“Двадцать лет прожили, еще двадцать проживете!”

Архив 200921/11/2009

Мрачное здание общежития СПТУ N 3, ни в коей мере даже отдаленно не напоминающее жилое, более 20 лет назад стало приютом для беженцев из Баку.

Прошло время, а люди, обитающие под сенью этой рухляди, так и не почувствовали себя ни людьми в полной мере, ни гражданами своей исторической родины.
Всем известно, что в таком положении они оказались не по своей воле. Два десятка лет терпеливо ждали разрешения жилищного вопроса, конечно, обращались в различные инстанции, в том числе и высшие, но воз и ныне там. Зданию пять лет назад была присвоена III степень аварийности, тогда же планировалась и реконструкция, которая по причинам, не поддающимся объяснению, была приостановлена, еще не начавшись. Осталась лишь справка. В одной инстанции обращенцев “утешили” так: “Двадцать лет прожили, еще двадцать проживете!” Прожили ли?!
Когда-то в одной из местных газет был объявлен тендер на ремонт общежития СПТУ N 3, но, как оказалось, в процентном соотношении здание вышло из статуса приюта для беженцев — 70% коренного населения с периферии, 20% беженцев из Азербайджана, 10% — из Карабаха. Коренное население постепенно вытесняло беженцев, по цыганской почте комнаты заселялись местными, в итоге получилась такая картина. Кстати, местные свои комнаты уже приватизировали, и только беженцы, которым такое право не дано, не перестают верить в лучшую долю. К слову, многие из них приняли гражданство РА и получили прописку в общежитии, что, по обещаниям власть имущих, должно было облегчить получение жилья.
О том, с какими мучениями им приходится сталкиваться, многие даже не догадываются. По этажам с видом полноправных хозяев шныряют крысы. Кухня вышла из строя — каждый как может готовит в своей комнате. Общий санузел давно пришел в полную негодность, люди вынуждены справлять нужду прямо у себя в комнатах, преодолевая стеснение, так как многие живут в одной комнате большими семьями. Кто не смог это преодолеть, стоит в очереди с ведром в туалет. Зимой холодрыга и сквозняк гуляет. Глава семьи Бадалянц — 64-летний Юрий — рассказывает о жизни в Баку, о роскошном родовом доме, который был построен прапрадедом в 1893 году и который они оставили и приехали сюда вчетвером всего лишь с четырьмя сумками, так как надеялись на исторической родине нажить все заново. Сейчас их семья состоит из семи человек и ютятся они на 13 кв. метрах. Слова Юрия полнятся болью, он рассказывает о скитаниях, о том, как он и жена потеряли в этом холоде здоровье, о том, что он не чувствует себя мужчиной — главой семьи, потому что жена, как и подобает спутнице, исправно выполняет свои обязанности — готовит, пусть и скудные, обеды, стелит чистое белье, стирка которого в ледяной воде подорвала ее женское здоровье, заботится о муже, детях, внуках, а он не смог свою семью обеспечить достойным жильем. Сын Юрия, не будучи гражданином РА, прошел службу в армии в течение двух лет и двух месяцев, осознавая долг. Образовательный ценз их семьи составляет 77 лет, но никто из них не нашел достойное применение своим знаниям. Жена Джульетта, преподаватель математики, некогда занимала высокую должность в школе в Баку, в Армении стала безработной — сначала не брали на работу из-за отсутствия прописки, потом уже здоровье не позволило. Юрий был главным инженером на автобазе, в Армении нанимался на разные должности и в Ехегнадзоре, и в Спитаке, и в Ереване. Последнее десятилетие, чтобы быть поближе к семье, работает киоскером в Ереване. А недавно киоск был ограблен почти на 500 тысяч драмов… Вот такие мытарства!
Многочисленные “доброхоты” из различных комиссий с неприкрытой брезгливостью обходят санузел и разводят руками в знак поддержки — мол, действительно, так жить нельзя, как-то не по-человечески. А потом тишина. А некоторые приходят из праздного любопытства и создания имиджа — вот видите, как мы интересуемся проблемами беженцев. Только слова в данном случае не являются поддержкой, тут нужны реальные действия, чтобы эти 60 человек, достоинство которых столь неизведано, вновь поверили в себя, почувствовали заботу своей страны, ведь многие из них оказались здесь, будучи уже в немолодом возрасте, а это можно лишь сравнить с пересадкой старого дерева — нужен особый подход, особый уход. Только кто это понимает?!
Согласно госпрограмме 2008 года, на обеспечение жильем беженцев, проживающих в Ереване, из бюджета выделена сумма в 25 млн драмов, но дело так и не тронулось с места. “Мы как бельмо на глазу, поэтому легче закрывать глаза и не видеть наши проблемы, создавая имидж благополучной страны’, — говорит Юрий Бадалянц.
А может он прав?
Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН,
Николай БАБАДЖАНЯН