Егинян против Республики Армения

Архив 200927/10/2009

Дело с таким голливудским названием на днях слушалось в суде общин Центр и Норк-Мараш. Сюжет оказался не менее киношным. Гражданин Армении требовал от государства моральную компенсацию за незаконное содержание под стражей.
Давид Егинян имел все основания обидеться на отчизну. Он абсолютно незаслуженно провел за решеткой более трех месяцев. Это витиеватое дело началось в мае 2004 года, когда командир третьего защитного батальона Минобороны рядовой Давид Егинян самовольно покинул воинскую часть и исчез в неизвестном направлении. Военная прокуратура возбудила против него уголовное дело, а затем объявило парня в розыск. В ноябре 2007 года беглец был обнаружен и взят под стражу в России, в Ростове-на-Дону, а через пять месяцев переведен в родные застенки — Вардашенскую колонию. Следствие затянулось еще на несколько месяцев. Наконец свершится суд, который приговорил молодого человека к одному году заключения. Вот тут-то и вышел некий недочет. Оказалось, что к концу судебного процесса стаж отсидки Давида Егиняна уже составлял год и три месяца. Проще говоря, экс-рядовой провел за решеткой лишних 90 дней. Свои сверхурочные страдания он оценил в 6 948 000 драмов (16 тысяч евро), которые и решил незамедлительно потребовать у государства. Отметим, что за 15 месяцев отсидки Егинян хорошенько изучил не только местные, но и западные законы и точно знал, что как лицо, ставшее жертвой незаконного заключения, имеет право на компенсацию по 4-й части 16-й статьи Конституции РА и 5-й части 5-й статьи Европейской конвенции.
Итак, иск в суд был подан и ответчиком выступала Республика Армения в лице Министерства финансов, которому и предстояло раскошелиться в случае победы Егиняна. В качестве вторых “лиц” в этом деле ответ держали Министерство юстиции и Генпрокуратура. В общем, у экс-зека оказались серьезные противники и нестандартное дело. Одно из немногих, если не единственное в Армении, когда истец требует моральной компенсации у государства за пребывание в тюрьме. Такое раньше разве что в кино видели. Поэтому Егинян и его защитник Николай Багдасарян готовились к нему очень серьезно и решили в качестве образцов для подражания сослаться на два дела, рассмотренных ранее Европейским судом по правам человека и выигранных. Первым судье Эдику Аветисяну было представлено дело от 02.03.06, именуемое “Нахманович против России”. Вкратце — заявитель, гражданин Казахстана, подал в Европейский суд по правам человека жалобу на нарушение ряда статей Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Нахмановича обвиняли в хищении у Банка России крупной суммы денег и в мошенничестве в крупном размере и в течение пяти лет несколько раз задерживали, сажали в тюрьму, затем освобождали из-под стражи. В конце концов уголовное дело против него было прекращено. Нахманович сосчитал по меньшей мере четыре статьи конвенции, которые нарушались в ходе расследования его дела. Среди них незаконное содержание под стражей, нерассмотрение российским судом его жалоб на незаконное содержание под стражей, чрезмерная длительность уголовного расследования, бесчеловечные условия содержания под стражей и транспортировки в суд… Европейский суд по правам человека признал жалобу приемлемой почти по всем частям заявленных нарушений конвенции. В итоге Российской Федерации пришлось выдать Нахмановичу компенсацию в размере 15 тысяч евро.
Второй пример для подражания, представленный армянскому суду, — дело “Жесус против Литвы”, где заявитель отвоевал у родины 60 000 литов, наше министерство-ответчик разнесло в пух и прах. Конечно, оспаривалось не само решение Европейского суда, а попытки истцов найти схожесть в литовском и армянском деле. “Жесус провел за решеткой 16 месяцев по обвинению в убийстве, которого не совершал, и был полностью оправдан судом, — говорили ответчики, досконально изучившие представленное дело. — Егинян же был признан виновным и осужден. Правда, просидел чуть больше положенного…” И это чуть-чуть решили сбросить со счетов. Более того, представитель министерства отметил, что Егинян не отметил, какой именно ущерб он понес, каких именно прибылей лишился за эти злополучные три месяца, посему его жалоба абсолютно беспочвенна. Суд встал на сторону ответчиков и отказал Егиняну в компенсации, назвав официальную причину отказа, которая почти слово в слово повторяла вышеизложенные министерские речи.
Впрочем, ответчики сделали и “благородный” жест — выступили с предложением извиниться перед Егиняном в средствах массовой информации. Чем не метод компенсации морального ущерба? Другое дело — нужно ли это самому пострадавшему…
Маргарита АРУТЮНЯН