Дружба дружбой, а ордена врозь?

Архив 200917/01/2009

Слухи, доходящие из Парижа до Еревана, обрели радостную вещественность: посол Франции г-н Серж Смесов вручил награды труженикам армянской культуры, в основном руководителям музеев, чьи экспонаты были показаны во Франции в рамках Года Армении в 2006-2007 годах.
Год Армении вобрал сотни больших и малых выставок, концертов, спектаклей, кинопросмотров — явления такого масштаба в национальной истории до того не было и вряд ли будет в обозримом будущем. В дружественную страну отправилось все лучшее, обнаруженное в Армении и в других странах. Грандиозная акция прошла, по всеобщему мнению, с большим успехом. Как отметил г-н посол на церемонии награждения, посетителей армянских мероприятий было значительно больше, чем на предыдущем Годе Бразилии. Успех приятен обеим сторонам — и армянской, и французской. Французская сторона решила наградить некоторых армянских участников-функционеров орденами — случай скорее всего неординарный. Через полтора года после завершения Года Армении награды нашли героев. “Национального ордена за заслуги” удостоен генеральный комиссар от Армении Виген Саргсян, ордена Искусства и литературы удостоились директора музеев, представленных в программе Года. Это не может не радовать.
К большому сожалению, среди них почему-то не оказалось как минимум трех человек, не менее других достойных. Это директор Музея Ширака Амазасп Хачатрян, в суровых условиях Гюмри подготовивший замечательную выставку артефактов Ширака. Это архитектор Нарек Саркисян, инициировавший выставку “12 армянских столиц”, которая была представлена в Музее Консьержери и оказалась первой в ряду армянских экспозиций. Руководимая им архитектурная мастерская взяла на себя львиную долю расходов по ее проведению. Это парижский историк Клод Мутафян, собравший уникальную выставку об армянской письменности и изыскавший экспонаты в армянских и европейских коллекциях. Как бы то ни было, поздравим награжденных и не будем доискиваться причинно-следственных связей, почему наградили одних, а не других, не менее достойных. Французы сделали свое дело — и Vive la France.
Заботит другое. А именно: почему мы до сих пор — прошло 18 месяцев после завершения Года Армении — не сообразили или забыли наградить тех людей французской культуры и чиновников, благодаря которым огромная разношерстная, подчас кажущаяся неподъемной махина Года материализовалась? Почему мы, армянская сторона, оказались столь неповоротливыми? Ведь именно мы в знак благодарности, признательности, наконец, любви к belle France, так внимательной к нам и к нашим соотечественникам — французским гражданам, должны были давно это сделать. Неужели менее достойны армянских наград генеральный комиссар Нелли Тардивье-Анрон; Жанник Дюран, приютившая в Лувре многотонную массу хачкаров; Сильви Клавель, директор Консьержери; Маржолен Муро, директриса Морского музея, где плескались волны И.Айвазовского; Жиль Шазаль, директор Пти Пале, — здесь проходила выставка армянской живописи; Мари-Поль Виаль, директриса музеев Марселя, города, где показывали выставку “Магия письма”. Список, конечно же, можно продолжить, чтобы сохранить паритет. На самом деле французов должно быть больше хотя бы по этическим соображениям. И по дружбе. Напомню: Год Армении проходил под деликатным и трогательным лозунгом “Армения — мой друг”. Истинно по-французски.
А ведь мы в своей стране даем звания и награждаем людей, чьи заслуги в развитии и пропаганде армянской культуры далеко не всегда заметны, а подчас и вовсе весьма подозрительны. Раздаем пригоршнями.
Допускаю, что ошибка будет скоропостижно исправлена, но от чувства стыдливой неловкости это уже не избавит. Ведь каждому ясно, что инициатива в изъявлении дружеских чувств должна была быть прежде всего нашей.
Карэн МИКАЭЛЯН