Эми Уайнхаус: звезда, угасшая в ночи

Архив 201126/07/2011

Как сообщалось, в субботу во второй половине дня в своем доме в лондонском районе Камден в возрасте 27 лет была найдена мертвой Эми Уайнхаус — певица, изменившая лицо современной поп-музыки.

Эми Джейд Уайнхаус родилась в семье таксиста и аптекарши и росла в лондонском спальном районе, для жителей которого увлечение американским джазом и соулом было скорее исключением из правил. Но это у нее было семейное. Бабушка Эми была близко знакома с саксофонистом Ронни Скоттом, братья матери играли джаз. Отец пел ей вместо колыбельных Синатру. В десятилетнем возрасте она уже вовсю читала в школе рэп. В 12 лет поступила в театральную школу, откуда ее позже выгнали за пирсинг в носу. В 13 играла на гитаре, в 14 сочиняла. В конце 90-х Эми посещала занятия в знаменитой BRIT School — кузнице кадров британской индустрии развлечений. Свой первый контракт Уайнхаус заключила в 2002 году, и сразу — с виднейшим британским продюсером Саймоном Фуллером. Дебютный диск “Frank” получил восторженные отклики критиков. Дальше — пошло-поехало. Премии и разные гран-при сыпались на нее как из рога изобилия. Без преувеличения она стала главной сенсацией музыкальной индустрии. В том числе скандальной. Вероятно, с конца 1960-х — начала 1970-х, со времен расцвета рок-н-ролла, мир не знал звезды, которая так рьяно отдавалась бы всем возможным порокам и так наплевательски относилась бы к своей жизни. С крэком и героином Эми Уайнхаус познакомил Блейк Филдер-Сивил, бывший видеоинженер, брак с которым стал одним из факторов, разрушивших жизнь певицы. Они сходились и расходились, дрались и напивались вместе. Филдера сажали в тюрьму, а Уайнхаус, выступая в том же 2008 году на концерте в Гайд-парке в честь Нельсона Манделы, вместо того чтобы чествовать юбиляра, призывала выпустить любимого на свободу. Ради концерта ее на несколько часов выпустили из больницы, куда она попала из-за эмфиземы легких. Тем же летом она выступила в Москве на вечеринке Романа Абрамовича, по слухам — за $2 млн.
В Гайд-парке Эми Уайнхаус еще кое-как держалась. Однако более типичным зрелищем на концертах было следующее. Певица, непременно каким-нибудь образом травмированная, например с парой синяков и повязкой на руке, держащей бокал, постоянно роняет микрофон, ощупывает ноздри, кривит губы, вглядываясь невидящими глазами в трек-лист на полу, что-то без конца спрашивает у аккомпаниаторов, без причин трогает гитару и тут же льет слезы, понимая, что не в силах сконцентрироваться.
Эми Уайнхаус не просто возродила моду на соул и поп 1960-х. Она показала дорогу целой плеяде певиц, которые заработали кучу денег и изменили лицо индустрии. В 2009 году Эми Уайнхаус вроде бы встала на путь исправления — занималась фитнесом, училась играть на барабанах и писала новые песни. Ее первое после долгого перерыва турне оборвалось, когда она не смогла издать ни звука и была освистана на концерте в Белграде 12 июня. Эми отменила весь тур и погрузилась в депрессию. В последний раз появилась на сцене 20 июля в лондонском зале Roundhouse. Эми Уайнхаус представила свою крестную дочь — юную певицу Дайонн Бромфилд. Девочка пела стандарт “Mama Said”, а пятикратная обладательница Grammy зажигательно танцевала рядом, но микрофон так в руки и не взяла.
По материалам прессы