Экстремал Виктор Вартанян бежал из экстремальной семьи

Архив 201124/02/2011


Юноша, погибший на крыше вагона метро, стал жертвой безразличия родителей?
Выясняются новые подробности трагической гибели молодого москвича Виктора Вартаняна, неделю назад разбившегося при катании на метропоезде Филевской линии вместе с приятелем Иваном Микиртумовым. Похоже, “зацепинг” — безумное увлечение парня — и, соответственно, его смерть не были случайными. “МК” узнал, что в родной семье Вите не было места: его мать поселила в их квартире свою сожительницу, детям — Вите и его сестре Тане — часто приходилось ночевать где попало, голодать, а соседи и руководство дома безуспешно пытались привлечь внимание властей к бедственному положению двух подростков.

Жизнь Вити больше была похожа на выживание. Изначально ничто не предвещало беды: Витя Вартанян рос в благополучном квартале Измайлова, в кооперативном доме по соседству с учеными, врачами, музыкантами и актерами. Мальчик жил с мамой, папой и сестрой Таней, которая была младше его на два года и которую, к слову, он очень любил.
Мать Вити Анна вовсе не принадлежит к маргинальным слоям населения — она закончила институт, работает программистом, в свое время вышла замуж, родители купили ей отдельную “однушку” в соседнем подъезде. Однако отношение к детям со стороны молодых родителей с самого начала было пугающим.
“Детей воспитывали по принципу “все равно вырастут”, — рассказывает председатель ЖСК Ирина Яковлева. — Их плохо кормили, не следили за здоровьем, Витя и Таня с двухлетнего возраста гуляли во дворе одни. Пока бабушка, детский врач, была жива, малыши в основном питались и отогревались у нее. Но после ее смерти в 2005 году они оказались предоставлены самим себе. Каждый день до позднего вечера слонялись по двору голодные, уставшие, худые и бледные. У детей не было одежды и обуви по сезону, школьных принадлежностей и т.п. Часто зимой их видели полураздетыми, практически в летней одежде и обуви. Родители не давали им ключи от квартиры, не оставляли еду. Мы, соседи, как могли подкармливали ребят, следили за ними из окон”.
“Я считаю, что Витя и Таня чудом не погибли в детстве от голода, холода, болезней, безнадзорности, — вторит ей другая соседка семьи Вартанян, Наталья. — Хотя дети из гордости никогда не жаловались и всячески выгораживали своих родителей”.
Но еще хуже жизнь ребят стала после развода родителей. Они остались с мамой, папа переехал в Подольск, где вскоре нашел другую женщину. А примерно три года назад Анна привела в дом… тоже другую женщину, Елену Сергеевну Шаумян.
“И у нее началась новая семейная жизнь, в которой детям не было места, — говорит жительница того же двора адвокат Марина Родман. — Вначале Витя жил у папы. Но там приходилось тесниться в однокомнатной квартире с отцом и его новой женой, и парня быстренько вернули к матери”.
Следует заметить, что после смерти бабушки мама Вити унаследовала двухкомнатную квартиру в том же доме. Казалось бы, квартирная проблема этой семьи не коснулась…
“Ту “однушку”, где Таня с Витей были прописаны, Анна сдала, а в двухкомнатной родительской квартире жила с подругой, — продолжает Марина Родман. — И Вите, которого женщины на порог не пускали, приходилось ночевать то в подъезде, то в будке у охранников, иногда его оставляли у себя соседи. Он выглядел таким истощенным, что было страшно за него. А Анна, его мать, говорила, что содержать детей она не обязана, это должен делать ее бывший муж”.
…Условий для жизни у Виктора не было в самом прямом, страшном смысле слова… Он устроился курьером на 17 000 рублей и снял комнатушку. Соседи рассказывают, что 10 000 рублей он отдавал за жилье, а на 7000 рублей питался и одевался. …Узнав о смерти сына, Анна Вартанян искренне рыдала и говорила, что даже не подозревала о пагубном увлечении Вити, а если бы знала, ни за что не допустила этого. Правда, на похороны сына в минувшую субботу мать не пришла.
(Печатается с сокращениями)