Дворец молодежи, он же “Кукуруза”…

Архив 201026/01/2010

Что дальше?
В воскресенье стали известны результаты Международного конкурса по застройке холма, на котором когда-то был воздвигнут Дворец молодежи. До финала главной архитектурной интриги года добрались только шесть проектов.

Снос Дворца молодежи в 2006 году вызвал, как и ожидалось, волну противоречивых мнений. Многим ереванцам он казался одним из архитектурных символов Еревана, хотя по большому счету так и не стал тем самым магнитом, притягивающим молодое поколение, как наивно предполагал заказчик — государство то есть. Что-то не заладилось. Не будем вновь ворошить эту историю, скажем только, что инвестор, президент “Авангард Моторс” Эдуард Аветисян, вознамерился построить здесь нечто такое, что позволит навсегда покончить с сомнениями по поводу бывшего дворца. Однако усилия иметь достойный проект успехом не увенчались. Тогда и возникла идея проведения престижного открытого международного конкурса. На территории более 4-х гектаров заказчик хочет иметь высококлассный пятизвездный гостиничный комплекс на 200 мест, бизнес-центр и жилье. В творческом отношении никаких ограничений — ни в выборе форм, этажности, материалов и т.д.
Ереванский конкурс был утвержден Международным союзом архитекторов. Он заинтересовал архитекторов, заявок на участие поступило около 1200 из почти 70 стран. Это очень хороший формальный результат. К сроку поступило 274 концепт-проекта, которые и рассмотрело жюри. В состав жюри вошли Майкл Ротонди (США) (председатель), Энрико Собехано (Испания), Макото Ватанабе (Япония), Александр Корбут (Белоруссия), Эдуард Аветисян, Мкртыч Минасян, Гагик Бегларян (Армения). Жюри работало жестко — иначе и быть не могло, ведь на кону важнейший доминантный объект. Чего только не прошло пред очи жюри, ведь, пожалуй, были представлены основные тенденции современной архитектуры! Возможность увидеть все конкурсные проекты представилась и публике, львиную долю которой составили молодые архитекторы и студенты. Для них нечто такое в родном Ереване — это редкая удача. Да и почему только в Ереване? Как отметил президент Международной ассоциации союзов архитекторов Александр Корбут, это первый открытый конкурс в СНГ. “Перед приездом казалось, что инвестор организовал конкурс “под себя”, но оказалось все не так — все честно, открыто и демократично”, — сказал он.
Самое поучительное и главное для нас, то есть для армянских архитекторов и общественности, — это подход участников к экологической проблеме. Независимо от того, что представлял из себя проект, все без исключения окружили гостиницу, бизнес-центр и жилые здания зелеными насаждениями и прочей экологией. Некоторые даже предлагали вознести растительность на крыши своих сооружений. Как хотелось бы, чтобы именно эта концепция стала главной для армянских зодчих. Но это так нереально…
В итоге трехдневных трудов жюри вывело в число финалистов шесть проектов. Всего. Абсолютного победителя, то есть проекта, занявшего первое место, не оказалось. А оказалось одно второе место и одно третье. Майкл Ротонди объяснил собравшимся, сгорающим от неизвестности, что победителя нет по той причине, что ни один проект не был абсолютным и не удовлетворил по всем параметрам. И тут он вскрыл запечатанные конверты с именами авторов (проекты приходят на конкурс с девизами или цифровыми кодами). Второе место заняли парижские архитекторы Кароль Бара и Томас Дюбюиссон (снимок слева). Как отметил Ротонди, этот проект во всех турах привлекал внимание своей интегрированностью в среду и четкими пространственными решениями. На третьем месте итальянский тандем Федерико Эннас и Даниэла Куччи. Их концепт (снимок  второй слева) понравился жюри оригинальным и смелым решением и, что немаловажно, строения они подняли на опоры, что позволяет освободить землю и по максимуму озеленить участок. Остальные четыре финалиста представляют Австрию, Россию, Румынию и Японию (два снимка справа). Их имена, как и имена остальных участников, остались неизвестными, согласно правилам международных конкурсов.
“Вначале мы пытались понять по языку сопроводительных текстов, из какой страны пришел проект, но это оказалось невозможным. И мы предпочли не гадать. Не важно, кто и откуда автор, важен сам проект”, — сказал многоопытный Ротонди, архитектор-практик и преподаватель Лос-Анджелесского университета. Очень важным компонентом многих проектов — может, всех — был Арарат. Несколько дней зарубежным членам жюри никак не удавалось, как и Николаю I, увидеть библейскую гору. Отчаянно не везло — она никак не проглядывалась. Увидели ее в последний день — и многое стало для них ясно. Ватанабе-сан был краток и искренен: “Я понял, что Арарат для армян то же, что Фудзи для японцев. Мне стало ясно, что вы хотите от Арарата, однако ни один проект не воодушевил жюри так, как сама гора”. Он, очевидно, имел в виду те проекты, образ которых вызывал зрительные ассоциации с горами — одной или несколькими. Кстати, один из них попал в финальную “пульку”. Значительное же большинство авторов в качестве концепта избрали композицию с ярко выраженной вертикалью, то есть зданием гостиницы. Часть конкурсантов постарались как-то сподобить свои проекты армянскому рельефу. Повторим: мировые тенденции были отражены с лихвой.

Поскольку главного победителя нет, а наличие “серебряного и бронзового медалистов” ни к чему не обязывает, вопрос, что будет построено на месте растаявшего во времени “дворца”, остался открытым. Инвестор-застройщик Эдуард Аветисян вновь оказался перед нелегким выбором. В любом случае он намерен идти по конкурсному пути, что, конечно, единственно правильное в этом случае решение. Не исключается, что предложит финалистам поработать дружным коллективом и соединить воедино лучшие компоненты проектов. Правда, верится в это крайне слабо и, наверное, такой творческий интернационал не состоится. Как бы то ни было, важно не промахнуться и не остановиться на каком-нибудь внезапном эффектном монстре. Место чрезвычайно важное, и надо отмерить не семь раз, а гораздо больше. Конечно, опять же отбор должно бы проводить прежде всего компетентное международное жюри. Как показал прошедший конкурс, именно оно может противостоять разным армянским “штучкам”, которые в изобилии практикуются в различным конкурсах, далеко не только в архитектурных. Наверное, не стоит напоминать, что архитектура — наиболее крепкое, прочное и долговременное из всех искусств. От архитектурных уродов и неудач людям деться некуда в отличие от мгновенно умирающих мелодий, фильмов, литературных пассажей, спектаклей и картин. Их забыть и вычеркнуть из памяти можно легко и просто, не то что архитектурные опусы. Так что спешить с “Интерконтиненталем” не надо, но и не надо слишком тянуть. Современная столица не должна топтаться на одном месте, особенно таком стратегически важном. Так что конкурс прошел — да здравствует конкурс.