“Ехать или не ехать?”

Архив 200912/09/2009

— вопрос не слабее гамлетовского “быть или не быть”
В последние месяцы политики, политологи, журналисты, аналитики и даже очень далекие от политики люди задавались вопросом: “Поедет ли Серж Саргсян на футбольный матч Турция — Армения?” Теперь спрашивают: “Мы победим или проиграем?..”

Этот вполне спортивный вопрос относится вовсе не к результату предстоящей игры. Армянская политэлита задумывается над исходом “политического матча” между Арменией и Турцией, пытаясь угадать — кто же останется в выигрыше.
Несмотря на то что спортивная терминология очень отличается от политической, все же можно попытаться рассмотреть возможные результаты “поединка” между Арменией и Турцией. Не верящие в искренность намерений Анкары, недовольные текстом Протоколов однозначно заявляют: “это конец, мы проиграли!” Ратующие за открытие армяно-турецкой границы, напротив, уверяют, что выиграли. Но ведь есть и третий вариант — “ничья”. Почему-то мало рассматривается случай, когда в итоге в выигрыше могут остаться обе страны.
Распространены опасения, что Турция, предподписав эти Протоколы, все же тайком ведет собственную игру, имея в виду в качестве предусловий и Карабах, и геноцид. Что при таком развитии событий может получить Армения? Наверное, рассмотрение подобного сценария стоит начать с вопроса — а что вообще нужно Армении и армянскому обществу? Нужно ли Армении жить в вечной вражде с турками и закрытыми границами, с двумя “дорогами в мир” — через Иран и Грузию, — которые при любом форс-мажоре могут закрыться (отношения с Грузией сегодня не такие уж простые, как кажется на первый взгляд, а Иран в свою очередь тоже пока не урегулировал свои отношения с США), и с поколениями детей, которые растут с комплексом “геноцидной” непримиримости? Думается, что в Армении сегодня даже самые ярые националисты осознают: жить в XXI веке с закрытыми границами неестественно, открытые границы не роскошь и не политические игры, а НОРМА. И тут, конечно, стоит упомянуть все психологические дивиденды от позиции Армении, которая заявляет, что без предусловий готова пойти на установление мирных отношений с Турцией. Поэтому уже сегодня, на нынешнем этапе армяно-турецких отношений, Армения так или иначе получает свои выгоды от всего процесса потепления. И при рассмотрении негативных вариантов выясняется, что и тут есть позитив.
1) Так получилось, что все последние годы Армения на разных международных инстанциях в армяно-азербайджанском вопросе вынуждена была “бороться” не столько с Азербайджаном, сколько с Турцией. Налаживанием диалога с Турцией — и объявленным во всеуслышание “без предусловий” — Армения фактически нейтрализовала ее. Кроме того, Армения этим шагом четко отделила армяно-азербайджанский конфликт от армяно-турецкого — в сознании как самих армян, так и международного сообщества.
2) Одним из минусов всего армяно-турецкого процесса считается вопрос взаимоотношений РА — диаспора. Но даже в этом вопросе можно увидеть и свои плюсы: власти Армении должны обязательно добиться результата в вопросе признания геноцида. Серж Саргсян даже в день предподписания Протоколов заявил ВВС, что “да, был геноцид, и независимо от того, признает ли Турция это сегодня, есть факт, признанный всеми специалистами по геноцидам в мире. Просто в нынешних условиях мы не признаем это как предусловие для установления отношений с турками”. Это означает, что Армения не отказывается от политики признания геноцида, просто — чтоб чего-то добиться — надо не зарывать голову в песок, а надо работать, убеждать, информировать и громко говорить. Сегодня внутри турецкого общества говорится так много о геноциде, идет такой шквал информации, какого никогда ранее не было. Это ли не ответ диаспоре на вопрос, стоило ли начинать процесс нормализации?
3) Армения действительно стала “делать” политику, на весь мир заявив, что готова открыть границы с Турцией без предусловий. И она действительно все это время своими конкретными шагами и заявлениями доказывала свою приверженность мирным отношениям с соседями. Даже если армяно-турецкое потепление вдруг сойдет “на нет”, Армения все равно уже позиционировала себя как миролюбивое государство. И такой факт не может не быть отмечен мировым сообществом. Приобретенный Арменией имидж доброго соседа с его новым политическим термином “футбольная дипломатия” уже вошел в историю дипломатии…
4) И самое последнее, о чем редко говорится, заключается в том, что всегда можно, говоря футбольной терминологией, “удалиться с поля”. При любом развитии событий, если Армения почувствует, что “соперник” хитрит, играет нечестно, манипулирует, подкупает зрителей и судей и т.д., Армения может уйти из процесса — благо поводов для этого Турция дает бесконечно: начиная от “меток” на домах армян и греков в Стамбуле, заканчивая все более наглеющими заявлениями турецких чиновников. И потом — кто сказал, что хитрить в дипломатии могут только турки?! Разве трудно той же Армении организовать националистический шквал несогласия с содержанием Протоколов прямо накануне ратификации в парламенте? Возможно, не стоит так бояться волка — в лесу очень часто можно встретить и других зверей, которых и сам волк страшится…
Карин СТЕПАНЯН