Дружба народов в процентах

Архив 201025/05/2010

Треть россиян относится с предубеждением к представителям отдельных национальностей, хотя более половины не имеют подобных отрицательных установок. Об этом свидетельствуют данные инициативного опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) 1—2 мая 2010 года в 140 населенных пунктах 42 регионов России сообщает московская газета “Время новостей” (24.05.2010 г.).
Исследование проводилось на стандартной выборке в 1600 человек, репрезентативной для всей страны. Статистическая погрешность не превышает 3,4%. Более половины респондентов (56%) заявили социологам, что одинаково ровно относятся к представителям всех национальностей. Нашлись у россиян и этнические симпатии: 36% заявили, что больше всех других народов они любят русских. Год назад в ходе аналогичного опроса об этом заявили только 29%.
Следующие в рейтинге любимых наций — белорусы (10%) и, несмотря на все “газовые войны”, украинцы (9%). Почти с такой же любовью россияне относятся и к другим славянским, да и вообще европейским народам (по 8%). Только 8% респондентов не имеют никаких национальных предпочтений — при том что год назад их было значительно больше (20%).
Что касается антипатий, то 29% респондентов признались социологам, что недолюбливают представителей кавказских народов. Эта цифра не меняется с 2009 года. В эту категорию были оптом занесены представители очень разных этносов: азербайджанцы, армяне, чеченцы, грузины, ингуши, дагестанцы.
Очевидно, что все они отличаются друг от друга по языку, религии, культуре и истории. Однако, видимо, для большинства этой категории населения между ними нет никакой разницы и все они сливаются в их глазах в единое “лицо кавказской национальности”. Значительно меньшую неприязнь у россиян вызывают выходцы из Средней Азии (6% опрошенных), а именно таджики, казахи и узбеки, которых среднестатистический россиянин вообще вряд ли отличит друг от друга. Замыкают этот рейтинг антипатий китайцы и евреи (по 3%), а также цыгане, арабы и прибалты.
Сформулировать причины своей неприязни к представителям того или иного этноса было трудно каждому второму опрошенному (47%). Из тех, кто сумел переложить свои смутные чувства и темные инстинкты на русский язык, 13% сослались на угрозу терроризма. 11% пожаловались на то, что приезжие “не хотят считаться с обычаями и нормами поведения, принятыми в России”. Еще 6% утверждают, что мигранты “не обладают элементарной культурой и не умеют себя вести”. У другой группы респондентов (6%) нашлись причины для неприязни весьма материального характера: им кажется, что этнические группировки “контролируют определенные сферы бизнеса”. 4% полагают, что мигранты “отнимают рабочие места” у аборигенов. И, наконец, еще 6% опрошенных не стали ничего придумывать и честно признались, что в приезжих их попросту раздражает внешность, манера одеваться и черты характера.
“Эти цифры говорят о том, что у нас есть определенное неприятие этнических меньшинств, — отметил в беседе с корреспондентом “Времени новостей” вице-президент Центра политтехнологий Алексей Макаркин. — Причем не всех, а тех, кого респонденты воспринимают как угрозу или кто очень сильно отличается по культуре. Наверное, часть опрошенных хотела бы жить в полностью славянском окружении, считая это более комфортным”. В то же время г-н Макаркин отмечает, что, отвечая на подобные вопросы, люди чаще всего реагируют “на эмоциональном уровне”. “Нельзя сказать, что идет общий рост агрессии в обществе, — подчеркнул эксперт. — Есть всплески ксенофобии, связанные с конкретными раздражителями, как в Кондопоге, однако общего ее роста нет”.
Ксенофобские политические силы не имеют возможности прорваться на политическую арену: как напоминает г-н Макаркин, созданное ранее Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ) не расширяется, а власть блокирует создание националистических партий: была закрыта “Родина”, не была зарегистрирована “Великая Россия”. С этим коррелирует и число граждан, лояльно настроенных к любым нациям: сейчас их, по данным социологов, уже 56%, а в 2006 году было только 34%.
Наталья РОЖКОВА,
газета “Время новостей”