Дым и штиль в Лос-Анджелесе

Архив 200903/09/2009

“Армения” стоит в лос-анджелесском порту Сан-Педро. Началась “работа” по выполнению “земной” программы “Месроп Маштоц”. …Армяне добрались до Северной Америки в начале XVII века. История сохранила имя первого соотечественника, который пересек океан в 1618 году. Это был Ованес Мартинян из Персии, обосновавшийся в Вирджинии. В дальнейшем ставший Джоном Мартини, он практически был основателем производства табачных изделий в этой английской колонии. Два десятилетия спустя в ту же Вирджинию для развития шелководства были приглашены армяне из Константинополя. А к началу XVIII века армяне-колонисты стали во множестве прибывать в Америку. Так появились хлопководы в Хьюстоне, виноградари в Калифорнии (во Фрезно) и т.д. После создания в 1776 независимого государства США армяне и вовсе воодушевились, а к концу XIX века, когда геноцид армян в Турции был возведен в ранг государственной политики, число прибывающих в страну исчислялось десятками тысяч. Все уже знали, что там, за океаном, у армян нет проблем и “дела у них идут хорошо”.
Поначалу соотечественники вынуждены были посещать “чужие” божьи дома. Первая же армянская церковь была возведена в Русте в 1881 году, а в последующие годы в разных штатах страны. Уже в 1927 году для удобства решения чисто церковных и организационных задач паству разделили на две части: Восточную с центром сначала в Устре и Бостоне, а затем в Нью-Йорке и Западную (Калифорнийскую) с центром в Лос-Анджелесе. В 1985-86 годах я по командировке “Литературной газеты” совершил многомесячное путешествие по Америке и Канаде, организованное тогдашним руководителем Всеармянского благотворительного союза Алеком Манукяном и его дочерью Луиз-Симон Манукян. Уже тогда мне посчастливилось посетить едва ли не все церкви, о которых рассказал в книге “Дорога”. За прошедшие почти четверть века, по моим данным, многое изменилось. Построены новые церкви, реставрированы и реконструированы многие из них. Сегодня на пяти континентах насчитывается около пятисот действующих армянских церквей. Не могу не вспомнить, что в год, когда Сталин учредил всесоюзное общество атеистов (самому ему вручили удостоверение номер один), тотчас же начался новый вал кровавой религиозной борьбы. Тогда, в 1930 году, последний предводитель арцахской паствы епископ Вртанес отправил в Св.Эчмиадзин телеграмму с описанием трагической картины в Карабахе. Он не приводил данные о том, сколько на глазах у верующих уничтожили церквей, многие из которых, подобно Гандзасару, считались шедеврами храмовой архитектуры. Он ради телеграфической лапидарности приводил лишь цифры о том, сколько всего осталось на тот момент Домов Божьих. Вот строка из последнего послания: “Осталось всего 112 церквей и 18 храмов”. Напомним, что через 59 лет епископа Вртанеса заменил епископ Паргев Мартиросян, и тогда, в апреле 1989 года, в Арцахе остались всего лишь четыре полуразрушенные и без куполов церкви, превращенные в хлева и склады. А ведь, по официальным данным, только в Арцахе, Гардманке и Нахичеване до революции насчитывалось более тысячи церквей со своими прихожанами.
У меня такое впечатление, что обо всем этом мы, к сожалению, начисто забыли. Подобное манкуртство — потеря исторической памяти — всегда дорого обходилось народам.
…Настала пора сообщить читателю об одном сюрпризе. Все четыре года, что я носился с идеей кругосветного плавания, я думал об осуществлении мечты — сшить парус-флаг. Еще на старте кругосветки я связался с моим давнишним другом, лос-анджелесским предпринимателем Альбертом Бояджяном, и попросил подумать о реализации идеи “парус-флаг”. При этом совсем не предполагал, что он с ходу возьмется за дело, тем более что такие цветные паруса-флаги шьют только в Новой Зеландии. И вот стало известно, что на днях парус-мечта, парус — армянский триколор доставят прямо в порт Сан-Педро, где стоит “Армения”. Знали бы вы, как прекрасно ожидание осуществленной мечты… Но о подробностях потом.
…Словно мало было у нас природных преград и трудностей в океане, теперь уже перед нами встало, точнее — нависло над городом (гуще всего над армянским Глендейлом) гигантское черно-белое облако дыма — продукт традиционных августовских калифорнийских лесных пожаров. Каждые пять минут по всем телеканалам предупреждают, чтобы люди не выходили попусту из дома и плотно закрывали окна. То и дело показывают, как огромные вертолеты и пузатые самолеты сбрасывают над охваченным пламенем лесом воду и специальные огнегасительные порошки. Самолеты летают один за другим, а огонь все не утихает. Правда, прогноз утешительный. День-два, и вроде бы пожарные одолеют стихию. Из-за пожара мы потеряли три дня. Тоже своего рода штиль, к которому мы привыкли.
Зорий БАЛАЯН