Ему сказали — возраст. Тогда ему не было и семидесяти…

Архив 200910/10/2009

Шаэн ХАЧАТРЯНИскусствоведу Шаэну ХАЧАТРЯНУ исполнилось 75. Полвека из них он целиком отдал армянскому искусству. К юбилею он преподнес себе и обществу два замечательных альбома, посвященных Айвазовскому и Сарьяну.
Это итог долгих, многолетних бдений и исследований: Айвазовский и Сарьян — кумиры Хачатряна. В обоих случаях он как искусствовед поставил высшие цели. В одном — решил максимально связать с национальной культурой художника, традиционно считавшегося русским мастером. Он это доказывал много лет, и вот уже русские авторы приходят к выводу, что Иван-Ованнес Айвазовский равно принадлежит обеим культурам. Нежная любовь к великому маринисту возникла у Шаэна очень давно и внезапно, когда юноша-репатриант увидел в “Огоньке” репродукцию. Страсть к искусству, притушенная первыми репатриантскими годами жизни в Армении, вспыхнула с новой силой. А те годы были совсем не сладкими — мыкались всемером в крошечной комнате, пока отец-каменщик не построил дом на родной земле. Так вот все началось с Айвазовского. “Я так ему благодарен”, — говорит Шаэн.
В 59-м он пошел работать в Картинную галерею. Первой задуманной акцией было перевести из Матенадарана армянскую работу Айвазовского в галерею. Так “Ной спускается с горы Арарат” очутился в галерейной экспозиции и именно в армянской разделе. Знак судьбы. Потом оказалось, что эту работу привез из Ростова сам варпет Сарьян, из той школы, где сам учился.
Годы спустя Шаэн Хачатрян обогатил Национальную галерею восемью работами Айвазовского. Но не только. Благодаря его энергии фонды музея пополнились 400 работами армянских художников — своих и диаспоры.
С Сарьяном была задача другого свойства. Его дореволюционный период был малоизвестен, и Шаэн решил вытащить работы раннего Сарьяна из забвения. Их мало экспонировали и совсем не вывозили за рубеж. В 67-м Шаэн стал директором Музея Варпета. По желанию самого художника. “Я хочу, чтобы ты был моим другом и работал со мной”. Так и случилось. Он работал истово и самозабвенно. Недавний альбом Мартироса Сарьяна выпущен во французском издательстве THALIA — роскошная книга. 180 репродукций, мысли художника, отрывки из писем, воспоминаний. Целая энциклопедия — базовая вещь. Мысль о “хорошем” альбоме возникла в Антибе, где Шаэн Хачатрян показывал дореволюционного Сарьяна в Музее Пикассо. Первое издание альбома, почти идентичное, было выпущено несколько лет назад в Самаре на русском и английском языках.
В 91-м Шаэн Хачатрян вернулся в Национальную галерею в качестве директора. Не имеет смысла говорить, как нелегко было в те годы. Но музей работал, даже умудрились отремонтировать залы, провести несколько крупных выставок. Он организовал и несколько экспозиций М.Сарьяна во Франции, Италии, Германии, Греции. Всего на его боевом счету более 80 выставок армянского искусства. При всей сложности директорской работы Хачатрян умудрялся писать о художниках 60-х годов — Минасе, Ашоте Мелконяне, Рафаеле Атояне, Акопе Акопяне, Петросе Контураджяне, Арутюне Галенце. О них написал и выпустил не одну книгу и альбом.
Энергии у Шаэна всегда было вдоволь, через край. Он и сегодня быстр и бодр не в пример многим молодым коллегам. Тем не менее несколько лет назад Минкультуры с ним легко и просто распростилось — попросили и из Национальной галереи, и из Музея Сарьяна. Сказали — возраст. Тогда ему не было и семидесяти… К сожалению, его опыт и знания музейщика и искусствоведа ко двору не пришлись. Профессионализм его министерству оказался не нужен… Совершенно невразумительная логика.
Уже несколько лет как Шаэн Хачатрян советник по культуре Католикоса Гарегина II. Он куратор вновь созданного Музея Аршила Горки в Св.Эчмиадзине. Там кроме работ замечательного художника будут представлены и другие армянские мастера. Он работает над большим альбомом “Цвет боли”, посвященным теме геноцида в армянской живописи и графике.
Шаэн Хачатрян предан родной культуре как мало кто. Он навсегда занял в ней заслуженное место. Он доказал это. Другого выбора у него не было и нет. И он будет делать свое дело до последнего вздоха.
Карэн МИКАЭЛЯН