Эрдоган хочет стать президентом

Архив 201203/05/2012

Во вторник в Турции приступил к работе новообразованный парламентский комитет, уполномоченный довести до конца продолжающуюся уже полгода работу над разработкой новой Конституции. Эксперты оценивают эту инициативу правительства как стремление ограничить влияние военных и желание добиться преобразования Турции в президентскую республику. Если, реформа удастся, следующим президентом станет, несомненно, нынешний премьер Реджеп Тайип Эрдоган. В какой мере это может затрагивать интересы Армении и армянской общины Стамбула?..

В Турции военные традиционно имеют весьма большое влияние на политику. Это обусловлено Конституцией, 35-я статья которой закрепляет за вооруженными силами статус гаранта соблюдения в стране светского порядка. Оправдываясь этой статьей, армия четыре раза организовала перевороты. Нынешняя Конституция была принята в 1982 году по заказу тех самых людей, которые двумя годами раньше осуществили очередной путч. Ясно, что написанный по их заданию закон их в полной мере устраивает. Ведь контроль над Советом национальной безопасности позволяет генштабу воздействовать на принятие важнейших политических решений. Реформой Конституции Эрдоган и Гюль хотят лишить генералов этой возможности. Для внесения изменений у главы правительства есть и личный мотив. Преобразовывая страну из парламентской республики в президентскую республику, он готовит почву для того, чтоб пересесть со стула премьера в кресло президента. Дело в том, что по закону он не может стать главой правительства в третий раз. А уступать власть Абдулле Гюлю, являющемуся в партии человеком номер два, он, естественно, не хочет.
Обозреватели предсказывают, что после успешного завершения конституционной реформы премьер и президент обменяются должностями. Но тогда президент будет уже не формальным главой государства, как сейчас, а всесильным и полновластным правителем. Согласно проекту основного закона, глава государства будет обладать широкими полномочиями и будет избираться народом. Сейчас президента избирает парламент. Нет никаких сомнений в том, что Эрдоган в состоянии победить на прямых выборах. Члены правящей Партии справедливости и развития не скрывают, что их лидер действительно намеревается стать президентом. Но согласится ли Абдулла Гюль на досрочные выборы? Ведь срок его полномочий истечет лишь через четыре года. Противоречия между президентом и премьером, наметившиеся еще в позапрошлом году, могут вылиться в открытое соперничество за право быть первым в государственной иерархии. Конституционная комиссия парламента 10-го января подтвердила право президента Гюля править весь свой семилетний срок. Таким образом, главный вопрос в том, будут ли после принятия Конституции досрочные президентские выборы или Абдулла Гюль все-таки сумеет в течение четырех лет пользоваться реформой, которую Эрдоган делает для себя?
Разработчики новой Конституции столкнулись с еще одним проблемным вопросом. Курдская партия “Мир и демократия”, которая представлена в Конституционном комитете, настаивает на том, чтобы новый основной закон закрепил культурную автономию курдов и их право получать образование на родном языке. Пренебречь этим требованием, конечно, можно. Но тогда на референдуме курдонаселенные провинции провалят документ. Голосование в этом случае лишь подстегнет сепаратизм и превратится из референдума по принятию Конституции в референдум по провозглашению автономии. Большие ожидания связывают с предстоящей реформой и другие национальные меньшинства. Вселенский Константинопольский православный патриарх Варфоломей потребовал внести в Конституцию положение, гарантирующее свободу вероисповедания и равенство конфессий. Члены Союза протестантских церквей Турции призвали включить в закон пункт о недопустимости разжигания национальной вражды. Архиепископ местной Католической церкви воспользовался парламентскими слушаниями по конституционной реформе для того, чтобы поднять вопрос о необходимости возвращения имущества, незаконно конфискованного у епархии после кемалистской революции. Свои предложения и требования выдвинула и местная сирийская церковь.
Стамбульские армяне тоже принимают активное участие в разработке новой Конституции. Наши турецкие соотечественники связывают с предстоящей реформой немало надежд. Наместник Константинопольского патриарха архиепископ Арам Атешян вовлечен в процесс обсуждения проекта Конституции. 12 марта он выступил на эту тему в парламенте. А неделей раньше встречался по тому же вопросу со спикером меджлиса Джемилем Чичеком. Архиепископ призвал исключить из Конституции положение, согласно которому все граждане Турции являются турками. “В нашем Основном законе есть пункт, который меня удручает. Мы знаем, что мы — граждане Турции. Но при этом мы — армяне. Вы не можете говорить, что все люди, имеющие гражданство Турецкой Республики, являются турками. Потому в Конституцию нужно внести поправку. Нужно обеспечить равенство независимо от национальной принадлежности. Формально у нас все равны, но в реальности все совсем иначе. Если я армянин, то даже полицейским стать не могу”, — заявил в своем выступлении духовный лидер стамбульских армян.

Наши турецкие соотечественники в целом приветствуют инициативу Эрдогана по принятию новой Конституции. И тот факт, что реформа в действительности служит укреплению власти Партии справедливости и развития, армян вовсе не смущает. Годы правления нынешней администрации были для армян сравнительно удачными. Все предшественники Эрдогана относились к общине еще хуже. Оппозиционеры из Народно-республиканской партии и Партии националистического движения у армян симпатий не вызывают. Посему Константинопольский престол Армянской Апостольской Церкви вовсе не против того, чтобы в результате конституционных изменений Партия справедливости и развития укрепила свою власть. Армения тоже по большому счету заинтересована в том, чтобы под ногами умеренных исламистов была прочная почва и они не были бы вынуждены осматриваться на народно-республиканцев и националистов, чьи подходы в армянском вопросе куда более реакционные. Ну а если в результате конституционной реформы сложится ситуация, при которой Абдулла Гюль обретет полномочие формировать внешнюю политику, то это тоже, полагаю, будет исходить из интересов Армении. За месяцы “футбольной дипломатии” диалог с ним наладился весьма эффективный, и Гюль зарекомендовал себя как конструктивный политик, с которым можно вести разговор. Об Эрдогане этого не скажешь.