Дворники реальные, “мертвые”, нечестные шефы и нечистый Центр

Архив 201723/03/2017

В суде Центр и Норк Мараш продолжаются слушания по делу “уборщиц — мертвых душ”. На последнем заседании давал показания один из обвиняемых. По его словам, они не делали ничего плохого — “зимой сыпали соль, летом раздавали метлы”, ну и трудились не покладая рук и были достойны «левых» денег…

 

Это дело получило огласку благодаря тому, что в числе проходящих по делу 13 сотрудников фирмы “Кентрон макрутюн” (“Центр чистота”) находятся и уборщицы. Как уже сообщалось в “НВ”, согласно обвинению, в период с 2004 по 2013 годы 70-летняя Гюлизар Шамоян, работающая старшей уборщицей, вместе с руководителем работ Самвелом Егояном содержала “мертвые души”. В штате фирмы состояли люди, которые на самом деле не работали. По материалам дела, таким интересным образом сотрудники фирмы заработали почти 30 млн драмов. Более того, в составе большей группы из средств ереванской общины “Центр” и мэрии Еревана были присвоены 251197450 драмов. Сказать при этом, что Центр сверкал стерильной чистотой, что летом, что зимой, — было бы сильной гиперболой.

Ранее суд уже выслушал показания Гюлизар Шамоян, которая, конечно, не признает себя виновной. На последнем заседании “на ковер” был вызван Самвел Егоян. Как и его подчиненная, он не признает за собой никакой вины. По его словам, свое дело по уборке улиц он знает хорошо — работает в этой сфере с 80-ых гг., одним словом — профи, и все это время “зимой сыпали соль, летом раздавали метлы, обеспечивали чистоту города”. Насчет “мертвых душ” объяснил — в его бригаде работали 70-80 человек, еще 12 были заменяющими. Показал, что ежемесячно он отдавал 400 тысяч драмов замдиректора предприятия Армену Хачатряну, который распоряжался ими по своему усмотрению, какбы решал технические вопросы. На этом месте в разговор вступил другой подсудимый — директор фирмы Артур Ованнисян. Глава компании поинтересовался у экс-подчиненного, давал ли тот ему лично деньги и когда началась эта история с 400 тысячами. Егоян стартовую дату не помнил, и потому сильно разозлил бывшего босса. Последний воскликнул, что “из-за его забывчивости он и сидит на скамье подсудимых”. Егоян оправдывался, мол, и они в не лучшем положении и добавил, что ни с Ованнисяном, ни с его братом Самвелом Ованнисяном, возлавлявшим фирму ранее, никогда проблем не возникало. Что касается искомых 400 тысяч, ответчик пояснил: “Зачастую трудились по ночам, в темноте, это тяжелый труд, так что деньги заработали”. Этой фразой Егоян фактически признал, что имел эти деньги.

Между тем напомним, что Шамоян своей причастности к обкрадыванию городской казны не признала. В остальном же ее показания в принципе совпадали со словами руководителя работ — их тяжкий труд оценивался слишком мало, поэтому текучесть кадров была большая и им приходилось нанимать “дублирующий состав”, который не оформлялся.

Суду предстоит выслушать еще 11 человек.

Ситуация любопытная. С одной стороны, действительно, труд дворника не весел и труден и крайне мало оплачивается. С другой, держать “мертвые души”, — преступление. Впрочем, этот нехитрый прием практикуется повсеместно и редко кого ловят. В случае с дворниками “Центра” ответственность также ложится на мэрию. “Центр” — это, напомним, сердце столицы. Так что людям надо за тяжкий труд соответственно платить из городских кладовых. Впору вспомнить, как за взятки был взят начальник среднего состава аппарата мэрии. Дело, кажется, замяли. Он брал ни за что, дворники же вкалывали днем и даже ночью, и еще неизвестно, сколько им надбавляли за счет “мертвых душ”. Может, поэтому город так и не становится чистым?