии не получается, в Египте возможно участие Турции в вероятной гражданской войне, а в качестве отвлекающего маневра возможен сценарий осложнения отношений с Арменией из-за карабахской проблемы. Или другое. Как предполагают аналитики, “протест в Турции не заглохнет, джинн сопротивления выпущен из бутылки”, который “приведет к расколу правящей партии и Эрдоган исчезнет с политической сцены”.
Станислав ТАРАСОВ,
ИА REX