“…Думаю, нужно вернуть к жизни так называемые худсоветы”

Архив 201008/06/2010

Скульптор Давид БЕДЖАНЯН — один из тех, кому не дают покоя проблемы как искусства, так и общества. Это художник, сумевший отстоять свое мироощущение, свой стиль и свою самобытность. Семь лет назад у Лебединого озера был установлен памятник композитору Арно Бабаджаняну, вызвавший одновременно и живой интерес, и частичное осуждение.

Но страсти откипели, и многие из противников памятника, в том числе из числа маститых деятелей культуры, устроивших Беджаняну обструкцию, со временем кардинально поменяли свое отношение к этой работе. Впрочем, зла на них он не таит.
— Когда брались за памятник Арно, вы понимали, с чем вам придется столкнуться?
— Конечно, но не в полной мере. Ведь самая большая наша проблема, по крайней мере значительной части общества, в том, что мы не хотим шагать в ногу с цивилизацией. Яростные протесты по поводу памятника тому лучшее доказательство! Мы гордимся, часто не в меру, нашей многовековой историей, не сознавая, что мы не должны жить одним прошлым. Да мы и не живем историей — так, в основном бравада… Не разбираясь толком в прошлом, охаивая настоящее, невозможно строить будущее — ему так можно только мешать. И одна из наших проблем в том, что утеряно мерило — причем как в искусстве, так и в других сферах человеческой деятельности. Люди сбиты с толку, ничего не понимают и готовы принять графоманскую мелодию или заумную мазню за шедевр. Они и не пытаются разобраться. Им никто и не пытается втолковать. Мало кто имеет собственное мнение и готов его обосновать.
…Приглядимся к нашей художественной школе, к той системе, которая призвана прививать будущим специалистам — музыкантам, исполнителям, художникам и т.д. — профессиональные навыки. Прививает ли? И если прививает, откуда такое количество неучей и дилетантов, кто их плодит?
...Сколько сегодня получают наши преподаватели? Да за такие деньги не то чтобы учить — самому бы не позабыть всего! Всецело отдаться в таких условиях преподаванию могут только одиночки-фанаты. Много ли таких? А ведь ученику нужны педагоги, мастера, личности масштаба… Не буду называть имен, но рядом с большими мастерами только и можно творчески расти. Многие из педагогов не выдерживают и уходят — жить на эти гроши невозможно. И им зачастую на смену приходят те, кому не то что преподавать — вообще к искусству иметь отношения непозволительно. Но мы почему-то об этом им не говорим. Мы молчим — они продолжают учить.
…Думаю, нужно вернуть к жизни так называемые худсоветы, трансформировать их в компетентную независимую систему “цензуры”, которая остановит поток серости, бездарности и откровенного дилетантства. Скажу честно: я, как и многие мои коллеги, в советское время искренне ненавидел худсоветы. Руководствовались они, разумеется, чаще всего идеологией, но и уровнем тоже. В рамках этой идеологии многое было вполне добротно и художественно. Сейчас другое, вроде бы все дозволено, и идеологии нет. Но искусство почему-то живет по законам плохого рынка — базара. Обвинять в том власти не считаю правильным. У страны есть куча проблем, более важных и животрепещущих…
…Сегодня формируется новый, на мой взгляд, важный институт продюсеров, ясно представляющих что такое художественный рынок и как проложить в нем новые рельсы. Но их голос слаб, поскольку, чтобы достичь необходимого результата, им зачастую приходится действовать в обход закона. Нужно правильно использовать умения и знания этих людей, всячески их поддерживать, пока они не разбежались.
— Недавно вашей супруге, руководителю Ереванского госколледжа культуры певице Надежде Саркисян, было присуждено звание заслуженного деятеля искусств. А какое звание было бы для вас желанным?
— В один прекрасный день ректор Художественной академии, где я в советское время преподавал, должен был послать в Москву мое досье для получения звания профессора. К великой печали, многие из тех, кто получал это звание, вскоре отходили в мир иной. Так что самым желанным для меня было НЕ получить это звание, так как, признаться, жить хотелось долго…
Что касается званий вообще, то забавный случай произошел с моим большим другом композитором Аветом Тертеряном в Германии. В одном из интервью журналисты поинтересовались о его наградах, регалиях, званиях. Он, естественно, сообщил, что является народным артистом Армении. Журналисты были в шоке! Они так и не смогли понять: какое имеет отношение музыка Тертеряна, далеко не культмассовая, к народу? То-то…
— И последний вопрос: что нового ждать от скульптора Беджаняна и ждать ли?
— Ждать! Но вот чего ждать, я пока промолчу — работа еще не закончена. Обещаю, что читатели “НВ” и сайта “Горец от ума” узнают об этом первыми.
Рубен ПАШИНЯН