Единое зарешеченное окно

Архив 201023/11/2010

Недавно мне пришлось побывать в нашей мэрии, и меня удивил контраст между внешним великолепием и красотой здания, хорошим интерьером и царящими внутри порядками. Прежде всего надо сказать, что вход в приемную “единого окна” через боковую невзрачную дверь как-то принижает посетителя, заставляет его почувствовать себя жалким просителем, а не полноправным гражданином. Мой приход в мэрию совпал с обеденным перерывом, во время которого вход в приемную “единого окна” запрещен. Правда, мне, учитывая мой возраст, позволили войти в приемную, но остальные просители, среди которых также было немало пожилых людей, дожидались окончания перерыва на улице (перерыв длится полтора часа). Хочется верить, что хотя бы в холодное время года посетителям позволят дожидаться начала работы “окна” в помещении.
В первой комнате приемной у входа на стойке находится телефон (за стойкой никого не было), другой угол занят столом секретаря, на противоположной стороне — удобные сиденья для посетителей.
Поскольку рядом с телефоном не было списка номеров телефонов отделов мэрии, пришлось прибегнуть к помощи секретарши. На мой вопрос сотрудник отдела ответил, что мне нужно обратиться в другой отдел, номер телефона которого опять пришлось узнавать у секретарши. Второй звонок также оказался безрезультатным — сотрудник ответил, что сейчас узнает, какое принято решение по интересующему меня вопросу, и положил трубку. Через некоторое время звоню снова, тот же сотрудник отвечает, что о принятом решении я могу узнать, позвонив по такому-то номеру, и называет номер телефона нашего тахапетарана, откуда меня и направили в мэрию, и снова кладет трубку.
После меня по телефону позвонил человек почтенного возраста и вида и попросил разрешения хотя бы на 2 минуты пройти в отдел, чтобы он смог объяснить суть своего дела. Очевидно, ему отказали, потому что через несколько минут к нему подошли две сотрудницы из отдела. На его вопрос, неужели нет места, где можно спокойно сесть и поговорить, они ответили, что им приказано ознакомиться с его делом в приемной.
Убедившись, что по телефону я не смогу получить ответа на интересующий меня вопрос, я решила обратиться к сотруднику, принимавшему заявления. В очереди просителей я оказалась восьмой. Учитывая, что прием одного заявления (вместе с документами) длится в среднем 20 минут (иные просители задерживаются на час и более), я должна была дожидаться своей очереди более 2-х часов, так как заявления принимал только один чиновник. Между тем в приемной было несколько сотрудников, которые со скучающим видом ходили из угла в угол либо беседовали с девушками, сидящими за компьютерами. Один из них, поговорив с секретаршей, сказал: “Ладно, пойду немного поработаю” — и исчез за дверью, запертой электронным замком.
В конце концов я решила обратиться к начальнику “единого окна”. Мне указали на дверь, на которой не было таблички с данными. Сидевший в комнате чиновник, едва я начала сетовать на порядки в приемной, “пригласил” меня сесть следующим образом: “ЭлпЗс, Сі, ЯіЙіПЗл ЩЗ С»ЙЗ”, хотя я стояла на значительном от него расстоянии. На мои жалобы по поводу недостатков работы приемной он ответил, что все эти вопросы не в его компетенции, так как он является начальником общего отдела. Получилось, что “единое окно” работает без начальника.
Теперь о том вопросе, ответ на который я пытаюсь получить в мэрии. Во втором Норкском массиве есть небольшой сквер, единственное место отдыха жителей близлежащих домов, дарящее им прохладу в жаркие летние дни. Несколько лет тому назад некто, оставшийся неизвестным, решил построить на месте сквера газонакопительную станцию, однако тогда жители микрорайона буквально с боем отстояли свой сквер. Этим летом в нашем сквере “беспричинно” возникали пожары, недавно появилась там невзрачная будочка, затем ограда вокруг нее, отделившая от сквера территорию внушительных размеров с большими деревьями. Оказалось, что здесь решено построить 16-этажное элитное жилое здание. Естественно, общественность микрорайона снова выразила протест, и, как мне сообщили в тахапетаране, тахапет вместе с представителями населения побывал в мэрии с требованием запретить строительство.
Когда я, желая узнать о состоянии вопроса, зашла в тахапетаран, мне посоветовали обратиться в мэрию, поскольку, как оказывается, с недавних пор землей тахапетаранов распоряжается мэрия. Значит, тахапетараны годами окультуривали, благоустраивали, озеленяли, часто вместе с населением, свою территорию, а теперь безымянные чиновники из мэрии решают, что на этой территории следует построить. Вот и получается так, что, когда владелец квартиры желает остеклить свою лоджию, притом в здании, не выходящем фасадом на улицу, к нему несколько раз на дню приходят проверяющие с требованием предъявить разрешение на строительство, а когда начинается строительство высотного здания на территории сквера с вырубкой деревьев, только население поднимает голос протеста.
Эмилия ТАТЕВОСЯН